Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Конкурсы » Мистер КГА 2011


Мистер КГА 2011

Сообщений 1 страница 30 из 93

1

Ну а пока утихают страсти после столь плодотворного Дня всех влюбленных, мы объявляем набор мужских персонажей на участие в конкурсе "Мистер КГА 2011".
Конкурс стартует 18 февраля - каждый день будет публиковаться задание, на выполнение которого у участников будут ровно сутки - после этого специально отобранное жюри проставит участникам оценки, которые можно будет увидеть в сводной таблице результатов.
В рамках конкурса участникам будет дано в общей сложности 5 несложных заданий: от мужчин потребуется находчивость (необязательно), чувство юмора (было бы неплохо), наличие простейших графических средств (Paint и граффити вконтакте вполне подходят) и умение пользоваться клавиатурой своего персонального компьютера =)
Запись на конкурс проводится в этой теме. Напомню, что участники - мужские персонажи, а не игроки. Кросспол и твинки допускаются.
Девушки, желающие расставлять оценки участникам, сообщают мне об этом по ЛС))

Подведение итогов и награждение победителей пройдет 23 февраля =)

Участники:

1. Shinoi Taiho
2. Richard Ashton
3. Layfon Alseif
4. Kuro Tatsumaki
5. Мэлфис
6. Siegfried
7. Alex Cross
8. Данила Техник
9. Алексей Дегтярёв
10. Jack Lightless
11. Maxim Karpov
12. Midoraku Basil
13. Владимир Сайкин
14. Gino Weinberg
15. Malcolm
16. Lelouch vi Britannia

В жюри 5 человек

Участник

1 тур

2 тур

3 тур

тест

4 тур

Итого

Shinoi Taiho

29

0

0

0

0

29

Richard Ashton

29

37

35

8

37

146

Layfon Alseif

32

43

38

8

39

160

Kuro Tatsumaki

38

40

34

6

43

161

Мэлфис

0

33

32

6

35

106

Siegfried

38

45

30

8

39

160

Alex Cross

40

35

39

9

40

163

Данила Техник

0

25

0

0

0

25

Алексей Дегтярёв

33

38

35

8

35

149

Jack Lightless

36

40

36

10

48

170

Maxim Karpov

38

37

45

8

48

176

Midoraku Basil

36

37

29

4

35

141

Владимир Сайкин

0

0

0

0

0

0

Gino Weinberg

34

28

44

10

40

156

Malcolm

40

43

38

7

40

171

Lelouch vi Britannia

43

47

40

8

43

181

Обновление от 24 февраля 23:45 по МСК

+1

2

Почему бы и не поучавствовать. Оставляю свою галочку.

0

3

отмечаюсь.

0

4

/sign

0

5

отмечусь, чо

0

6

Аналогично.

0

7

Может, и мне отметиться?)

Впрочем, бывал я тут редко, мало, тихо и спокойно.=З

0

8

Участвую.

0

9

Аааа!11 Нееет!!1 Куда вы меня тащите?!71 Зачем вам кляп и веревки?77 Не связывайте меня, НЕЕЕЕТ111 Зачем вам рогалик?77 Нет, не затыкайте мне рооотывпролвырлоыр!!11  <невнятные звуки> *выплевывает кляп* Да, да, хорошо, я буду участвовать в этом!11

+4

10

Записывайте)

0

11

Учавствую~

0

12

Записывайте.

0

13

I'm in!
Записывайте.

0

14

Ладно уж, записывайте. :)

0

15

:flag:

0

16

+

0

17

не слишком важно кчто меня заставилао здесь отметиться, но-таки это произошло.
и на что я подписываюсь х_х

+1

18

Итак, дорогие друзья, начинаем!

О правилах|Спасибо)

Напомню правила участия: после объявления задания у вас есть ровно 24 часа на его выполнение. Выполненное задание вы оставляете в этой тебе отдельными сообщениями. Выложив готовую работу вы не должны править свое сообщение. Кого поймаю за этим делом - буду долго и старательно промывать мозги.
Выкладывать работу можно в любое удобное время на протяжении отведенных 24 часов. Порядок выкладки работ не имеет значения, скрывать работу тэгом hide не нужно, если этого отдельно не указано в задании.
Жюри проставляет каждому участнику оценку от 1 до 10. Если игрок пропустил этап конкурса, он получает за этот этап 0 баллов. Жюри присылает свой вердикт мне в течении 24 часов после закрытия очередного этапа.
До окончания конкурса жюри действует анонимно, но девушки имеют право (и желательно это делать!) передавать какие-то комментарии и советы вместе с оценками - в этом случае я добавлю их отдельной цитатой в отдельном сообщении. Если будете следить за темой - не пропустите, я вам обещаю)
Все сообщения, касающиеся конкурса, оставляются в этой теме. Флуд буду удалять и очень-очень злобно карать))
До конца первого тура еще можно записаться на участие (сразу отправив работу или изъявив мне по ЛС желание оценивать участников).

I тур

Итак, а вашим первым заданием будет представиться.
Да-да. Именно скучно и банально представиться.
Хотя, конечно, скучно и банально - это на мало баллов, а лучше все-таки постараться на много))
Только - вот незадача - на вас отдельно налагается целая куча условий!
Во-первых, представление должно быть не меньше 15 строк.
Во-вторых, ничего плохого вы о себе говорить не имеете права.
Ну и в-третьих... А в-третьих я не придумала)
Но невыполнение одного из двух пунктов требований жестоко карается нулем вместо всех оценок.
Жюри будет оценивать оригинальность представления и то, насколько хорошее впечатление вы произвели таким выступлением.
Ложь не карается - ложь приветствуется, читается, оценивается и даже иногда искренне берется на веру)
Побудьте все идеальными?) До следующего тура...

Поправка от 0:26 по МСК: представляться от лица персонажа или от своего собственного - это вы решаете сами. Лично я буду рада именно вашим лицам, но если Гюльчатай против - Бога ради, говорите от лица своего персонажа))

0

19

Представиться вам надо?
Как же... Как же...
Ну что ж, Привет!
Зовите меня Грин.
А здесь я - Мидораку Бэзил,
С таким красивым именем один!
Прекрасен я собой - не спорю.
И уникален в чем-то, тоже есть.
Люблю хвалиться я собою,
Но не всегда люблю чужую лесть.
История моя берет начало
В сумбурной инглицкой семье.
Мой папа Русским был,
Скажу я для начала.
Печально то, что только был...
Сурово с ним расправилась "отчизна",
За что ее безмерно я "люблю".
Любую сволочь из правительского списка
Я с упоением и радостью прибью.
Хм, но не будем о печальном!
Должны же говорить мы обо мне?
Так вот - я мастер боя гениальный,
В бою я удивляюсь сам себе!
Красив, прекрасен, смертоносен -
Спасибо матушке-империи моей.
А то, что по характеру уж ей не сносен,
Так то ведь мне уже нужней.
Умею огнестрельно-дайнобойно
Я убивать врагов, тех что вдали.
Найтмер вожу я хорошо довольно,
Картины боя я пишу, что Сальвадор Дали!
Так вот, история моя в дальнейшем
Велась в стану наемников страны
Откуда родом мать была моя когда-то,
Куда вернулась после той войны.
Какой войны? Да знаете - той самой,
Что родила Зеро и ОЧР.
Войны бесчестной и кровавой
Британия уж в ней не знала мер.
Страна звалась Японией прекрасной,
А ныне имя, гордость, стать...
Так вот наемников тех ммм... Храбрых
Я должен был бесстрашно направлять.
Но направлять по указанью стана,
Что я "любил и обожал".
Так что горбатиться не стал я,
А просто и бессовестно ей врал.
За боем бой я шел за человеком,
Который вроде как меня понял.
И поняв, принял в стан своих друзей на веки,
Он новым солнцем для заблудших стал.
Судьба вела нас кочками и пнями,
И поворот бывал там, где ты не ждешь.
И как, Шинои, понимал ты,
Куда нас, бестолковых, ты ведешь?..
Дорога, что виляла за тобою,
Меня вела на родину отца.
Россия, ныне я живу одной тобою
Служить тебе готов я до конца.
Со мной останется Шинои,
К нему вернусь наверно вскоре я.
Теперь сражаться будем за Россию
Отважно, с честью и любя!
Ну, в общем вот пока и все, довольно стонов!
Как говорится, мне еще историю писать.
Ну а пока посмотрим на других героев,
Им тоже есть, надеюсь, что сказать.

+2

20

Включается камера и в кадре появляется высокий седовласый человек в строгом костюме-тройке, сидящий на стуле. Женский голос за кадром произносит:
- Эта запись для внутреннего пользования, мистер Террел. Вы можете не волноваться, от вас требуется только представиться на камеру. Но по условиям конкурса вы не должны говорить о себе ничего плохого.
- Я вроде еще жив, чтобы говорить о себе только хорошее, - Взгляд серых глаз стреляет не в камеру, а куда-то за ее пределы, видимо, на собеседницу. - Полковник Малкольм Террел, особый отдел разведки.
- Ну-у... мистер Террел, - Женский голос становится недовольным. - У нас же проводится конкурс по управлению особого отдела. Вы должны закрыть эфирное время а не ограничиться тем, что и так всем известно. Постарайтесь пожалуйста и попробуйте более развернуто. Всем интересно кто скрывается за мундиром полковника. Продемонстрируйте свое "я". Хорошо?
Камера переключается и снова снимает полковника, сидящего на стуле. Женский голос за кадром, исполненный оптимизма, повторяет:
- Эта запись для внутреннего пользования, мистер Террел. Вы можете не волноваться, от вас требуется только представиться на камеру. Но по условиям конкурса вы не должны говорить о себе ничего плохого. Итак, какой же в жизни командир третьего подразделения?
В ответ тишина. Террел сидит на стуле и заметно нервничает. По правой стороне лица медленно сползает к подбородку капелька пота.
- Мистер Террел, - Женский голос преобразуется в обиженный. - Ну в чем ваша проблема? Неужели так сложно рассказать о себе? Полковник Гамильтон спел песню для конкурса. Полковник Мэтьюз показал нам свой сад орхидей. Попробуйте проявить себя с неожиданной для зрителей стороны. Раскройте свой потенциал в конце концов!
- Петь не буду, - Террел вздыхает. - Мне в детстве еще ме...
- Полковник, помните про условия конкурса! Ничего плохого о себе!
- Местами только петь нравилось, - Малкольм снова вздыхает. - Мне непросто выполнить ваши пожелания, леди. Я не привык рассказывать о себе и, уж тем более, делать это на объектив работающей камеры.
- Хорошо, тогда давайте я буду задавать вам вопросы а вы на них отвечать, - Голос женщины за кадром становится почти умоляющим. - Хорошо мистер Террел?
- С поправкой на пункт 8.4 устава осбого отдела разведки, хорошо?
- Что это за пункт?
- Я не буду разглашать сведения, которые могут повлиять на безопасность государства.
- Я не буду вас ни о чем таком спрашивать. Только то, что касается Вас. Вы готовы?
- Давайте попробуем...
Очередной дубль. Террел все также сидит на стуле, а закадровый голос все также преисполнен профессиональным оптимизмом:
- Эта запись для внутреннего пользования, мистер Террел. Вы можете не волноваться, от вас требуется только представиться на камеру. Но по условиям конкурса вы не должны говорить о себе ничего плохого. Итак, какой же в жизни командир третьего подразделения? Мы узнаем об этом после того, как он ответит на ряд вопросов о себе. Начнем мистер Террел?
- Начинайте, - Полковник выглядит так, словно сидит в допросной комнате в качестве подозреваемого.
- Сколько вам полных лет?
- 36.
- Какой у вас любимый цвет?
- Правильный ответ - зеленый. - Полковник неожиданно улыбается.
- Почему вдруг? - В этот раз голос за кадром искренне удивляется.
- Вообще мне нравится красный цвет, но мы в особом отделе проходим раз в год тесты у психолога. Красный - цвет насилия. Говорит о том, что у оппонента возможно нервы не в порядке. А правильный ответ - зеленый.
- Хорошо, - По голосу слышно, что собеседница Террела задумалась. - А какой сюрприз в жизни вам запомнился больше всего?
- Согласно пункту 8.4 устава осбого отдела разведки...
- Ясно, мистер Террел. - Собеседница за кадром, судя по голосу, сделала над собой заметное усилие, чтобы говорить спокойно. - А разве... ладно. Тогда перейдем к следующему вопросу. Что вы больше всего цените в людях?
- Умение выполнять приказы.
- А если брать их как отдельные личности?
- Больше всего ценю, когда они не пытаются переступить через известные границы. Например, - Полковник посмотрел куда-то за камеру. - Когда они выбирают вопросы тщательно и не пытаются переступить через границы дозволенного. 
- А кто из людей вам... - Собеседница Террела вздохнула. - Хотя этот вопрос, уверена, вы тоже под пункт 8.4 определите.
Малкольм с невозмутимым видом пожал плечами.
- Будут еще вопросы?
- Давайте вернемся к первоначальному варианту, - Голос за кадром сдался. - Вы были совершенно правы, что выбрали именно его.
Снова меняется кадр и Террел все на том же стуле, а женский голос произносит те же слова:
- Эта запись для внутреннего пользования, мистер Террел. Вы можете не волноваться, от вас требуется только представиться на камеру. Но по условиям конкурса вы не должны говорить о себе ничего плохого.
Полковник победно улыбается:
- Полковник Малкольм Террел, особый отдел разведки. Мне 36 лет. Любимый цвет - зеленый...

Отредактировано Malcolm (2011-02-18 08:15:15)

+8

21

Должно быть, это вошло в порядок у господ - вести приватные беседы на свежем воздухе. Должно быть, Их Императорское величество считал, что подобная атмосфера поможет только что выбранному в рыцари юноше разобраться с львиной долей волнения - ещё бы, Рыцарь Круга! В семнадцать лет! - и представиться, как положено. Но сейчас этот самый юноша стоял в арке, не решаясь пройти в роскошный сад на крыше особняка. Поэтому он неуверенно мялся за колонной, не обращая внимания на слова сопровождающего, что "Его Величество ждет". Заставлять Его Величество ждать - отвратительно, но унять дрожащий руки и колени было делом непростым. Тем более для человека, редко сдерживающего свои порывы....
...Тем не менее, заставлять Императора ждать какого-то там рыцаря - позор для Джино. Молодой человек глубоко вдохнул и медленно выдохнул, прогоняя из головы беспокойные мысли, оставив лишь четкие формулировки представления. Но то, что Император решил поговорить с ним, немало удивило Вайнберга, но ему пояснили, что властитель Британии разговаривает с каждым рыцарем лично - чтобы выяснить, действительно ли этот человек подходит на выбранную роль. Фигуры на шахматной доске никогда не подбираются случайно - это строгая система, нерушимая годами. И этот этап - последний. Если Император одобрит его кандидатуру, то он станет фигурой на доске.
***
Ему вспомнился недавний разговор с матерью. Хрупкая женщина, уже стареющая но от этого не менее прекрасная, утирая слезы кружевным платком, вдруг прижала его к себе, как будто Джино по-прежнему было десять лет, и произнесла тихо, гладя его по голове:
- Ты такой хороший мальчик. Так стараешься. И все это ради нас. Я до сих пор поражаюсь твоей самоотдаче и выдержке. Я счастлива, что у меня такой одаренный сын. Мы с папой очень гордимся тобой. - успокоить мать оказалось делом непростым, но в глубине души юноша был очень благодарен её словам. Но это отнюдь не значило, что он стал задирать нос и перестал делать что-либо для достижения своей цели....
***
И вот сейчас он стоит перед человеком, благодаря которому он сможет чем-то большим, чем винтик в системе. У этого человека есть власть, которой завидуют и которую боятся все...
...Император не смотрел, но прекрасно слышал, что юноша приближается - трава шуршала под ногами нового Третьего рыцаря. И Его Величество знал, что не ошибся, и его выбор совершенно правилен.
***
- Джино Вайнберг, сын состоятельного, но честного человека, чьи помыслы по-прежнему чисты, как родниковая вода. Возраст семнадцать лет. Характер открытый, доброжелательный. Готов защищать Родину любой ценой. Предан Британии. По женским меркам привлекателен. Не в меру общителен и откровенен. Очень горд своей семьей и старается изо всех сил сохранить её честь. Семья полная. Текущее положение в обществе... - секретарь на секунду прервался. Зачитывание досье происходило в кабинете Императора, что само по себе внушало некий благовейный ужас человеку, заставляя того ежится и сутулиться, отчего он казался совсем маленьким. Тем более, за время чтения на лице Его Величества Чарльза не мелькнуло ни тени эмоции - этот человек все переносил и думал внутри. Казалось, что он вообще по-стариковски дремлет, удобно устроившись в кресле, а не решает мировые проблемы.  Но в тот же миг тускло-фиолетовые глаза Императора испытывающее уставились на служку, и тот, от волнения чуть не выронив бумаги, продолжил, едва справляясь с дыханием:
- Ученик Британской Академии, проходит подготовку в военных силах нашей армии... - признаться, дальше Чарльз не слушал - информации достаточно. Величественный жест заставил секретаря перестать говорить...
***
Широкую фигуру Императора было сложно не заметить - во всем этом облике чувствовалась величественность и скрытая опасность - никто не знал, с какой стороны подобраться  к Императору, никто не видел его слабостей. А неизведанного всегда боятся. Джино сглотнул ком в горле, с ужасом осознавая, что вместе с ним скатываются в желудок заготовленные слова. Он мотнул головой и нервно одернул топорщащийся манжет рубашки. И произнес уже спокойно, опускаясь на колено и склоняя голову:
- Ваше Императорское Величество, Джино Вайнберг прибыл! - грузная фигура обернулась, и даже не глядя в глаза Императора, Третий рыцарь понял, что тот изучающе смотрит на него. Послышалось шуршание материи и голос:
- Подними голову. - юноша сделал, как ему приказали, и тут же оказался пригвожденным к земле одним только взглядом Императора. Он уже заметно нервничал, и украдкой мучал травинку свободной рукой, надеясь, что этот жест останется незамеченным.
- Ты любишь свою Родину, Джино Вайнберг? - Рыцарь удивленно посмотрел на Императора и тут же ответил, совершенно не сомневаясь в искренности своих слов:
- Да, Ваше Величество. - вопрос, который задал Император, удивлял Джино ещё долго. Ведь это невозможно - ненавидеть свою родину. Это все равно что ненавидеть родную мать.
- Ты готов идти на жертвы во имя процветания Британии?
- Да. - последнее было произнесено тихо. Человеческие жертвы никогда не прельщали Джино, но умом понимал, что ни одна война не обойдется без этого....
- Подай свой меч, сэр рыцарь. - Вайнберг протянул изукрашенный камнями парадный меч.
- Властью, данной мне, я нарекаю тебя, Джино Вайнберг, Третьим Рыцарем Круга. Отныне ты отрекаешься от каких-либо своих помыслов во благо Британской Империи. Олл хайл Британия! - холодное лезвие коснулось плеч молодого человек, заставив чуть вздрогнуть от последних слов.
- Я клянусь исполнять свой долг, как Рыцаря, в полном мере и отрекаюсь от своих желаний. Во благо Британской Империи....

***
Молодой человек, сидящий за экраном, откинулся на спинку стула с облегченным вздохом. Размял пальцы, уставшие набирать длинный текст, пару раз моргнул и мотнул головой, прогоняя из головы строчки, решившие вылиться в пост. Проверка орфографии отнимала много сил и от этого уставали глаза. Запустив руку в темные, давно не стриженные волосы, он произнес в пространство - в квартире было пусто, и его слова предназначались тему одному:
- А оно тебе надо было, Саша?... - вопрос даже не выглядел риторическим. В свои двадцать с небольшим лет Александр мало чем походил на персонажа, которым играл. Он невысокий и темноволосый - прямая противоположность голубоглазому блондину Джино. Но были черты, которые роднили их - хорошее чувство юмора, упорное желание не жениться, общительность и преданность своему делу.
Однако, стоило задуматься о причинах, которые заставили его все же поучаствовать в конкурсе. Должно быть, его подстегнула в этот раз жажда приключений, азарт от участия в жизни форума - пожалуй, именно так. Он все же, как ни крути, азартная особа. и это тоже в какой-то мере достоинство. О недостатках уговора говорить не было, да и кому понравиться о них говорить?

+2

22

Как необычно, бывает, поворачивается для тебя жизнь: ещё вчера ты в бегах, разыскиваемый за убийство британского генерала, а, уже сегодня, ты стоишь на сцене, улыбаешься, машешь рукой и участвуешь в каком-то глупом конкурсе. Зигфриду казалось, что конкурс глупый – ему вообще всё казалось глупым, это была принципиальная позиция, позиция с которой практически невозможно было спорить. Его практически невозможно было переубедить – уверенный в своей правоте, Хольцер лишь пожал бы плечами и остался при своём мнении. Естественно, он участвовал лишь потому, что он должен был реабилитироваться. Точнее, ему было это просто необходимо – восстановить своё имя, снова стать частью общества, а какой лучший способ влиться в это самое общество? Правильно, стать звездой. Зигфрид, конечно, не слишком рассматривал свои шансы – он прагматик, в конце концов, но даже само участие могло помочь ему с его проблемами. Ну и это просто приятно, хотя, придётся выглядеть хорошим и милым, пытаться понравиться жюри… Стать пай-мальчиком, в общем. Проблемно, но на что не пойдёшь ради признания? Подобного рода жертва, на самом деле, незначительна, почти ничего не стоит, ведь возможности, обретаемые в случае победы, значительно перевешивают весь труд. По крайней мере, в первом туре ничего страшного пока не было…
- Здравствуйте, господа и дамы… - Зигфрид улыбнулся и чуть склонил голову. Он решил придерживаться любезной манеры поведения, улыбаться и махать, завоёвывать расположение окружающих доброжелательностью и теплом. У него лучше всего получалось именно это: быть лживым и лицемерным.
- Меня зовут Зигфрид Хольцер, и я являюсь одним из участников конкурса “Мистер КГА 2011”.
Молодой человек приложил правую руку к сердцу и снова чуть улыбнулся, словно представился. Да, улыбаться нужно чаще. Ему говорили, что улыбка у него достаточно обаятельная и чтобы победить нужно будет использовать все средства. Жаль, что его не подпустили в гримёрные других участников – он бы немного “улучшил” их выступление, дабы, так или иначе, обеспечить себе победу. Кто там говорил, что игра должна быть честной?
- Мне двадцать два года от роду, немец по национальности. Матушка – экономка, а отец, как и я сам, - военный. Мои родители – чудесные люди, приветливые, достаточно строгие для того, чтобы я вырос честным, порядочным человеком.
Хотелось засмеяться абсурдности и лживости этих слов, но пришлось благоразумно сдержаться. Это бы выглядело глупо: он не мог позволить себе выглядеть глупо на глазах у жюри. И может заронить сомнения в их суждения, что было бы не очень удобно…
- Являюсь отличником боевой подготовки, кандидат в рыцари круга. – Тут пришлось слегка приврать, но, в целом, разве Хольцер так покривил душой? Естественно, он потенциальный кандидат в  рыцари – он пройдёт туда по чужим головам, появись у него необходимость. Так что да, несомненно, он кандидат.
- Но, несомненно, вас уже должна была утомить моя речь? Я не привык говорить много о себе, правда. - Зигфрид смущённо улыбнулся и чуть опустил взгляд. По крайней мере, он надеялся, что выглядел смущённым. Нет ничего лучше умеренной скромности и смущения. Уверенность красит лицо мужчины, но Хольцер и без того был достаточно прямолинеен и силён. Несомненно, он покажет себя уверенным в себе человеком, а некоторая… мелочь, мягкость в характере придаёт шарм, обаяние. Впрочем, это, опять же, были, в первую очередь, его домыслы.
- Давайте, вы будете спрашивать меня о чём-либо, а я, несомненно, отвечу на все ваши вопросы. Так будет, полагаю, честнее: вы узнаете обо мне именно то, что желаете узнать.
- Почему вы решились участвовать в конкурсе?
А вот это было неожиданно. Правда, такого вопроса он, определённо, не ожидал – он был очень неудобным и заранее ответа на него Хольцер не подготовил. Более того, участие в конкурсе ничуть не попадало под концепцию скромного молодого человека. Но нужно было отвечать, ведь от этих ответов зависело его будущее.
- Меня отправил сюда капитан. – Снова едва заметная улыбка, словно Зигфрида подобное немного смущало и забавляло. – Сказал, что уверен в том, что я смогу занять призовое место.
Хотелось добавить “надеюсь, что не разочарую его”, но, затем, молодой человек смолчал. Ибо это могло выглядеть, как попытка выпросить выигрышное место и выставило бы его в дурном свете. Не стоило.
- Мммм… Ваше любимое… место?
Кажется, вопрос был задан несколько неуверенно, и следовало проявить любезность, уточнить что же спрашивающая его девушка имела ввиду.
- Простите, миледи?
- Ваше… где вам нравится проводить время?
- Ох. Я люблю тихие, спокойные, мирные места.
- Это как-то не вяжется с тем фактом, что вы – военный.
Утверждение почти взбесило Зигфрида. Словно кто-то постоянно пытался вставить палки ему в колёса, обличить его. Приходилось выкручиваться…
- Я стал солдатом, чтобы защищать свою страну и работать на её благо.
- Вы – немец.
- Британец я сердцем и душой так как родился и вырос в этой стране.
“Проклятье? Где он? Где этот гад, что задаёт такие неудобные вопросы? Выкиньте его из зала! Немедленно! ”
- А как вы относитесь к одиннадцатым?
“Снова ты? Где ты, проклятье? Куда ты спрятался? Ага! Нашёлся… Будешь знать как задавать мне вопросы связанные с политикой.”
- Пожалуйста, не называйте их одиннадцатыми. Мы, возможно, и завоевали их, но у них есть своя национальная гордость, это нужно уважать, а не принижать людей, которые трудятся для вашего с нами блага.
На самом деле, конечно, ему было на них наплевать. Они сами заслужили свою судьбу и ради их блага, защиты этих никчёмных одиннадцатых, Хольцер не пошевелил бы ни пальцем.
Но не зря Зигфрид приплатил кое-кому из зала – пара молодых людей, один из которых, и правда, являлся вышеназванным японцем, вежливо предложила мужчине, задававшему неудобные вопросы, выйти. Точнее как выйти – сообщили кое-какие неприятные сведения, заставившие его вздохнуть и второпях покинуть зал.
Хоть какая-то польза от этого отребья…
- Мммм… Несколько неловкая пауза вышла. Пожалуйста, задавайте ещё вопросы.
- Ваша любимая музыка?
А вот этот вопрос был уже уместен. Очень уместен, по крайней мере, против него Зигфрид ничего не имел. Это безмерно радовало.
- Классика. – Зигфрид слегка улыбнулся. – Очень люблю четырнадцатую, лунную, сонату Бетховена и его же девятую.
Классика часто нравится людям, она делает тебя возвышенным в их глазах, просвещённым. Несомненно, сам Хольцер вообще музыку почти не любил, а если и слушал классику, то Баха, с его властными, сильными произведениями. Ну и, ещё чаще, он иногда слушал современную музыку – тяжёлую, грубую, популярную у молодёжи. Она несла в себе нечто грубое, первобытное. То, что было ему по душе.
- Ваше любимое блюдо?
- Право слово, - Зигфрид усмехнулся и поправил волосы. – Солдатский паёк не отличается изысканностью и я совершенно непривередлив в еде. Впрочем, если была бы возможность, то я бы, наверное, предпочёл спагетти с сыром.
Сыр Зигфрид вообще любил безумно. Как и соль. Пересоленная еда вызывала у него востор, почти детский восторг, да и лукавить особого смысла тут не было, правда.
- У вас есть любимая девушка?
Хольцер вскинул бровь и отвёл взгляд, посмотрел в зал, ища её взглядом. Она была там, в зале, та кто будет одной из ступенек в его возвышении. Девушка являющаяся его билетом в лучшую жизнь.
- Конечно. Но я не смею называть её имя тут, это бы, несомненно, смутило её. Так что пускай её имя останется тайной?
Но Мари видела. Видела его взгляд, видела едва заметную улыбку на его лице, она должна была понять что это означает. Это радовало, по крайней мере, от проплаченных вопросов, хотя и прозвучал всего один из них, была хоть какая-то польза…
- Ваше время подходит к концу, - с любезной улыбкой сообщил ведущий, и Зигфрид опять чуть не вспылил, вздохнул и посмотрел в зал.
Было ещё множество  вопросов за которые он потратил свои драгоценные деньги. А как же вопросы о любимом цвете? Ответ был короткий бы, фиолетовый. А как же о том любит ли Зигфрид путешествовать? Любит, несомненно. Хотя на самом деле ему было бы плевать? Он хотел рассказать о том, что любит готовить, в конце концов, хотя совершенно не умел этого делать. Было ещё множество способов показать себя с лучшей стороны, он не хотел упускать шансов, но, увы, приходится придерживаться правил. Правила говорят о том, что время его подходит к концу…
- Ну что же, раз мне пора освободить место для следующего участника, то я прощаюсь с вами, господа и дамы. Было очень приятно общаться с вами.
Снова чуть поклонившись, Зигфрид Хольцер, участник конкурса “Мистер КГА 2011” сделал шаг назад и направился за кулисы. Всё прошло не так, как он рассчитывал. Не совсем удовлетворённый тем, как всё прошло, он думал лишь о том, как бы мог подорвать выступление других участников. К Чёрту всю эту “честную игру” – цель оправдывает средства, а он сделает всё, чтобы заполучить первое место в этом конкурсе. Всё ради себя любимого…

+3

23

Когда-то давно это было...

Это была небольшая опрятная комнатка, отделанная в современном офисном стиле. Максим Карпов сидел за довольно большим столом напротив светловолосой девушки, сидевшей на противоположном конце стола.
- Здравствуйте Максим. – Мягко обратилась девушка по имени Милли, по крайней мере, так гласила табличка на двери при входе. – Добро пожаловать на КГА! Прежде чем мы вас сможем принять в свои ряды, вам необходимо заполнить небольшую анкету.
Милли протянула старшему лейтенанту несколько листков.

- Прошу вас, заполнить все пункты как вы посчитаете нужным. Единственное, не нужно упоминать ничего, что может вас выставить в не лучшем свете.
- Хорошо. – Мягко кивнув и робко улыбнувшись, бывалый вояка принял из рук девушки листы, и взяв в руки ручку погрузился в осмысление составленных в анкете вопросов.
Первое имя и фамилию, даже отчества не надо с инициалами, так – Максим Карпов; а латиницей-то зачем? Нужно напишем: Maxim Karpov; Вроде так.. если не правильно, придётся  съесть, такой позор будет…
Далее, "Национальность" - Русский; хотя с бурной историей нашего народа весьма смелое утверждение.
«Возраст», а сколько же, если родился в 90е, значит 28 лет… ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ ЛЕТ! Её маё! Ещё же недавно 22 было! Но ничего! Как говорил наш майор: "тебе столько сколько требует родина"
Ладно проехали.. «Ориентация»? Кхм. Напишу «классик» как в прошлый раз, убьют. Ка же там было.. гетеро, гомо.. чего то ещё. А правильный какой? Ладно напишу гетеро, всё равно служебные романы крутить не собираюсь… надеюсь угадал, а то не ловко то будет если что.
"Внешность" Так где моя фотография? Вот она сейчас мы её присобачим. Стоп, описать?
- Ээ, прошу прощения. – оторвав взгляд от анкеты обратился к внимательно наблюдающей Милли. – А зачем описывать то, что и на фотографии прекрасно видно?
- Нуу, по фотографии не видно вашего роста и веса, трудно определить телосложения под одеждой!
- Кха.. ну это ладно, но тут сказано всё описать, и лицо?
- Да, конечно! – Милли немного замялась, прежде чем продолжить. – Видите ли.. часто люди плохо представляют, как на самом деле выглядят, и это как бы может породить некоторые разногласия среди наших сотрудников, поэтому мы ввели этот пункт. Надеюсь на ваше понимание в этом вопросе.
Так и не поняв, каким это образом люди, могут плохо представлять, как они сами выглядят, видя свою физиономия как минимум раз в сутки с утра по раньше. Карпов занялся описанием себя самого, просто и не хитро. Закончив и перечитав, он явно остался доволен и присобачил рядышком ещё одну фотку, в соответствии с требованиями. С минуту Максим так и пялился в собственную фотографию, после чего вновь перечитал описание своей внешности.
На суровом лице спецназовца появилось замешательство. Виновато подняв взгляд, он заметил, что Милли уже приготовила чистую копию формы для анкеты.
- Прошу.. вы не первый и не последний. Всё-таки людям свойственно себе чуть чуть льстить. – Улыбнувшись, прокомментировала девушка, подав Карпову новый листок.
- Спасибо.
На этот раз, Максим тщательно заполнял графу "внешность", каждое слово сверяя с фотографией.
Ладно, бывает и не такое. Люди здесь с пониманием относиться. Всё хорошо. Закончил, теперь характер. Максим было принялся активно заполнять очередную графу, но вовремя остановился. И? Что писать? Правду нельзя, а описать какой я хороший.. не поверят, опять будут втирать о какой-то там Мэри и Сью. Почесав затылок, сделав умное выражения лица, мол "думаю над изысканной формулировкой описания характера", и.. и ничего и ничего лучше не придумав написал, "Умён, хитёр, вежлив, храбр, добр – всего в меру." И почесав ещё чуток затылок добавил "А вообще, хорош собой во всех отношениях. Джентльмен хоть куда, а в душе аристократ."
Наконец-таки покончив со столь мучительным пунктом, Максиму оставалось совсем немного.
"Род деятельности" Хм. Герой. Нет.. спаситель… да, спаситель, так и напишем - "Великий Героический Спаситель!" Упс, не то написал.. ладно сойдёт. Главное, что бы кошек с деревьев не заставили снимать, терпеть не могу по деревьям лазить.
"Умения" Так, надо соответствовать тому, что уже написал. Что умеет Великий Джентльмен хоть куда и Спаситель во всех отношениях с Аристократической Душой?»
После не долгого обдумывания своего вопроса, Максим записал: "умею готовить и есть, то, что приготовил. Так же в совершенстве владею техникой сна на работе под крики директора. Обучен водить любой транспорт имеющий мышку и клавиатуру. Также знаю смертельные приёмы игры на бас гитаре и удостоен звания "мастер" в искусстве рисовать зелёных президентов Америки и вообще в искусстве рисовать." В самом конце было скромно добавлено: "А та же писать то, что вы читаете."
"Биография"
Этот пункт вырезан, как запрещённый цензурой к распространению в сетях к которым имеется доступ у не совершенно летних. 
"Ваши цели в мире"
Не задумываясь не на секунду Карпов вписал всего два слова "Захватить Мир".
- Вот прошу вас. Всё готово. - Передав анкету Милли, Максим стал с нетерпением ждать вердикта.
- Вы нам подходите. - отложив сторону рукопись, Милли сложила руки домиком и хтро улыбнувшись продолжила. - Теперь вы должны доказать, что соответствуете тому, что написали. Для этого будет проведено тестовое задание. Вы согласны.
- Да, - почему-то внезапно осипшим голосом, выдавил Максим.
- Хорошо, ваша задача следующая. ВЫ должны принять командование группой бойцов и и спасти мир. Удачи.
- Эе!? - Только и успел произнести Карпов, как его подхватили под руки двое здоровых парней и потащили к двери. За дверью Максиму представился прекрасный вид с птичьего полёта, а точнее с 3000 метров над землёй.
- Там в низу уже началось! Держи. - Перекрикивая завывания ветра, парень сунул в руки Карпову парашют и вытолкнул из самолёта на встречу подвигам. 

ОФФ: Не убивайте и не баньте автора. Он не виноват.)

+3

24

This is xoposho ©

Глухая, слепая темнота навевала тоску. Как давно его притащили сюда? Час назад? Два? В холодной и сырой тьме обычно не замечаешь ход времени.
На самом деле привели его в эту комнату минут десять назад. И вот уже мигнули по очереди люминесцентные лампы на потолке, прикрытые прозрачными чугунными прутьями, загорелся свет в застекленной комнатке наверху.
Впервые он сидит в этом кресле в одной лишь футболке да рваных джинсах черного цвета.
В окне наверху мелькнули два силуэта. Затем снова. Быстро, словно тени. Наконец, один из них, судя по движениям, сел, а второй продолжил стоять, уперевшись в пуленепробиваемое стекло.
Развешенные по углам комнаты динамики противно завизжали, загудели, переливаясь разночастотными звуками. И тут, наконец, он мог услышать голоса.
- Проснись, одиннадцатый! – было сразу понятно, что какая-то нехитрая программа сильно исказила тембр говорящего, заметно понизив тембр. Просторное помещение, больше всего похожее на пыточную, сделало свое дело, добавив ко всему прочему эффект эха. В итоге эта жуткая смесь заставила сидящего в кресле человека прийти в себя.
- Вы кто-то из здешних власть имущих? – спросил очнувшийся от действия снотворного человека, помотав головой (попутно ему стало понятно, что улавливает его речь стоящий справа, на полке, вместе с многочисленными выключенными в данный момент мониторами.
- Не имеет значения, - ответил один из силуэтов. – Ты будешь отвечать на наши вопросы.
- А спросить у меня разрешения? – все также высокомерно спросил сидящий. – И вообще – я имею право на один звонок.
Люди переглянулись.
- Да, да, коне… Так, погоди, - один из поначалу вроде бы и согласился, но затем вспомнил. – Мы не в ЕС! Это тебе территория Священной Британской империи!
Человек попытался пожать плечами. Но даже это у него не вышло – крепко зажатые коричневыми облезлыми ремнями руки не могли сдвинуться даже на сантиметр.
- Как твое имя? – раздался громогласный вопрос, судя по изменению голоса, другого силуэта, доселе молчавшего.
- Пошел ты… - человек явно был не в духе.
- Дай ему разряд… - проговорил один из силуэтов.
Второй медленно, единственным движением руки что-то активировал.
И тут же сидящий ощутил, как по его телу начинает стремительно проходить электрический ток.
Все начинает болеть, пальцы подергиваются в судорогах.
- Имя?! –грозно спросил первый силуэт.
- Куро… Татсумаки, - сидящий человек продолжал отходить от удара током.
- Род занятий?! – снова спросил силуэт.
- Повстанец…
- Это плохо? – поинтересовался один у другого.
- Не знаю… - отозвался второй.
Они начали громко спорить. Пару раз толкнули друг друга, несколько раз задели микрофон, отчего помещение наполнилось противным скрипящим звуком и в ушах Татсумаки засвербило. Никто из них никак не мог решить – плохо ли то, что Татсумаки является повстанцем, или нет. Каждый стоял на своем.
- Ладно. Пока ты тут – будешь разносчиком пиццы.
- Чего?! – Татсумаки опешил от такого заявления. – Что это за бред?
- Итак, ты, значит, разносчик пиццы… - продолжил силуэт. – Значит, сле…
- Я не разносчик пиццы, я повстанец, я…
- …дующий вопрос, - не обращая внимания на выкрики Куро, продолжал силуэт. – Как прошло твое детство?
Как будто самое безобидное, что можно спросить… Впрочем, так оно и было.
- Я был гитаристом и дела мои шли неплохо… - начал Куро с известной присказки.
- Хм… - силуэт почесал голову. – Гитаристы поднимают бунты и не дают духу упасть. Это хорошо?
- Балда, это плохо! Для одиннадцатых гитара – символ непобедимости!
- Да ну? Тогда, конечно, плохо! Давай он у нас боксером будет?
- Хм… А что, это мысль! Боксеров мы победили легко, музыканты намного опаснее!
- Да, ты прав,
- подтвердил силуэт. – А… Кто были твои родители?
- Отец работал на заводе, - говорил Татсумаки, все еще надеясь, что хотя бы это они исправлять не станут.
Не пристало героям ходить с чужой биографией.
- Нет-нет, не продолжай, - и вновь пилота прервали.
- Что опять не так?! – второй силуэт возмутился. – Рабочие это же…
- Это плохо! Они экономике помогают! – ответил другой. – Давай лучше твой отец будет пилотировать дирижабль, а мама – повар?
Это Татсумаки совсем не понравилось. Допрос начал превращаться в клоунаду.
- Мне все равно, - холодно сказал он – что там дальше они скажут, абсолютно не волновало Татсумаки.
- Отлично. Братья были?
- Был! – оживился Куро. Быть может хоть на этот раз повезет. – Его звали Хи…
- Нет-нет. Никаких японских имен.
- О, Господи… - Куро сейчас хотелось взяться рукой за голову, чтобы всего этого ужаса не видеть.
- Давай назовем его Эдвардом? – скромно предложил второй силуэт.
- Давай. А что хорошее, имя! – ответил другой и продолжил. – Та-ак… А теперь что у нас?
- Кушать что любишь? – подсказал второй.
- Не отказался бы от риса, морской копусты, суши,  - услышав его, произнес Куро, таким образом, опередив следующий вопрос.
- А это что за ерунда? – возмутился силуэт. – Так, ты давай, со своей японской кухней подвязывай. Суши – это плохо. От них червячки в головах заводятся. Запиши там… Любимая еда… Вот так. Записал? Любимая еда… Или блюдо? А ну, исправь! Так. Любимое блюдо – свинина, моченая в пиве.
- Ненавижу пиво… - озлобленно прокомментировал Куро, но его уже не слышали.
- Музыка… А нет, не будем про музыку, - силуэт отказался от вопроса. – Музыка может побудить тебя и твоих друзей к восстанию.
- Уже восстали, - Куро снова попытался безуспешно пожать плечами. – Еще что?
- Так… Про любовь нельзя… М… Служил в армии?
- Не успел, - ответил Татсумаки.
- Воевал?
- Воевал.
- Это плохо, - силуэт покачал головой. – Не воюй больше. Так, давай дальше… Заболеваниями какими страдаешь?
Куро фыркнул.
- Тебе все перечислить?
Силуэт кивнул, приготовившись записывать.
Татсумаки принялся перечислять. Старался по алфавиту.
- Эм… - силуэт призадумался. – Хм… Нет. Список большой, тут строчек на хватит. Запиши, что здоров. Когда человек здоров – это хорошо. Когда болеет – это плохо. Записал? Давай дальше. Друзья у тебя есть? А… Хотя хватит. Информации хватит для конкурса, да. Думаю, с боксером, теперь работающим разносчиком пиццы, у которого отец - дирижабль, мама - повар, у нас шансов будет больше, чем у остальных!
Куро удивленно поднял бровь.
- Конкурс? – изумленно спросил он. – Что за конкурс?
- Да так, для мужиков конкурс… Мы решили, что в нашей колонии ты – самый мужикастый из всех.
Лицопальма.
- Все, а настоящий допрос будет потом…
- Там уже не придется корректировать все. Там можно без цензуры… - хихикнул второй силуэт, а затем добавил: - И без сдерживания!
Друг за другом они покинули свое маленькое помещение, собрав бумаги и отключив свет в помещении, где сидел Татсумаки.
Прошла минута. Две. Три.
- А меня отсюда заберут? Я хочу в комнату для размышлений, – раздалось во тьме, однако ответа так и не последовало.

P.S. забыл добавить мучачоса. Мучачос бегал по комнате с балалайкой и пугал всех.

+4

25

The Making of Code Geass
Бенефис Лелуша

Ламперуж ослабил воротник рубашки, подушечки пальцев скользнули по ноутбуку. Юноша усмехнулся и углубился в расчеты.
- Снято! Как всегда, выше всяких похвал, благодарим за работу! Перекур!
- О, не стоит... - молодой человек поднимается, бросая взгляд на настенные часы,- перерыв в 15 минут?
Режиссер кивает, поднимаясь со своего кресла.
- Отлично,- парень подхватывает пиджак и пластиковый стакан с питьевой водой, скорым шагом покидая павильон, где снимаются сцены работы в ОЧР. Яркий свет падает сквозь окно здания, которое само по себе служит для изображения Академии Эшфорд.

- Быстрее, быстрее, опаздываем, Ламперуж-сама...
- Ничего, как раз по графику.
- Но...
- Все в порядке,- снисходительная улыбка, снимает пиджак, отдавая личной помощнице,- Все. В порядке,- открывает дверь,- рад приветствовать, мисс Эшфорд. Столько работы, столько работы,- полувздох, - еле вырвался. Но мне сказали, что это для общего альбома,- ерошит пальцами темные волосы, усаживаясь в кресло,- так что я смог выкроить пару минуток. Можете задавать вопросы.
- У вас такой напряженный график. Съемка за съемкой.
- Не дает скучать,- молодой человек галантно извлекает из петлицы заранее подготовленную розочку, передавая девушке,- мы с вами так мало общаемся вне площадки.
- Зеро-сама!- Девушка шутливо хмурится,- и откуда вы только нахватались подобных выражений внимания?
- Если вы готовите фильм о фильме, то должны знать мою игровую биографию,- юноша подпирает костяшками пальцев скулу, облокачиваясь на кресло,- первая удачная моя роль - роль молодого повесы-бизнесмена. Правда, некоторый дискомфорт доставляли девушки, оставлявшие номера телефонов...- чуть виноватая улыбка,- не люблю, знаете ли, мешать работу и отношения.
- Да, конечно, знаю. Оттуда и пошло ваше сценическое имя. "Джа" от "Джакомо". Ваша роль не только пересекалась по имени с Казановой, но, фактически, и была его современной интерпретацией. Не трудно было после подобного переходить на практически асексуальных персонажей?
- На удивление, нет. Даже как-то лучше,- задумчиво прикрывает глаза,- понимаете, подобные роли мне ближе по духу, чем аналогичные роковым соблазнителям. Я могу их играть, конечно, и довольно легко, но это просто скучно. С ролью же такого гения, как Зеро, пришлось изрядно повозиться. Нужно играть не только человека младше себя и из совершенно другого социального слоя, а, значит, с другой линией поведения, но и человека-гения. Чтобы грамотно сыграть гения, ты должен постоянно развивать свои навыки, ну и, конечно, важна сама игра. Понимаете?
- Да, думаю, да. И как вы этого достигаете?
- Много читаю. Как художественной литературы, так и технической, а также социально-психологической. Развиваю навык игры в шахматы, стараюсь перенять некоторые интересные черты и повадки моего героя, сейчас увлекся крайне цифровыми технологиями. Скорее всего, свяжу будущее либо с ними либо с информационными технологиями. Впрочем, - улыбка,- от игры вряд ли смогу отказаться совсем. Тоже в своем роде развивает, а это полезно.
- Я слышала, что вас считают весьма умным человеком...
Лелуш смеется.
- Что только люди ни считают. Я думаю, что гением можно и не быть, но его можно хорошо при этом сыграть. Важен правильный расчет сил и продуманная кампания по этому поводу. Управлять и манипулировать же людским мнением не так тяжело, как может показаться, если ты знаешь истоки их мотиваций.
- Значит, отрицаете?
- Скажем так: предпочитаю подходить более критически к своей личности,- негромко,- к тому же, не все согласны со слухами, о которых вы говорили выше. Мне передали, что говорить о плохом нельзя, так что, миледи, если позволите, я оставлю этот вопрос за кадром.
- Я...- девушка запнулась,- мне говорят, что студия уже готова. Несколько фото для альбома?
- Да-да, конечно. Но только с вами. Я, честно говоря, не слишком фотогеничен.
Проходят на сцену, несколько кадров в разных позах. Завершающий - Зеро обнимает Милли за талию и они улыбаются в камеру.
- А вы не хотите спросить, какие мне девушки нравятся?
- ...
- Высокие блондинки. Утонченные, как балерины,- камера снимает улыбающегося мило Зеро и покрасневшую мисс Эшфорд,- а из мира Гиасса преклоняюсь перед Вилеттой и Ракшатой. Шикарные женщины.
- Ну вас, Зеро... Все подначиваете.
- Теперь зато без суффиксов,- Ламперуж, подхватывая недопитый стакан с водой немного устало забирает у ассистентки пиджак, спускаясь со сцены.
- Я читала... - Милли не хочет отпускать гостя, которому уже пора возвращаться на другую площадку,- что вы раньше играли и пели в группе? И что у вас есть спортивные и учебные награды?..
- Да, это правда,- бросает с плеча, уже открывая дверь, брови несколько удивленно поднимаются,- неужели это тоже пойдет в альбом? Если так, можно упомянуть, что играть в шахматы меня учил отец, а дома все еще пылится акустика. Еще я неплохо готовлю. Из музыки слушаю все, начиная классикой и заканчивая акустикой. В прозе ценю историчность и реализм.
- Кстати насчет прозы... - ловит за рукав уже практически ушедшего,- вы же... пишите?
- Есть немного.
- Не могли бы...
Ламперуж вздыхает.
- Хорошо. Я пришлю одно с ассистенткой. Старое, местами непонятное и не слишком рифмованное, но мое любимое.
- Спасибо.
Уже спиной Лелуш поднимает ладонь вверх, таким образом прощаясь. Увы, его день расписан по часам крайне четко и он не может пренебрегать ни одним занятием. А, значит, всему свое время.

- Свет. Камера. Мотор!
Ламперуж поднимается по лестнице, облаченный в белую королевскую мантию. Сейчас он работает, а, значит, ничего не должно отвлекать от занятия. Хотя на закорках сознания-таки бьется птицей интерес о том, получили ли его письмо и понравилось ли оно.

"Хрусталь. Звенели, плакали бокалы,
И руки бледные тряслись.
Шампанское взлетало ввысь.
Хрусталь. Как будто так и было,
Что в городе повсюду лед
И что вино мешалось с кровью.
Кричали звери. Пил народ

Зимой. Кричали, падали на месте,
Мороз хотел приворожить,
И оставалось только плыть
Зимой. Так не хотелось больше песен.
Упасть и сдаться, не дойти,
Не проронить и части слова
И без вины в вину ввести.

Так глупо утонуть,
пропасть и не вернуться.
Красивым ручейком скрыть за слезой измену.
Проснуться.
Ни следа на утро.
Бесполезно,
Бессмысленно
И так нечестно сказать,
что дальше - все.
Зимой, когда звенит хрусталь.
И оборвать.
Действительно.
Нечестно."
Лелуш Ламперуж

+4

26

Белоснежный лайнер, с Гербом Священной Британской Империи, вновь опускается на землю Вест-Поинта. Сонный и усталый, из кабины выходит тот, чье появление не могло остаться незамеченным. Лейфон Алсейф, обвиненный в шпионаже для ЕС, чей отец также обвинялся в измене, вновь возвращается в одну из лучших академий СВ. Британии. Мальчик спускается по трапу и опять ступает на ту самую голую, испепеленную солнцем и множественными турбинами транспортных летательных аппаратов, равнину. Юноша осматривается по сторонам и понимает: за те два года, что он провел в одиннадцатом секторе, здесь, в этом адском месте, совсем ничего не изменило. Его взгляд устремился вдаль, на роту детей-новобранцев. Фон-фону казалось, что сейчас это та самая, их рота. Дружные дети, каждый со своей историей, своими амбициями. Чуть поодаль все те же офицеры-инструкторы. Мальчик невольно ухмыльнулся. Через какие-то полгода они станут уже не те, сломаются, изменят своим принципам. А через год – большинству привьют истинно имперское отношение к войне и армии. Лейтон сильно сомневался, что даже с отсутствием Каеля в этой богом забытой академии хоть что-то изменилось в лучшую сторону. От этих мыслей юноша меланхолично улыбнулся и глубоко вдохнул сухой, необычайно тяжелый воздух. Запах гари и пороха, такой родной мальчику и в то же время настолько далекий, все еще ясно ощущался на этой "железной твердыне". Однако праздное созерцание очень быстро прекратилось. Необычайно звонкий ровный женский голос раздался за спиной.
- Лейфон Алсейф, пройдемте со мной. Вас ожидают в командном пункте.
Мальчик не мог не узнать столь знакомый говор офицера. Полковник Джоанна, та самая Джоанна, которую боялся весь взвод, начиная с малых чинов и заканчивая самим Каелем. Юноша обернулся. Да, эта была та самая сокольничая, которую он знал. Высокая, широкоплечая, тот же черный кожаный мундир, украшенный позолотой, а еще стальные звезды на перчатках, которые доставили столько боли и страданий кадетам, если их куратором посчастливилось быть этой ведьме.  И не смотря ни на что, именно ее фон-фон всегда уважал. Она была справедливой и честной, можно сказать – открытая книга для жаждущего. Всегда говорила в лицо, что думает, никогда не отводила взгляда в сторону, и можно было быть уверенным – исподтишка она точно ничего делать не станет.
- Конечно, полковник. Как прикажете, - с миловидной улыбкой ответил мальчик. - И я рад вас видеть, мэм…
Однако женщина на это даже не обратила внимания. Джоанна повернулась на каблуках и верным шагом направилась в сторону главного корпуса.  Юноша последовал за ней, иногда оглядываясь по сторонам и ловя себя на мысли, что было бы неплохо вообще никогда не попадать сюда, жаль, что прошлого не воротишь. Вот, наконец, они пришли. Лейтон поднялся вверх по лестнице, когда Джоанна вновь окрикнула его.
- Ты говорил, что рад меня видеть Алсейф. Не могу сказать того же. Если бы не ты, наша академия могла бы оставаться лучшей до сих пор. Однако, благодаря твоим стараниям
Мальчик обернулся и устремил свой взгляд на женщину. Ему было очень интересно, что пережила эта школа, раз сокольничий в таком скверном духе лишь от его прибытия на эту землю.
- Сокольничий Джоанна, - раздался голос позади. - Я бы попросил вас вернуться к своим прямым обязанностям. Мы сами закончим с этим юношей.
После чего она молча удалилась, а незнакомый высокий мужчина жестом пригласил Лейтона пройти в центральную залу.
- Интересно, что бы это значило. Полковника прервали на полуслове, что здесь вообще твориться, - мелькало в голове мальчика. Верным шагом он прошел вперед, после чего тяжелые дубовые двери захлопнулись, и взгляду Лейфона предстала интересная картина.
Весь руководящий состав академии восседал перед фон-фоном.
- С возвращением, Лейфон Алсейф. Академия приносит вам свои извинения за столь неожиданную повестку, но дело не терпит промедления.
Секретарь указал фон-фону на стул перед комиссией, и юноша нехотя принял это предложение.
- Все ваши персональные данные были уничтожены в результате несчастного случае, произошедшего в академии полгода назад, и теперь, получив запрос на ваше личное дело, мы были немного озадачены. Но благодаря информации от ваших родственников мы смогли выяснить ваше местоположение и отправить вам повестку, которую вы и получили, - секретарь некоторое время рылся в бумагах. - Восьмого июля сего года. Я рад, что вы приняли наше приглашение. И, если вы не против, мы начнем
Мужчина поправил очки и приготовился записывать.
-  Многоуважаемая комиссия, начинайте задавать необходимые вопросы. Мы готовы
Юноша внимательно следил за происходящим и пытался понять, что же такого произошло, что только его личное дело было утеряно в результате несчастного случая?  Неужели они так пытались стереть его из истории академии? Хотя, все это уже мало интересовало Лейтона. Он откинулся на спинку стула и, уставился в потолок.
- Для начала,  позвольте вас попросить относиться к комиссии с уважением, Лейтон. Ведите себя согласно уставу! – попытался было возразить один из офицеров.
Ехидно ухмыльнувшись, юноша лишь махнул рукой
- Я больше не солдат, имею право вести себя так, как мне заблагорассудиться. Если вы не начнете задавать свои глупые вопросы, то я, пожалуй, пойду.
В зале поднялся шум и слышался недовольный ропот, однако, секретарь утвердительно кивнул и решил продолжить церемонию самолично.
- Хорошо, юноша. Для начала назовите свое полное имя
Это было неожиданностью, и мальчик даже немного растерялся.
- Эмм… Лейфон Алсейф, - со злорадством произнес мальчик.
- Да, верно, глупо получилось… – секретарь почесал затылок. - Что-то список какой-то странный нам прислали.
- Что за список, они вообще о чем?, - думал про себя фон-фон, оглядываясь. - Меня что, снимают на скрытую камеру?. Предположив, что все это - розыгрыш, мальчик помахал рукой в каждый угол комнату, после чего ощутил странные взгляды со стороны комиссии.
- Вы здоровы? Кому вы там машете?
- Не обращайте внимания, продолжайте, - тихо попросил Лейтон.
- Хорошо, следующий пункт. Ваш возраст.
- 18 лет, - зевнув, ответил юноша.
- Ваш любимый цвет?
- Черный и янтарный
- Ваши идолы?
- Хацуне Мику, Касуга Аюми, Месоуса и несравненная Харухара Харуко
- Вы до сих пор поклоняетесь Месоусе? Да как такое вообще может быть. Вы британец, или кто?
Иногда Лейфону казалось, что это действительно какой-то цирк, но раз играть, то играть по-крупному.
- В какой-то степени да, но вы не можете понимать всего, - мальчик бросил небрежный взгляд в сторону солдат. - Месоуса эпичен более чем, а главное – он единственный, кто смог выступить против котобога.
- Но ведь он даже не мог держать в руках оружие. Что вы можете сказать в оправдание этому наибесполезнейшему для каждого истинного британца существу?
- Месоуса сам являлся оружием. Он смог приручить синего саламан…., - на этом мальчик не успел закончить фразу, как заметил на плече секретаря ту самую синюю саламандру. - Мне кажется, что я не особо понимаю в этом смысла, но вы и являетесь месоусой. У вас на плече сидит саламандра синяя, их просто не бывает!
Один из офицеров лишь покрутил пальцем у виска, однако допрос был продолжен.
- Давайте оставим в покое бесполезного месоусу. Почему все ваши идолы – японки?
Такого вопроса мальчик не ожидал. И действительно. Как такое могло получиться. Здесь надо было хорошо все обдумать.
- Очень просто, - выдавил из себя Лейфон. - Они сражались во имя добра и справедливости.
- Вы считаете,  что бить мирных жителей гитарой по голове – сражаться во имя справедливости, Лейфон? По-моему, вы загоняете сами себя в тупик, а значит – вы работаете на повстанцев.
Фон-фон чуть было не подавился
- При всем моем уважении к вам, справедливость не в действиях, а в идее. Между прочим, мне кажется, вы слишком много знаете об этих личность, не кажется ли вам это странным, господа?
Внезапно один из офицеров подпрыгнул со своего места
- Ильпалаццо-сама! Вас раскрыли, давайте мы лучше его убьем! Всяко пользы будет больше, а мир мы потом захватить успеем!
- Мисс Эксель-Эксель, пожалуйста, покиньте комнату. Вы мне мешаете. А еще
Ильпалаццо достал из-под стола какую девушку с фиолетовыми волосами
- Заберите и ее тоже
Эксель взяла девушку под руки и оттащила от стола.
- Пошли, Хаят, нам тут делать нечего
- Хай, - раздался тихий голос фиолетововолосой.
Впервые в жизни Лейтон наблюдал картинку «ползущий человек-камбала, погоняемый странной шеренгой из саламандр, больших странных котов и возглавляемых светловолосой бестией»
Мальчик закрыл глаза и ущипнул себя за руку, считая, что все это – сон. Мужчина за столом что-то отметил на листочке и утвердительно кивнул.
- Ну, в общем, давайте не будем отвлекаться. Вернемся к вашей персоне. Я поражен, но вы и вправду существуете.
После этих слов Лейфон чуть не упал со стула. Его притащили сюда из Академии Эшфорд, привели на собеседование, и теперь только уверены в том, что он и есть он.
- Хорошо, продолжим по списку.
- Стоп-стоп-стоп, запротестовал мальчик. - Я не особо понимаю, к чему вы ведете и что это за анкета, которую вы там зачитываете. Я отказываюсь отвечать на ваши вопросы!
Секретарь ухмыльнулся и щелкнул пальцами. В сию же минуту в комнату внесли небольшую коробку и поставили на стол перед офицером. Мужчина открыл ее и достал оттуда странный пергамент.
– Алсейф, вы будете отвечать на вопросы, - с  ухмылкой произнес он. – Если же вы откажитесь,  содержимое этого свитка будет доступно общественности
Мальчик пожал плечами
- Делайте, что захотите. Странная бумажка меня абсолютно не пугает, - произнес Лейфон, положив ногу на ногу и откинув назад голову
- Хорошо, Широ.
В голову юноши стали закрадываться странные мысли. Но он посчитал, что все это просто совпадение и лишь ухмыльнулся.
- Согласно нашим данным, вам 22 года, живете и обучаетесь в Москве, интересуетесь всем понемногу, в 2006 появились на форуме стс… Мне продолжать?
Слушая, о чем вещал этот самодовольный вояка, мальчику становилось не по себе
- Если сохранность информации у нас останется на таком уровне, то мир не спасать надо, а уничтожать под корень… Что ж, попробуем иначе…
- Хорошо, я согласен сотрудничать. Однако отдайте этот пергамент мне.
Секретарь передал мальчику документ, и фон-фон быстро порвал его в клочья
- Ну вот и все, теперь я опять отказываюсь с вами сотрудничать. Давайте я уже пойду?
Мужчина лишь пожал плечами и вновь уставился на странный список
- Если объект уничтожит пергамент, достаньте из ящика свиток номер два… В котором написано…
Лейтон вскочил со стула
- Хватит, я вас понял! Не надо больше… Продолжайте свой допрос…, - произнёс мальчик и вновь тяжело опустился на свое место. Злорадная ухмылка озарило лицо каждого из комиссии.
– Раз так, то продолжим. Зачем вы переехали в  одиннадцатый сектор, и ушли из военных сил Британии?
Вопрос был с подвохом. Стоит единожды ошибиться и вся эта толпа солдатонов набросится на него.  Как бы не ляпнуть чего лишнего…
- Единожды обвиненный в измене не имеет права служить в войсках империи. Любое его действие будет рассматриваться, как подозрительное и подвергнуто тщательному анализу. Поэтому, я решил уйти из армии.
Мужчина продолжал что-то записывать в анкету
- А ваше отношение к восстанию в одиннадцатом секторе? Что вы об этом знаете?
Мальчик закрыл глаза и слегка опустил голову
- Мне ничего об этом не известно, кроме того, что показывают по телевидению. А мое отношение – отрицательное, конечно. Погибают мирные люди, нельзя смотреть на это сквозь пальцы
И снова секретарь  что-то отметил на бумаге
- Надеюсь, вы понимаете, что если будет такая необходимость, то мы сможем призвать вас на службу в любой момент, Алсейф
Юноша утвердительно кивнул
- Да, я в курсе. Ол хаиль Британия
После чего, офицер аккуратно сложил анкету и положил ее в конверт.
- Вы свободны, мистер Лейфон. Благодарим за содействие
Фон-фон поднялся со стула и пошел к выходу. Уже в дверях его вновь окрикнул секретарь.
– Алсейф, а можно личный вопрос? Я обещаю, что он не войдет в ваше личное дело и эту бумажку, - мужчина кивком указал на анкету, лежавшую на столе. - То, что написано в этом свертке и том пергамента правда? Вы, действительно, любите метал, рок, готику? И даже играете на басу?
Мальчик перевел взгляд на солдата. Уже было все равно, скрывать особо было нечего
- Да, все, что там сказано - правда. Только у меня не совсем бас, у меня суббас, и гриф инкрустирован готическими крестами.
Лейфон открыл тяжелую дверь, после поднял руку вверх со скрещенными пальцами
- Гос-гос, лоли-лоли
Сказал он напоследок и улыбнулся
- Кстати, а что это за анкета, полковник?
- Это на конкурс мистер КГА, я сам толком не понял, зачем они собирают личную информацию о наших солдатах, но обещаю – мы тщательно их проверим. Это странно, но в то же время интересно, не находите?
Юноша лишь тяжело вздохнул и покинул комнату.

+2

27

Итак, пусть мои решения и поступки расскажут обо мне, а затем подведем итог.

Россия, незадолго перед войной.

- Курсант Крестовский по вашему приказанию прибыл! - Совсем молодой паренек в форме Суворовского училища доложил о своем прибытии. Выглядел он безупречно, вот только в глазах нет-нет, да мелькал озорной огонек. И не зря, ох не зря.

- Вольно. - Пожилой полковник внимательно посмотрел на юношу. Немало таких как он проходило через это училище и очень многим предстояло, похоже, вскоре применять свои навыки в реальных боях - и умирать. Не надо было быть пророком, чтобы догадаться, с кем придется воевать рано или поздно. Причем скорее рано. И сейчас перед ним один такой курсант. Александр Крестовский, сын генерала Крестовского. Даже похож на отца в молодости. Он не сразу раскусил этого парня - слишком уж противоречивы были его поступки. Легкомысленным и неорганизованным Александр только казался - бывало что учился  не ахти, но итоговые оценки заставляли удивляться - вот когда успел так все заучить? Складывалось впечатление, что паренек может быть неорганизован только в мелочах, но никогда не забывает о главном. Вот как раз о некоторых оценках и собирался он с ним поговорить.

- Курсант Крестовский, ваши оценки не оставляют желать лучшего, однако я заметил, что на уроках Каминского по пилотированию УМ вы выкладываетесь куда серьезнее, чем на моих лекциях по тактике и стратегии. Первоначально я предполагал, что вы пойдете по стопам отца, однако, похоже, вы скорее готовитесь в пилоты. Я прав? Можете отвечать без формальностей.

Юноша улыбнулся, не удержавшись:

- Так точно, товарищ полковник. Я вижу из Ваших лекций, что нам подать рукой до войны, поэтому считаю, что мое место на переднем крае, а не в штабе. Вы всегда говорили нам, что мы должны проявить себя как можно лучше, раскрыв все наши способности. И если у меня куда лучше получается пилотировать УМ, чем ставить флажки на картах, то именно этим я и должен заниматься.

Звучало довольно дерзко, особо последняя фраза - Крестовский, похоже, уже сформировал свое отношение к штабной работе в не очень лестной для полковника форме. Однако... Да, Крестовский-старший когда-то был таким же. Да и сам полковник, если подумать, вспомнил молодость, столкнувшись с такой позицией.

- Ну чтож, курсант, в таком случае не буду пытаться заставить вас переключиться на флажки. - Подмигнул он, но тут же стал серьезен,  - Однако это не освобождает вас от необходимости этому учиться. Свободны.

***

- Итак, ты сделал свой выбор, сын? - у них в последнее время было не так много времени, чтобы хотя бы вот так поговорить. А скоро они смогут общаться только письмами и звонками, Александр будет получать приказы из штаба, гден находится отец, а тот, в свою очередь, будет знать, что где-то здесь, в значке, движущемся на тактическом дисплее навстречу врагу, мчится вперед УМ его сына. УМ с красным правым наплечником.

- Да, отец. Мое место на фронте.

- Этого я ждал. - В конце концов, отец понимал сына лучше чем кто бы то ни было и знал, что уж Сашка-то будет на самом переднем крае, но, - Однако почему именно "Красноплечие"?

Александр улыбнулся. Он знал, как будут реагировать те, кто узнает о его выборе. "Кровопийцы", "Кровавый Батальон" - они еще только начали зарабатывать свою репутацию, но слухи расползаются стремительно. Те, кто дерется, несмотря на превосходство противника и вырывает победу из его рук там, где это кажется невозможным. Те, кто наступают первыми и отходят последними - но горе тем, кто попытается отступить раньше чем это необходимо.

- Папа, все просто. То, чего я хочу в этой войне, они делают лучше других.

- И чего же ты хочешь?

- Уничтожать британцев. Так, чтобы они прокляли тот день, когда вторглись к нам. - Александр уже знал о смертях многих знакомых и друзей, знал о том, что происходило там, где британцы смогли продвинуться. И понимал, что только так, как делают это "Красноплечие", и можно бить британцев.

- Твое решение, сын. Чтож... С Богом. - Это были последние слова, которые Александр услышал от отца. Спустя не очень долгое время генерал Крестовский погиб.

***

Фронт, батальон "Красноплечих".

- Что тут у нас? Сопляки, молокососы, маменькины сынки, сопливая малышня,  трудные подростки, иными словами - свежее пополнение? - Рыжеволосая девушка в черной шинели поверх комбинезона пилота критически оглядывала нестройную шеренгу тех, у кого хватило навыков и безрассудства оказаться в числе отобранных для пополнения батальона. Что и говорить, на безрыбье и рак рыба, но это, на взгляд Ольги Рысевой, было худо даже для текущей ситуации. Мысленно где-то треть новобранцев для третьей роты она уже списала в потери первого боя с их участием. Хотя... Есть некоторые, которые вроде похожи на бойцов. Этот, вон та, и...

- Эй ты, быстро вышел из строя! - Палец уперся в парня, который выглядел слишком организованным и уверенным для новобранца, - Имя, фамилия, откуда взялся?

- Так точно, товарищ капитан. Александр Крестовский, из Суворовского училища. - Парень и сейчас держался спокойно, даже расслабленно, словно не в батальон с самой высокой смертностью пришел, а на прогулку. И... Черт дери, он не просто смотрел на Ольгу, он ею явно любовался, благо было чем. Рысева нехорошо улыбнулась, и тут как раз вспомнила, где слышала фамилию. Надо же... Но...

- Ну и какого дьявола генеральский сыночек тут забыл? - Поинтересовалась она. Рысева, выбиравшаяся с самых низов, никогда не любила потомственных военных, особенно тех, кому по наследству доставались карьерные успехи. Но этот парень сумел ее удивить, притащившись сюда, хотя вполне вероятно было, что попросту натворил что-то этакое, после чего и папина защита не помогла.

Александр наконец-то оказался тут, в шаге от войны. Однако были и свои неожиданности, правда, скорее приятного характера. Его новым командиром оказалась настоящая красавица, хоть и с тяжелым характером, судя по тому, как она к нему прицепилась. Ну да он и не ждал теплого приема или чего-то такого - отчасти и поэтому он оборвал все связи с высшими кругами командования и направился в батальон, который многие потомственные офицеры обходили десятой дорогой. Ну чтож, разочаровывать капитана не стоит...

- Сидя в штабе, до британцев не доберешься, товарищ капитан. А мне уж очень хочется убить их побольше. - Улыбнулся он, про себя отметив, что комбинезон пилота женщинам очень даже идет, - Наболтать я могу всякого, но если хотите убедиться в моей серьезности, то дайте мне УМ и задание - сами все увидите.

Теперь уже Ольга полностью избавилась от скучающего настроя. Подошла к парню вплотную, взяла за подбородок, заглянула в глаза:

- Вот оно как? Тогда вперед. И постарайся доказать, что можешь не только пялиться на мою грудь. - Улыбочка стала совсем нехорошей, а глаза у Рысевой загорелись интересом, - Миша, быстро нам две машины, мою и пятерку. Загрузить боевыми патронами!

*минут пятнадцать спустя*

Александр успел подумать, что язык его до добра не доведет, когда понял, что  ему на простой УМ-5 придется сражаться против командирского "Вампира", а про эту модель он только слышал до этого. Однако... Тот же самый характер, который завел его так далеко, сейчас не давал сдаться и поддаться эмоциям. Он пришел сюда сам - и должен выдержать все, что нужно.

- Поехали!!! - Раздался в наушниках голос Рысевой. Выбора не оставалось, и Алекс  привычным движением дернул рычаги. Он же не мог разочаровать эту девушку, правда же?

*пять минут спустя*

- Мишка!!!! Я тебя убью! Какого дьявола ты молчал, что это твой ученик?! - Рысева, наскакивающая на мужика, который был выше ее почти на голову, а в плечах шире чуть не вдвое, выглядела немного забавно, но мило. Александр, несмотря на сломанное ребро, чувствовал себя отлично. Это было то, ради чего он пришел сюда - тут даже тренировка была настоящим боем. Но тут...

- Крестовский, ты чертов мелкий вредитель! - Рысева со стремительностью хищника перескочила к нему и схватила за шиворот, - Ты хоть знаешь, сколько мне ждать починки головного модуля? И вообще, кто применяет баллистический кулак с зажатым в нем винторезом?!

- Товарищ капитан, вы же сказали чтобы я был серьезен! Вы сами меня чуть как жука на булавку не насадили!

- Ничего, до свадьбы заживет, точнее, ты точно не доживешь до свадьбы! - Ольга не собиралась успокаиваться, - А британцы с тобой цацкаться не будут, учись сразу! Хотя...

Помолчала, присматриваясь к юноше:

- Хватка есть. Здравомыслие почти отсутствует, но при этом есть мозги. Мишкина школа налицо. И, чтоб тебя, даже после такой трепки ты улыбаешься и раздеваешь меня взглядом. И не надо изображать невинность, я все вижу. - Пауза и за ней приговор, - Типичный "Красноплечий".

- Рад стараться, товарищ капитан! - Улыбнулся Александр. Он почувствовал себя... Дома. Как и положено, в самый подходящий момент Рысева ткнула его прямо в сломанное ребро, Алекс подскочил, капитан ухмыльнулась как довольная кошка:

- Меньше слов, больше дела. Завтра я из тебя котлету сделаю!

***

Они были солдатами, которые воевали там, где не могли остальные, дрались с противником несмотря не на что. Заставляли британцев чувствовать страх несмотря на их численное превосходство. Когда показывались на поле боя машины с красными наплечниками, солдаты Британии уже не думали о том, что добрую треть пилотируют чуть ли не подростки, которым самим сейчас страшно. Это и было цельью - если противник сильнее, его нужно ослабить и заставить потерять самообладание. Алекс стал одним из них, безжалостно уничтожая британцев и тех из своих, кто предал Родину. Да, именно вот так - они были одним из немногих подразделений, которые могли в случае необходимости моментально повернуть оружие против своих и не сомневаться, убивая даже гражданских, женщин и детей. Да, юноше не всегда это нравилось... Но он заставлял себя держаться, так как это была война на выживание.

А еще... еще они были людьми. Живыми. Ненавидели, злились, грустили... И в то же время любили, дружили, радовались и между боями не думали о том, что завтра могут встретиться со смертью. Хотя, наверное, думали - потому и поступали вот так. Таким был и он. Убийца без сомнений - но и человек, не растерявший ни доброты, ни понятий о чести. И самое главное, способности любить.

- Командир, а вам не кажется, что неуставные отношения в ремонтном ангаре это слишком?

- Знаешь что, Саша?

- Что, Рыся?

- Заткнись и поцелуй меня наконец.

***

- Прощай, Рыся. - Последний взгляд на зарытую могилу. Буквы, выцарапанные на листе брони от УМ - "Капитан Ольга Рысева, Командир 3-ей роты". Он знал, что когда-то это вот так кончится. Но все равно был не готов... Хотя ни за что не показал бы это остальным. Потому что теперь он - капитан и командир роты. А когда-нибудь так закопают и его, но это совсем не страшно. Он будет поступать также, как она - не думать о смерти, а жить так, словно каждый день - последний. И сражаться до победы.

- Кто заменит Рысеву?

- Выбор очевиден - Крестовский. После ее смерти будет бить британцев еще злее, а мозгов хватит, чтобы не просто сгинуть.  Это парень с железной хваткой. Не удивлюсь, если рано или поздно уступлю ему свое место.

- Полковник... Вы уверены? Я бы не сказал, что...

- Я вижу дальше тебя. Если этот парень останется даже последним из "Красноплечих", я могу быть спокоен за судьбу батальона.

***

А потом их не стало. Я лишь куда позже узнал об этих словах полковника. Они ведь почти сбылись - среди выживших лидером остаюсь я. Кто-то должен принять эстафету командования, когда оно мертво. И, черт возьми, я буду драться за всех вас, ребята. Кто - я?

Я - Александр Крестовский, командир третьей роты "Красноплечих". Я же - Профессор Алекс кросс в Академии Эшфорд и совсем об этом не жалею. Я сражаюсь с британцами, но я и понимаю их лучше многих. И дни, проведенные с этими ребятами в Эшфорде, для меня ничем не хуже дней, проведенных за тренировками уже следующего поколения "Краноплечих". И те и другие - те, кто должен сменить наше поколение в Британии и в России. Пусть многие мертвы и не все из оставшихся выживут, а еще меньше - сделают что-то достойное, но в них то, что постарался им передать я и я верю, что это не зря.

И, конечно, у меня есть слабости. Понимание врага - палка о двух концах и в последнее время я замечаю в себе подозрительную тягу к симпатичным британкам, особенно Рыцарям Круга. И ведь как минимум в одном случае это было взаимно, не так ли, Эллеонора МакКонелл? Да же если мы еще поубиваем друг друга - только попробуй сказать, что тебе не было тогда хорошо. Все равно не поверю. Ну, что тут скажешь, я никогда не был монахом и пуританином. И никогда не забывал, что в мире есть не только война.

Однако это не отменяет того, что я еще увижу возрождение России и поражение Британии, а на поле боя еще не раз мелькнут машины с красными наплечниками и по всем линиям связи враги услышат наш боевой клич - "МЫ пришли за вами!"

А я буду в первых рядах и клянусь в этом тем, кто будет со мной плечом к плечу и тем, кто будет против меня на этом поле боя.

И да, мои ученики из Эшфорда - учитесь хорошо до этого момента)

Отредактировано Alex Cross (2011-02-18 18:06:03)

+2

28

Шинои проснулся неприметно, тихо. Солнечная погода, лёгкий ветер – хорошие летние деньки. Правда, последнее пробежало мимо, махнуло хвостиком, да и было за него поймано зорким взглядом сонного учёного. Хвост в свою очередь оказался скользким типом – нагло выкручивался и бил в лицо, оставляя на нём пятна. Да-да, странный голос в голове ведёт речь о солнечных зайчиках, что «хвостиками» света падают бликами на лицо, ударяя по глазам.
- И с каких это пор я думаю о лирике ,- проворчал-прошуршал белоснежный, потягиваясь и спуская ноги на прохладный пол. «Бррр…»,- стало первой реакцией, но о домашних тапочках, - «…можно и не мечтать».
Шаг за шагом, шаг за шагом Тайхо продвигался по своей небольшой квартирке в Японии(да – вы не ослышались) к ванной комнате. Умылся, освежился, пришёл в себя. Бодро улыбнулся своему отражению в зеркале и вернулся в комнату, незаметным движением включая ПК и опускаясь в кресло.
«Мм… вход на рабочий стол, заставка с пейзажем, запуск систем и анкета»,- зрачок удивлённо расширился,-«Анкета?».
Оформление не было сильно замысловатым. Обычный документ, типа «Word» из нашего мира, с вопросами, которые, наверное, надо заполнить. Первая строка была простой – «Ваше имя?».
- Ну хорошо, сыграем в Вашу игру ,- с оттенком лёгкой досады, печатая «Шинои Тайхо».
Следующий вопрос тоже не отличался особой оригинальностью: «Сколько Вам лет?». И разумеется, ответ безо всяких сомнений – 22. Двадцать два года жизни и ровно столько же ответов на простейшие вопросы, типа: «любимый напиток цвет, блюдо» на которые он отвечал столь же быстро и лаконично, вслух дублируя некоторые из них.
- Белый; вода; сырая рыба, рис и соусы,- при последнем аж заурчало в животе, и молодой человек немного поёжился,- Хм… честность, ум, искренность. Из одежды? Наверное, любимый плащ, рубашки… костюм пилота, только вот об этом лучше не писать.
И правда, стёр последнее упоминание, дабы не освящать свою деятельность или привязанность к чему-либо специализированному. Вот, анкета моргнула, принимая информацию и выводя окно чата, в котором начинали мелькать слова.
- Мужик, ты чё, самый умный? И чё те больше всех надо?
Секунда тишины, ещё одна и ещё одна. Он всё продолжает сидеть, молчать и ошарашенно глядеть на мозолящие глаза буквы.
- Ты думал ты такой незаметный?
«И что сказать…»,- пронеслось в его голове.
- Ведь всем и так всё понятно. На самом деле ты… «Кто я?» Никто не знал, а ты! «Что за чепуха?» На самом деле ты – WhiteMan!
Очень кстати сейчас прозвучал бы звук разочарования в комедиях, сопровождающий смешное действие. Почти мгновенно стены его комнатки упали, раскрывая студию вокруг и монитор с лицом его искусственного интеллекта.
- Тенши?! Что чёрт возьми творится?!,- Шинои уже норовил упасть со стула, только вот абсолютный стазис не позволял ,- Что это было?!
- Анкета, тайчо-кун ,- и лицо кибер-девушки разлилось в улыбке пока сослуживцы откровенно смеялись над своим удивлённым капитаном.

+4

29

В мире найдётся не так много людей, которые от чистого сердца расскажут о другом всё хорошее, что знают. Это могут быть друзья, но не все из них готовы умолчать раздражающие факты. Могут быть бывшие учительницы, но и они любят рассказать о том, как в начальной школе журила за какую-нибудь глупость. И только матери всегда будут говорить о том, что их ребенок самый лучший и прекрасный из всех имеющихся на белом свете.
Такой и была миссис Эштон, мать троих детей, женщина уставшая от жизни и вечных проблем. Она одинаково любила всех своих сыновей. Может быть, Ричарда чуть-чуть больше, поскольку он для неё всегда оставался милым маленьким карапузиком Ричи, хотя сейчас, в свои годы, перевалившие за третий десяток, того малыша он напоминал лишь отдалённо. Но о подобном предпочтении она никогда и никому не рассказывала, ведь дети есть дети, все свои и любимые.
Она сидела в гостиной и уже полчаса как растягивала губы в учтивой улыбке. У неё была гостья, леди Беррил, славившаяся не только родовитостью, но и богатством. Кроме того была и дочь, которая пусть и не вышла умом, но была симпатична, воспитана. Как говорится, могла составить счастье своего будущего мужа. Именно на эту роль миссис Эштон и примеряла своего младшего сына.
- Какой он... Ричард? – тихо спросила юная мисс Беррил. У неё были пухлые губки и ямочки на щеках. Миссис Эштон любила таких «сладеньких» девочек. Но ещё больше она любила своего сына, настоящего героя.
- Он? Прекрасный молодой человек. Мы воспитывали его так, как воспитывался ещё дед моего мужа. У нас строго блюдут традиции, - от этой фразы старшая из гостий встрепенулась, но младшую это не обрадовало. Мать «прекрасного молодого человека» решила исправлять положение. – Он у нас майор между прочим. Настоящий военный. У него такая выправка... – мечтательная улыбка. Впрочем, можно и фотографию показать.
Миссис Эштон достала фотоальбом, который специально положила не так далеко от себя. Полистала страницы. Где-то ближе к концу обнаружилось то, что нужно – Ричард в полный рост. Парадный портрет, который его отец заказал после получения им звания майора. Молодой человек на этом снимке выглядел особенно эффектно. И судя по выражению лица юной леди Беррил, она тоже это оценила. Это вызывало гордость в любой матери, ведь её сын действительно самый красивый и умный, и чудесный. – И он ведь не просто так майор, а настоящий военный. Не сидит где-нибудь в штабе, а своей кровью защищает честь Британии, - гордо продолжила она. – Берите печенье, леди Беррил, его утром испекли в лучшей пекарне города. Ричард – наша семейная гордость. Мистер Эштон даже собирается в завещании упомянуть его на первом месте, - последнее сказала шёпотом. – Только это между нами, - конечно, это ложь, но миссис Эштон верила, что ради хорошего брака сына можно и не такое сказать.
Собеседница активно покивали. У младшей на лице всё ещё была написана сильная заинтересованность. Явно, самый юный из Эштонов нашёл место в её сердце.
- А он чем-нибудь интересуется? Может быть, литературой? – с надеждой спросила она. Миссис Эштон одарила её благостной улыбкой. Скажи девушка вместо литературы ваяние или религию далекого и неизведанного племени, то оказалось бы, что её сын интересуется именно этим.
- Как удивительно! Именно литературой он и интересуется. Даже хотел поступать в университет, заниматься английской филологией. Я его поддерживала в этом, но потом он мне говорит... – женщина картинно потёрла виски, - как сейчас помню... говорит: «Мне жаль разочаровывать Вас, маман, но я должен отдавать долг своей родине». Так и сказал, ей-богу, - девушка застыла в восхищении, а на губах миссис Эштон застыла удовлетворенная улыбка. Мысленно, она уже женила своего любимого карапузика Ричи на этой пампушечке. Она уже победила. – Ещё чаю, леди Беррил?

+2

30

- Ита~к, сегодня у нас в студии находится интересный персонаж – русский майор, участник освободительной войны против Британии, шпион ЕС и просто прекрасный человек! Встречайте – Алексей Дегтярёв.
Алексей чувствовал, что задание ставки было каким-то необъяснимо странным на этот раз. Ему и раньше приходилось участвовать в различных конкурсах и подобных мероприятиях, но теперь… «И откуда они знают, что я шпион ЕС?», - Ранн был на грани провала, но все еще пытался закосить под местного. С широкой улыбкой на лице, скрытой под противогазом, Дегтярёв вышел в студию в своем обычном комплекте химзащиты, явно производя неизгладимое впечатление на всех присутствующих.
- Здравствуйте, мистер Ранн, он же Дегтярёв-сан! – диктор был явно не в себе, выдавая тайну за тайной секретного агента, да и как они узнали, не говоря уже о странном обращении с японским именным суффиксом? Алексей присел на диван, видимо отведенный ему, а ведущий тем временем продолжил: - Итак, Алексей. Мы не станем утомлять вас долгими распросами, а сразу перейдем к вопросам, которые дорогие читатели послали в нашу редакцию!
«Господь всемогущий, откуда они узнали про меня?», - майор всегда был готов к перипетиям судьбы, потому и пытался закосить под местного.
- И вот первое письмо! – ведущий программы помахал розовато-синим письмом перед публикой, которая чуть ли не ахнула, увидев его, и стал читать: - Это письмо от человека, подписавшегося как «Виолончелист, игравший в Лондонском оркестре в период его наибольшего расцвета в 15 ряду 2 звена», - ведущий перевел дух и глотнул воды, Дегтярёв оставался максимально сосредоточенным и не выказывал никаких эмоций. Еще бы, на нем же был противогаз! – И вот вопрос: уважаемый мистер Терри Ранн, мы были с вами в одном институте, и я был вашем фанатом на протяжении всех ваших приключений в России, активно читая посты автора! – никакого здравого смысла, конкурс же, - так что расскажите, пожалуйста, о себе, начиная с возраста и заканчивая увлечениями. И вы ведь говорите на английском в совершенстве? – ведущий подошел к недоумевающе спокойному майору и шепнул на ухо: - Только помните о правилах конкурса. Конкурса же.
Ведущий отошел на свою первоначальную позицию, давая тем самым время глубокомысленно и философски обдумать свою речь главному герою веселого поста автора, который в тот момент, когда писал все это - явно был на вершине счастья! «Правила конкурса же», - подумал бравый солдат российской освободительной армии. И это было последним, что он успел подумать перед тем, как начать свою речь. Для пущего эффекта он сделал серьезно-деловое лицо, которое, конечно же, никто не увидел – противогаз, кэп.
- Честь имею, майор войск специального назначения Главного Разведывательного Управления Освободительной Армии России, Алексей Дегтярёв. Итак, мне 29 лет, я активный увлеченный мужчина в самом расцвете сил, способный на любые подвиги во славу Родины. Мои родители – простые сельские жители, крестьяне так сказать, чудесные люди, подарили мне любовь к своей стране. Я окончил XXXX школу в городе XXXX. После чего поступил в МГУ, который, разумеется, окончил с красным дипломом. Там была еще практика в ЕС, шпионаж и другая деятельность на блага моей страны, - майор сменил позу на диване, на более удобную, по его мнению соответствовавшую диагоналям распространения света по залу, чтобы каждый мог увидеть его светлый лик, - Мои увлечения – это чтение произведений великих русских авторов от Александра Сергеевича Пушкина до Федора Михайловича Достоевского, Льва Николаевича Толстого и Михаила Сергеевича Булгакова. Также увлекаюсь биатлоном, футболом, волейболом, баскетболом, и множеством других видов спорта. Люблю участвовать в различных дискуссиях. Что касается английского… I'm speak English amazingly like.
Уверенный в себе и своих ответах Дегтярёв повернулся к ведущему, которого и звать никто и, выглядит он никак. Тот в свою очередь достал следующее письмо и живо стал зачитывать его. Дальше пошли простые и скучные вопросы, на которые Дегтярёв отвечал по мере возможности и лишь положительно, помня о правилах конкурса. «Во славу России-матушки», - было его главным мотивом, ведь он патриот своей родины, и даже шпионом стал во благо её.
Когда же все эти испытания подошли к концу, военный встал с дивана, пожал руку ведущему, и отправился к выходу. У самого выхода он остановился, повернулся к залу и сказал: - А теперь я покажу вам своё лицо, - весь зал затаив дыхание смотрел на майора пока он медленно снимал свой противогаз. И вот он его снял. Публика обомлела.
- А вы думали, что мои глаза цвета xxxx, а волосы xxxx, а на лице у меня нет xxxx и есть xxxx? Мва-ха-ха! Наивные! – Майор расплылся в жизнеутверждающей улыбке, а ведущий ошарашенно проговорил:
- Какой вы интересный…
- И весьма коварный! – ехидно довершил майор, после чего надел обратно свой противогаз, став обратно серьезным солдатом ОАР и отправился на подвиги ради России-матушки и водки~.

+2


Вы здесь » Code Geass Adventure » Конкурсы » Мистер КГА 2011


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC