Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Флешбеки » 1 июня 2016 г. Операция в Касабланке


1 июня 2016 г. Операция в Касабланке

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

1. Дата: 1 июня, 2016 год;
2. Временной промежуток: 22:00 - 05:40;
3. Название, охватывающее суть эпизода:  Операция в Касабланке;
4. Участники:  Эдвард МакМиллан, Элизабет Хэрлифилд, Эмма Грантли, Ричард Джеймс Эштон;
5. Мастер эпизода: Kuro Tatsumaki;
6. Место действия:  Марокко, город Касабланка и близжайшие окрестности;
7. Ситуация:  Нейтрализация военной сепаратистской группировки в восставшем городе. Совместная операция SAS и Британской разведки. SAS должны нейтрализовать сепаратистов, разведка же - устранить верхушку управления городом, которые хоть и остались лояльными, но все же которые находятся под подозрением у Империи. Отряды SAS не знают об истинной цели разведки.
8. Очередность: Эдвард МакМиллан, Эмма Грантли; ГМ вне очереди. После присоединения Элизабет -  Эдвард МакМиллан, Эмма Грантли, Элизабет Хэрлифилд.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-08-21 20:52:55)

0

2

Одет: Комбинезон песочного цвета

В Мохаммедию их доставили час назад, специальным рейсом. Там у них было совсем немного времени. Быстрый инструктаж, немедленное снаряжение на операцию. Гостиницу им выделять смысла не было, поэтому прождали они вездехода около двадцати минут, большой компанией уместившись в тесном помещении КПП возле юго-западных ворот Мохаммедии. Кто-то курил, кто-то раскладывал карты, раз за разом отбиваясь и продолжая играть.
_______________________________

Равномерно и протяжно в сумерках раздавалось гудение дизельного двигателя громоздкого, военного четырехместного хаммера с установленным на крыше ручным пулеметом М134 – надежное, проверенное временем шестиствольное оружие возвышалось над полуприкрытым люком мощного вездехода, имевшего пустынную окраску.
Всего их было три. Третий плелся как-то неохотно, без особого желания и затормаживал ехавший вслед за ним такой же
хаммер, все той же пустынной окраски. Своим внутренним миром он ничуть не отличался от ехавших впереди, только вот модель была более ранняя и внешние отличия, но присутствовали. Вездеход был более габаритный, имел форму просторного пикапа, на крыше кабины не было установлено какого-либо оружия. В кузове находились четверо людей, одетых в ч
Величественно эти два транспортных вездехода передвигались в противоположную сторону от  сторону Касабланки – наиболее густонаселенному городу бывшей Марокко, некогда имевшей полную независимость.
Эдвард сидел в кабине хаммера-пикапа, облаченный в песочного цвета комбинезон. На ногах – крайне удобные берцы, пошитые совсем недавно. Несмотря на то, что все установленные в SAS проверки были пройдены, им предстояла еще одна, более важная – проверка на долговечность, испытание временем. На коленях у Эдварда лежал карабин М4 с тактическим фонарем  и коллиматорным прицелом. Капитан все еще продолжал восхищаться тому, насколько удобным и качественным может быть оружие, изобретенное давным-давно, однако производящееся до сих пор. К чему новинки, если есть классические аналоги, прошедшие все стандартные и нестандартные проверки?
Сзади, в кузове, тряслись на деревянных скамьях, присобаченных к борту пикапа, остальные члены отряда. Джонатан Максвелл, Максимилиан Мид, Уоренн Джордан, Дэвид Уэстон. Но для Эдварда они были не просто опытными офицерами SAS. Для него они были много большим – друзьями и боевыми товарищами, готовыми прийти на подмогу в любой момент.
Водитель вездехода – чернокожий мускулистый парень, Курт, побритый под "площадку", обладатель широких скула, чуть оттопыренных ушей и характерного для негров приплюснутого носа. Его полк работал в Марокко в течение вот уже пяти лет. Местную территорию он знает пускай и не как сорокалетний коренной житель, но вот особо важные маршруты ему известны, ровно как и расположение ближайших КПП и блокпостов.
К слову, о территории. Дорога от Мохаммедии до Касабланки – зрелище весьма утомительное, удручающее. Двадцать пять километров вроде и кажутся недолгими. Но вот местные, окутанные сумеречной мглой пейзажи заставляют приуныть. Одинокая луна светила над пустыней, бросая желтоватый свет на раскинувшиеся вдали пустынные дюны.
Кабина была полна табачным дымом. Опущенное до конца окно даже не спасало. Курт на протяжение всего участка пути до места назначения раскуривал толстую, дорогую сигару “Stark”. Спецназовец Специальной Воздушной Службы такую роскошь вполне мог себе позволить.
- Совместная операция с МИ-6… - задумчиво протянул Курт, затягиваясь сигарой. – Давненько у нас с ними делов никаких не было…
Эдвард пожал плечами. Курту было лет тридцать пять, в SAS он пошел раньше МакМиллана, посему только и оставалось, что кивать – на своей памяти Эд вспомнить совместных операций с ними не мог просто потому, что операций как таковых просто-напросто не было.
- И что нас к ним приставили? – продолжая задаваться риторическим вопросами, Курт надавил на педаль, завидев, как моргнули фары впереди едущего хаммера. – Приползли. Слезаем.
Эдвард кивнул. Под языком  начало посасывать – организм требовал съесть батончик, который у Эда остался только один – да и тот растаял. Еще бы – жара стояла 80 по Фаренгейту, а залежавшийся в наплечной сумке батончик не выдерживал таких температур.
- Отряд, за мной! – будучи на службе, Эд старался соблюдать воинские уставы.
Спустившись с пустынного барахана, отряд вышел к небольшому поселку-хутору.
Возле дверей стояли, толкаясь меж собой местные, что-то объяснял невысокому британцу в форме  темнокожий бородатый облысевший старичок.
- Капитан, что мы здесь делаем? – спросил Уоренн, положив на плечо Эда здоровую руку.
- Без понятия, Джордан, - ответил ему МакМиллан, не поворачивая головы.
Взгляд капитана устремился вдаль. Касабланка уже не казалась маленькой точкой вдали, которая возникла на горизонте совсем недавно. Точка приобрела форму, стали различимы некоторые здания. Можно было даже угадать, какое из них – мечеть Хассана, чудом уцелевшая после захвата Марокко.
Ехать туда, правда, все еще было весьма долго. От этой мысли у капитана только сильнее под языком посасывать стало. Эд был спокоен, но проявлял внутреннее нетерпение.
Солдаты SAS рассредоточились по пустынному бархану и хутору. Кто-то спустился и сейчас бродил возле зданий, кто-то все еще находился на бархане, возле автомобилей.
- Если восстание действительно серьезное… - предположил Эдвард. – То им бы следовало прислать больше людей… Ну, или хотя бы в поддержку отправить несколько найтмаров.
МакМиллан выждал минуту.
- Кто-нибудь, наконец, скажет, почему мы встали? Когда продол… - Эд не успел закончить.
К Эдварду незамедлительно подошел отчитаться лейтенант из другого отряда.
- Сэр! Отдел Разведки проводит опрос населения, - ровным голосом быстро проговорил он.
- С какой целью? – последовал вопрос Эдварда.
- С целью выяснить обстановку в Касабланке, сэр, - ответ был незамедлительным, словно лейтенант ждал этого.
Эдвард кивнул.
- Они тоже могут оказаться врагами и завести нас в ловушку, - предположил капитан. – Как никак, они…
- Они пожалованные… - тихо прервал его лейтенант.
Не обратив внимания на нарушение устава, Эдвард развел руками и прошелся вдоль невысокого дома. Внутри горело множество свечей, двое мальчишек лет десяти, жавшиеся к стене на установленной в углу низкой кровати с голым полосатым матрасом.
- Долго нам еще ждать? – громко переспросил Эдвард, окончательно выйдя из себя после очередных пяти минут простоя.

Отредактировано Edward McMillan (2010-08-03 14:05:19)

0

3

Пол вертолета несшего их к Касабланке привычно качался под ногами, лишая мыслей лишний раз встать или пройтись. Впрочем прогуливаться особо было и негде. Там, где оказывалось свободное место от людей, оно было занято техникой и другим снаряжением.  Шум двигателя глушил разговоры, позволяя лишь иногда вставлять замечания, перекрикивая его. Ловя последние минутки покоя перед напряженной работай, Эмма не особо вслушивалась в далекие от дела комментарии, а думала о брате, с которым уже долго не виделась. Странно, что по родителям я скучаю куда, как меньше…
-  Прибыли! – звонкий возглас, вкупе с ощущением земли вырвал ее из раздумий. Разведчики спрыгнули на землю и, попрощавшись с вертолетом, направились разбивать лагерь. Место было выбрано на окраине небольшого хутора, расположенного на расстоянии нескольких километров от Касабланки. Здесь несколько человек быстро установили палатку, в которой вскоре должны были разместиться датчики, компьютеры, связь. Недостатка в техническом оснащении британская армия не испытывала, а разведка так и вовсе пользовалась некоторыми привилегиями. Тем не менее пренебрегать старинными, но все же действенными методами было бы достаточно легкомысленно, и поэтому пока одни настраивали связь с целью поймать канал мятежников, другие отправились пообщаться с теми из местных, кто поддерживал Империю. 
На хуторе было не много людей. Он был больше всего похож на объединение нескольких семей: крепких патриархальных семей включающих в себя несколько поколений. Очевидно, что прошедшая война и завоевание Британией не прошли незамеченными для жителей поселения, которым и раньше приходилось изрядно напрячься, чтобы удерживаться на плаву. Жизнь на краю пустыни не была легкой никогда, а после того как отступающие войска отобрали у поселенцев последнее она стала почти невыносимой. Тогда то они и рискнули служить своему врагу, чтобы иметь возможность выжить. Наступающей армии была полезна помощь местных. Военные  использовали их знание местности, языков и диалектов и взамен помогали деньгами и едой. После эти семьи продолжали сотрудничать и с установленным империей правительством, за что и получали столь желанное одними и столь ненавидимое другими гражданство.
Интересный выбор: балансировать между страхом и ненавистью своих соотечественников. Выбрал ли ты это сам? – одним из первых с кем женщине выпало пообщаться на интимные темы вооружения бунтовщиков, был молодой парень, пытающийся просверлить ее недобрым взглядом. Или чей то через чур настойчивый совет? Он не смел отказать британке, но его нежелание общаться просвечивало даже не столько во взгляде, сколько в поведении. Стоило ей зайти в его дом, как его жена и дети тут же испарились, скрывшись во дворе, и, что хуже, на большую часть ее вопросов он отвечал «не знаю» или «не понимаю». Эмма была абсолютно уверенна и в своем произношении и знании языка, и в том, что этот парень просто обязан знать что-то о происходящем в городе: он там работал.  Тщательно скрывая свое раздражение за маской подчеркнуто вежливых фраз, она размышляла о том, как вытянуть из него искренние и честные ответы.
Что же мне с тобой делать… - риторически интересовалась женщина, выключая передатчик так, чтобы это обязательно заметил ее собеседник. Пару минут переживу без связи, а человеку приятно…
- Чего вы боитесь, Саид? – поинтересовалась она,  - Я так понимаю, что не англичан, хотя и не любите вы нас удивительно сильно для пожалованного британца. Кстати, мне из чистого любопытства даже интересно, за что собственно такие эмоции? Вы же можете пользоваться практически всеми же теми благами, что и другие жители империи?
- Всеми да не всеми, - хоть и недобро, но все ж таки ответил парень,  - Только теми объедками, что вы нам с барского стола бросаете.
- А вы, естественно, хотите большего? Так кто же вам мешает? Вам сейчас открыты все дороги: работайте, станьте нужным и незаменимым для Британии, поднимитесь так высоко, чтобы никто не посмел вспомнить о вашем происхождении.
- Я имею право гордиться своим происхождением!
– услышав это восклицание Эмма с трудом подавила вздох: И как они вообще могут надеяться на какие либо шансы на победу?..
- Так и гордитесь, кто ж вам мешает? Когда вы доберетесь до указанной мною ступени, вы вполне сможете облегчить судьбы тех из ваших соотечественников, кто находится ниже.  А если вы будете действовать не одни, то спустя время ваши дети добьются еще больших высот и еще больше смогут сократить разницу между гражданами Британии и нумерованными, а ваша страна разовьется до невиданных для нее прежде высот благодаря науке и промышленности Англии. – женщина приостановилась, чтобы понять какой эффект произвели ее слова, и продолжила уже медленнее, размышляя, - Но знаете, Саид, чтобы этого добиться необходимо не только время, необходимы прочные и положительные отношения с Британией… Или хотя бы их видимость. Эти бунтовщики, они разрушают не Империю, так как ее сейчас ничто не в силах даже задержать, они разрушают вашу страну. Понимаете? Восстание будет подавлено, даже вы не спорите со мной в этом, и меры, сдерживающие нумерованных, будут усилены. Это уже не изменить, но насколько они будут усилены – это зависит от того, сколько проблем принесет это восстание.
Эмма старалась говорить убедительно, хотя и говорила лишь прописные истины, которые обещали гораздо больше надежд, чем их будет исполнено. Ей были не понятны мысли пожалованных британцев.  Они почти  все готовы преклоняться перед захватчиками, чтобы только выгадать для себя пару привилегий. Если бы они все сражались до конца, нам было бы гораздо сложнее удерживать такие территории, но они отступают и боятся. Практически все вышесказанное было заучено, чтобы прочитать по памяти в нужный момент, сама женщина симпатизировала гораздо в большей степени противникам. Хоть кто-то из этих нумерованных помнит о чести…
- Помогите нам остановить этих безумцев до того, как они не наделали слишком много бед, чтобы не пострадали мирные граждане. Вы же что-то знаете, город полниться слухами, так расскажите.
-  Я не разбираюсь в оружии… - пробормотал парень.
-  Я разбираюсь, - обрадовано ответила Эмма, - просто опишите, что вы видели.
-  Я и видел мало чего… Машины какие то боевые, гусеничные, видел и все.
-  Сколько? Хоть примерно… - она почувствовала, как настроение его сменилось на прежнюю настороженность, - Танки, что ли?
-  Не знаю. Не считал. – вновь уперся парень. Баран. Идиот. И где таких делают? Только зря время потеряла…
--  Что ж… как скажете… - проговорила она, прощаясь, - Надеюсь, что хотя бы это правда. – больше ничего из него не вытяну, не щипцами же действовать…
Она вышла на улицу в абсолютно расстроенных чувствах. Информации ноль без палочки, а времени потрачено вагон и маленькая тележка. Тогда как надо бы наоборот. Что же он так заартачился? Размашистым шагом Эмма направилась к следующему интересному дому.
-  Добрый вечер, - поприветствовала она хозяев, после того как постучалась и вошла.  Полумрак наполнял дом и хозяин не желал с ним бороться, лишь одинокая лампа наполняла комнату тусклым светом. К этому добавлялся запах пыли и минимум мебели и тех  других вещей, которые создают впечатление обжитого дома.  Это было правдой, хозяин – мужчина средних лет -- здесь не жил, а только периодически приезжал.  – Можно задать вам пару вопросов? – продолжила Эмма после того, как представилась.  Дальше ей стоило лишь удивляться разнице отношений этих людей к человеку в британской военной форме. Мужчина отвечал охотно и легко, но так как он, естественно, и близко не принадлежал к заговорщиком, то знал он не много.
- Говорят, что вооружены они очень хорошо. Я сам слышал, что у них есть даже вертолеты. – размеренно продолжал рассказывать он.
-От одного человека? Почему вы думаете, что это может быть правдой? – насторожилась Эмма, но этот вопрос мужчине не понравился.
- Один человек… - промямлил он в ответ, словно запоздало сообразив, что сболтнул лишнего, - Он бы не стал мне врать…
Не хочет подставлять своих… Хотя на этом месте останавливаться уже поздно.
- Он ваш друг? Простите, но я бы не стала верить друзьям в таких вопросах… К тому же даже если он говорил правду, откуда он мог ее узнать?
-  Он один из повстанцев и хотел, чтобы я присоединился к ним. Пытался убедить, что у них есть все шансы на победу.
В ответ на вопрос, что еще ему рассказал этот знакомый, он лишь усмехнулся.
- Я же не присоединился к ним, чтобы мне доверили все и сразу. Только в общих чертах, так что я не знаю ни их численности, ни моделей оружия, ни количества боеприпасов.
- То есть все только в общих чертах… Что ж спасибо и за это, - подытожила Эмма, прощаясь. Она не успела уйти, как в дом забежал мальчишка.
-Ой, какое интересное у вас оружие, - затормозил он возле двери, похоже забыв зачем приходил, - Но у тех серьезнее выглядело…
- У кого «у тех»? – насторожилась женщина.
- А? Солдаты приходили. Вот у них оружие было – во! мальчишка показал размер, и, наконец вспомнив зачем приходил, добавил хозяину дома, - Вас отец к нам звал.
- Очень интересно… А поподробнее мне расскажешь по дороге к вашему дому?
Мальчишка указал ей дорогу, но и в этом доме нового удалось узнать лишь каплю: взрослый мужчина – отец мальчика – не помог даже уточнить какая именно модель оружия была у тех солдат. Что ж будем надеяться, что у остальных побольше интересного, а то с такими данными только в пекло и лезть…

Отредактировано Emma (2010-07-23 22:45:52)

+2

4

ООС: Просьба читать крайне внимательно.

Внезапно раздался  очень громкий хлопок где-то снаружи, совсем рядом с хутором. Вне всяких сомнений – это был выстрел.
Отец мальчикa вздрогнул и, быстро схватив сына за запястье, устремился к выходу, оттолкнув девушку в сторону. Он выбежал на улицу и, быстро перебирая ногами, немного повихляв между немногочисленных домов и пальм, бездумно побежал в сторону бархана, где находились вооруженные солдаты SAS.
- Аллах Акбар! Алхамдо-лилла! – громко прокричал отец, вытаскивая из-под бежевого балахона небольшой пластмассовый предмет. Сын начал упираться в землю, что-то выкрикивая своему родителю, который, похоже, позабыл уже про все, и стараясь вырваться из сильной отцовской хватки. Немного притормозив мужчину, запястье мальчик с большим трудом выскользнуло из руки отца. Мужчина даже не стал оглядываться. Он просто побежал вперед, продолжая выкрикивать имя своего бога и вознося славу ему. Мальчишка скрылся за небольшой скалой, метра полтора высотой и шириной в два, что находилась под устремившейся к небу пальмой.
Стоящие на бархане солдат навели на мужчину стволы. Выкрикнули предупреждение на английском. Мужчина упорно продолжал бежать. Одновременно щелкнули несколько затворов и раздалась канонада автоматных выстрелов, разорвавшая ночное раскаленное небо.

… К дому, где находилась девушка медленно подбирались трое местных, одетых в удобные футболки и штаны, в нацепленные на голову баваклавы, на скорую руку сделанные из какой-то мягкой ткани и просто обвязанные вокруг головы, со старинными АК-47 на перевес. Очевидно, что это было вовсе не то оружие, о котором говорил мальчик. Удивительно, что экземпляры АК-47 все еще остались в мире, и вовсе неудивительно, что они были у марокканцев. Страна небольшая, поэтому надолго Британия здесь основные войска не задержала. Потому и упущены были некоторые контрабандистские партии вооружения.
Трое окружили дом. Один встал прямо у входа, еще двое подбежали к окнам. Раздались голоса. Похоже, их шло намного больше, а остальные пошли проверять остальные здания. Но кто знает?..
От резкого удара ноги распахнулась хилая дверь, и в комнату сразу же вбежал террорист, на ходу произведя несколько очередей. По очереди, с очень большой задержкой были разбиты окна, и после небольшой осечки был открыт огонь.

Мужчина выпустил из рук пластмассовый предмет – детонатор и упал лицом в песок. Смертник простонал. В бессилии, пребывая в несостоянии даже поднять голову и осмотреть, он в безнадежности минут пять загребал черными мозолистыми ладонями желтый песок, царапаясь о редкие и небольшие, но очень острые камушки, стараясь отыскать детонатор. Но вот руки его ослабли, безвольно дернулись обе ноги и мужчина затих.
Сидевший за скалой мальчик осторожно выглянул из-за укрытия. Увидев, что его родной отец лежит на песке ничком, парнишка испуганно вытаращил глаза, приоткрыл рот и, выскочив на ноги, побежал к нему, со слезами на глазах. Его горячее, не отвыкшее от родительской ласки и любви сердце, готово было разорваться от невероятной боли. Глаза, казалось, вот-вот вывалятся наружу, чтобы не видеть всего, что происходит здесь.
Мальчик подбежал к телу отца, наклонился над ним. Солдаты на бархане, часть которых уже спускалась вниз, аккуратно прицелились в парнишку, готовые с секунды на секунду открыть огонь на поражение.
(ООС:

На хуторе началось столкновение Британских войск и сил Сепаратистов.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-08-03 14:00:22)

+3

5

Эдвард среагировал незамедлительно. Набранный за военную карьеру опыт немедленно заставил его повернуть голову в сторону раздавшегося посреди незапланированной ночной суеты выстрела.
- Стреляют не из нашего оружия… Это АК-47,  - проговорил Эдвард, повернув голову к лейтенанту из своего отряда.
- С чего вы взяли, капитан? – последовал вопрос.
МакМиллан усмехнулся.
- В меня так часто стреляли из АКа, что я различу его звук среди сотни других, - ответил он, мысленно прикидывая чисто ради интереса, где в него из этого автомата не стреляли.
С явным уважением к капитану, лейтенант вытянулся и кивнул.
- Необходимо проверить, - скомандовал Эдвард, не поворачивая головы. – Отряд, за мной!
Следовало бы получить для этого непосредственный приказ вышестоящих офицеров, однако времени на ожидание решения руководства у него не было. Если это было нападение – значит, это могла быть засада и каждый житель хутора – деталь сработавшего механизма.
Эдвард быстрым шагом пошел вдоль недлинного дома. Отряд собрался меньше, чем за десять секунд и уже шел вслед за ним, держа наготове карабины.
Никто не задавал лишних вопросов – всех волновала лишь обстановка. Солдаты перебежали к следующему дому, как вдруг в воздухе раздалось несколько очередей.
- Бегом! – стараясь заглушить стрекот автоматов прокричал МакМиллан и рванул вглубь хутора, повернув направо. Ведь стрелкам, стоявшим на бархане, не был доступен для огневой поддержки центр пускай и небольшого, но неудобно расположенного, тем не менее, поселения. Необходимо было обеспечить прикрытие фланга для них.
Эдвард перебежал к углу следующего дома, на ходу выглядывая из-за него. Стоило ему посмотреть на следующую улочку, как недалеко послышались оглушительные выстрелы из АК-47. Капитан резко затормозил, спрятав голову. Пронеслись мимо несколько длинных очередей, выпущенных явно из совершенно разных автоматов.
Думать нужно было быстро.
- Капрал! – зычно прикрикнул МакМиллан. – Прикрываешь! Остальные – внимательно осматриваетесь! Рассредоточьтесь по центру! Осколочные гранаты не использовать – мирные жители могут пострадать!
- Есть, приказ ясен! – отозвался невысокий, но атлетически сложенный капрал, вооруженный легким пулеметом «Негев», и подбежал к углу.
- По команде ведешь неприцельный огонь на подавление… - уже тише произнес МакМиллан и приготовился перебежать.
“Три… Два…” – мысленно считал Эдвард, собираясь духом.
- Давай, тащи! – с вызовом прокричал капитан и, изо всех сил оттолкнувшись ногой от земли, сделал короткий рывок к стене другого, большого двухэтажного дома.
Громко затрещал, в унисон с автоматами сепаратистов, пулемет капрала, перебивая немногочисленные Ак-47 длинной очередью в сто пятьдесят патронов.
Эдвард спрятался за углом, подготовил карабин и толкнул деревянную дверь, ведущую в дом, ногой. С треском она распахнулась, и капитан влетел в темное, ничем не освещаемое помещение, включив тактический фонарь. Осмотрелся, проверил углы полупустой комнаты. Чисто. Комната и впрямь казалась пустой, лишенной практически всей домашней утвари. Несколько взваленных друг на друга матраса на полу, ковры с причудливыми, но поднадоевшими узорами, какой-то деревянный ящичек с отвалившейся на бок доской и все. Больше ничего в комнате не было.
Капитан прошел вдоль голой каменной стены и подошел к лестнице, ведущей на второй этажу. Неслышно поднялся наверх по деревянным ступеням, держа палец на спусковом крючке, подошел к небольшому мутному окошку, протер рукавом и заглянул в него. Сепаратистов было пятеро. Они сидели в укрытиях, накрытые огнем капрала. Снизу по ним было не попасть, зато отсюда, со второго этажа, открывается наиотличнейшая точка для ведения огня. Можно было застать укрывшегося противника врасплох, а затем дать приказ на штурм укрытий.
МакМиллан поднялся и размахнулся увесистым карабином. Со всей силы спецназовец ударил по тонкому оконному стеклу. Мелкие и несколько крупных осколков со звоном упали на пол. Деревянная, сгнившая оконная рама с шумом вылетела наружу. Эдвард прицелился в ближайшего сепаратиста, укрывшегося за перевернутой деревянной телегой. Эдвард выстрелил несколько раз одиночными. Первая же пуля нашла свою цель, ворвавшись в тесное пространство головного мозга, создавая небольшой, очень короткий по длительности фонтанчик крови, частично забрызгавшего внутреннюю часть телеги и песок вокруг. Остальные, выпущенные просто для верности пули незамедлительно залетели в его голову следом. Быстро Эдвард перевел мушку с мертвеца на живого сепаратиста, окутанного в красноватый плащ.
“Не жарко ему?” – подумал спецназовец прежде, чем вражеские пули влетели в пустующий оконный проем, дробя навесной потолок и стены. Эдвард успел выпустить коротенькую очередь, которой, впрочем, хватило для того, чтобы пробить противнику шею. Сепаратист схватился за раненное пулей место и осел на землю, подергиваясь и выпуская из рук автомат.
Капитан укрылся, усевшись на колено и как можно ниже опустив корпус к полу, на всякий случай сменив магазин несмотря на то, что в нем еще оставалась добрая половина патронов. МакМиллан постучал во воксу, напоминая группе о том, что он все еще жив и готов раздать указания.
- Прием… - проговорил он. – Прием… Они чуть ли не прижаты к земле, начинайте прицельный огонь и штурм укрытий, как слышно?
- Поняли! – горячо раздалось в ответ из крохотного динамика наушника.
Раздались выстрелы. Капитан резко поднялся и навскидку произвел три очереди туда, где совсем рядом, за невысокой скалой, полусидя-полулежа затаились еще двое. Пули пробили ногу одного в несколько местах и прострелили навылет висок другого, который тут же повалился на землю. Раненый дико взвыл. Солдаты перемахнули через препятствия и добили его одной пулей, в это же время выпускай десяток пуль в тело другого, растерявшегося сепаратиста.
Эдвард усмехнулся. Где-то все еще раздавились выстрелы, значит, это еще не все.
Капитан повесил карабин за спину, готовясь уйти из здания, как вдруг услышал протяжный скрип лестницы. Резко повернувшись, капитан едва успел перехватить за запястье руку с ножом и повалить подлого нападавшего на землю, заставив выронить холодное оружие. Завязалась драка. Противник попался сильный. Сепаратист умело выскальзывал из крепкой хватки спецназовца, бил в корпус, желая сбросить спецназовца с себя. Эдвард же отвечал мощными тычковыми ударами в нос и челюсть. Капитан бил и бил, не переставая.  Кровь сепаратиста текла отовсюду: изо рта, из носа. Была рассечена губа и изрядно помята щека; нос сильно покривился в левую сторону.
Капитан встал, схватив за шкирку напавшего полумертвого противника, уныло повесившего голову и не совершавшего никаких движений. Он был оглушен. Эдвард пощупал пульс. Можно было даже сказать больше – сепаратист был мертв. С  сильным шумом вбежавший на второй этаж отряд немного опешил от представшей перед ними картины. Капитана махнул рукой.
- В порядке все, спускаемся. Не теряйте бдительность! – воодушевленным голосом скомандовал он.
В воксе послышался голос командира роты.
- Внимание всем! – голос низкий, взволнованный. – Срочно перейти на канал взвода!
МакМиллан кивнул группе и нажал на горячую клавишу для максимально быстрой смены канала связи.
Переговоры многочисленных спецназовцев заглушали собственные мысли МакМиллана.
“В этом балагане нельзя думать по-человечески…” – с ярко выраженным утомлением на лице подумал он.
Где-то в противоположной части хутора вновь раздались выстрелы.
- Не расходиться! – раздалось в рации. – Это засада! Всем занять позиции в домах! О выполнении доложить, сообщить координаты укрытия всем командирам отделений!
МакМиллан повернулся к своему отряду-отделению.
- Займем большой дом, - приказал МакМиллан. – Со второго этажа удобно простреливать улицы и следить за ситуацией на хуторе в целом.
- Есть! – хором отозвались все.
Эдвард повел отряд в дом.
Спустя минуту спецназовцы уже заняли здание, крепко забаррикадировав дверь наспех подобранными на улице предметами: различной длины доски, бочонки.
Тип обороны был прост: трое - два стрелка с карабинами и сам Эдвард на нижнем этаже, двое - снайпер и пулеметчик на верхнем. МакМиллан стоял перед одним из разбитых окон в самом углу тесной комнатушки, смотря вдаль. Где-то на другом конце хутора уже велась борьба, готовая вот-вот перебросится на центральные улочки и настичь дом, где укрылось отделение Эдварда.
- Как слышно, докладывает «Фокстрот»! – спокойным голосом доложил капитан в микрофон, сверившись с наручным компасом. – Позицию заняли, находимся в большом двухэтажном доме к югу от вас.
- Понял вас, «Фокстрот», сохраняйте позицию, при наличии врага в поле видимости – открывайте огонь! По мере возможностей помогайте нашим укрыться, прием!
- Приказ понял, - закончил Эдвард и его взгляд вновь устремился вдаль.

Отредактировано Edward McMillan (2010-08-03 14:35:07)

+1

6

Услышав выстрел, Эмма настороженно повернулась, оценивая расстояние и оружие стрелявшего, и рефлекторно отшатнулась от неожиданного толчка мужчины, с которым сейчас только что разговаривала. Девушка недолго следила взглядом, за бегущей не разбирая направления парочкой, новые события заставили ее интересоваться в первую очередь собственной жизнью.  Сквозь отдаленные выстрелы, совсем рядом с домом донеслись до нее голоса людей, планирующей нападение. Видели, как я сюда зашла или просто проверяют подряд все дома? Лучше уж последнее – не хотелось бы, чтобы в засаду попали все разведчики. Со многими ребятами она уже почти успела сдружиться за время работы в Марокко, и теперь, естественно, не хотелось бы их терять. Прорвемся…  - все же их подготовка не могла сравниться с сепаратистами, даже если бы на каждого выделили бы по нескольку человек, и это внушало некоторые надежды.
Продолжая вслушиваться в команды и шорохи движений нападавших, Эмма осмотрела комнату в которой находилась. Окна, выбранные восставшими имели одну общую мертвую зону – чтобы увидеть или попасть в человека находящегося в углу между ними надо было бы наполовину влезть в дом, однако входящему через дверь этот угол был виден, как на ладони. Не Бог весть что но лучше, чем ничего. Вылезать же наружу до того, как другие противники отойдут на приличное расстояние, и принять бой в превосходящим по числом противников в чистом поле Эмме не хотелось. Веселая история... В поисках выхода девушка, пригнулась, понимая, что первая очередь, скорее всего, пройдет на уровне груди, и чтобы не светиться перед притаившимся у двери человеком, скрылась за шкафом.  Эта картонная игрушка от пуль не защитит, но и прицелиться верно не даст... Дверь рухнула, под напором резкого удара не давая закончить мысль. Несколько беспорядочных очередей прошили стены дома, одна из ни действительно прошлась над головой девушки, но выстрел в затылок не дал ему возможности прекратить стрелять – палец уже мертвеца продолжал зажимать курок, создавая для сидевших под окнами видимость стрельбы.  Дожидаясь, когда разобьют окна, Эмма с прежней осторожностью перебралась в облюбованный угол. Задержка между вломившимся в дверь сепаратистом и первыми полетевшими на землю осколками дала ей это сделать спокойно.  Выстрелы вновь благополучно миновали притаившуюся в мертвой зоне девушку.  Эмма не теряла времени даром в ожидании, когда сепаратисты заметят мертвого товарища, она поочередно выдернула чеки и бросила в одно и второе окно по гранате. Выстрелы из одного окна прекратились почти сразу. Заметил гранату и поспешил укрыться – сообразила разведчица. Из второго только одновременно с взрывом. Не заметил – ухмыльнулась девушка выбегая из осточертевшего дома.  Теперь, когда путь был открыт оставаться здесь, значило бы ожидать подкрепления врагов, ушедших проверять другие дома. Взрыв послужил ей двойную службу – разорвавшиеся гранаты, естественно, могли привлечь внимание не ушедших далеко врагов, но на фоне ярких всполохов взрывной волны было бы сложно заметить легкую фигурку, облаченную в маскировочную форму разведки, тем более летящую кубарем за другую сторону дома, обращенную в пустыню, которая практически не давала возможности для укрытия. Чисто… - облегченно выдохнула девушка, уверенным выстрелом, добивая оглушенного сепаратиста.
Картина представшая ее вниманию тут была поразительна в своей обыденности.  Несколько британских солдат спускались с бархана по направляясь в сторону рыдающего над телом отца мальчика, спускались явно не для того, чтобы оттащить застрявшего в опасном месте ребенка. Эмма щелкнула кнопками, отвлекаясь на связь с родным отделением.  По счастью на связи сидел знакомый ей парень, и разведчице не пришлось тратить время на несвоевременные объяснения, когда она попросила его дать настройки на канал того отряда SAS, который она могла сейчас видеть перед собой.
- Оставьте мальчишку в покое – он пожалованный британец, -представившись проговорила девушка, ситуация не позволяла ей кричать, но сохраненную после боя злость можно было передать и  интонацией: Худшие из варваров те, что без раздумья убивают детей, - И срочно уходите с открытого пространства, местные предупреждали о наличии вертолетов у сепаратистов. 

+2

7

- Они все были пожалованными! – яростно прокричал молодой оперативник SAS и не думая отводить прицел. – Даже этот мертвец! Кем для него является этот парень? Сын?! Вдруг он тоже смертник?! Смерти нашей...
Оперативник готов был выстрелить. Мигом к нему подскочил  другой, коренастый парниша из SAS, по виду старший по званию, и отвесил ему неслабую оплеуху, свободной рукой при этом опуская ствол карабина к земле.
Он что-то сказал ему, а затем махнул девушке рукой.
- Не оставайтесь в стороне, мальчишку под мышку и бегом в укрытие!
Отряд быстро побежал вдоль бархана. Молодой спецназовец, охвативший от страшего, старался быстро перебирать ногами, но они тонули в песке. Пару раз он даже чуть не упал.

Мальчик посмотрел на Эмму.
- С…Спасибо, - на своем, родном языке дрожащим голосом проговорил он, шмыгая остроконечным носом. – А папа… Что с ним… Как теперь?..
Слезы вновь навернулись на глаза лохматого темноволосого мальчугана.
Пару минут спустя рядом  вновь послышались выстрелы.
- Это она! Стреляйте, стреляйте! – прокричали на арабском и вновь начали стрелять со стороны дома, откуда выбежала девушка.
Мальчик оживился, быстро вытер слезы.
- Тетенька, бежим, бежим быстрей! – дергая ее за руку, проговорил он.
Сепаратистов было слишком много. Девушка находилась на открытом пространстве и единственным вариантом выжить был – добежать до города и пробиться к своим. Сквозь помехи на канале пробился спокойный мужской голос. Что характерно, говорили на английском.
- Как… Слы… Фокстрот! Находимся… В больш… Двухэтажном дом…
На этом связь оборвалась. Похоже, рацией девушки случайно был перехвачен разговор с другого канала связи SAS.
Ближайший двухэтажный дом, самый большой на хутро, находился относительно недалеко. Напугать могло разве что количество переулков, в которых могли устроить засаду сепаратисты.

Дом, где находился Эдвард и его отделение, медленно начинали окружать. Похоже, что сейчас в этом районе сосредоточились основные силы террористов.

Свернутый текст

План южной части хутора: http://s001.radikal.ru/i196/1008/8b/b6b5fdbee3f1.jpg
Напоминаю, что Эмма находится возле бархана, а Эдвард - в двухтажном доме.
Здания пунктиром - разрушенные здания.  Кружок и вокруг него три точки - кустарник. Кружок с точкой в центре и справа буква К - колодец.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-08-03 15:13:02)

0

8

Эдвард сидел на холодном дощатом полу, местами треснувшим и облупившимся. Кое-где он был обсыпан песком – видимо, его сюда непроизвольно занесли спецназовцы, когда перетаскивали вещи для баррикады. Капитан еще раз оценил защищающую способность баррикады. На вид – мощно и надежно. Но вот все еще возникали сомнения – удачна ли была конструкция? Ведь если что-то стоит не на своем месте… Пара толчков – и враг внутри. Нет, конечно, его пристрелят – слишком уж хороша у опытных оперативников отделения Эдварда реакция. Но вот то, что это в дальнейшем не подарит им секунд пяти-десяти (а это для боя ой как много) для отступления – несколько омрачало ситуацию.
Но Эдвард уверенно отбросил прочь сомнения уже через пару минут. Времени на перестройку так или иначе не было. В переулке, освещаемом небольшой лампадкой, достаточно ярко светившей из открытого нараспашку  деревянного окна небольшого дома, который был похож на все остальные строения хутор как цветом, так и планировкой, мелькнул красный балахон.
- Движение на 9 часов, - с напряжением в голосе прокомментировал сержант, чуть выглядывая из окна.
Эдвард тоже не стал медлить и привстал, повернувшись к своему окошку.
- Ориентируемся на колодец, если что, - сказал он, голосом спокойным и холоднокровным, однако наполненным не лишней в данный момент сосредоточенностью и уверенностью.
Правда, не совсем было понятно – почему ориентироваться на колодец? Наверное, хоть Эдвард и был спокоен внешне, внутренне он все же переживал. И то не странно. Ведь к смерти нельзя привыкнуть, будь ты хоть десяток раз героем Британской Империи, получи ты хоть сотню медалей «За отвагу», выиграй ты хоть тысячу сражений, убей ты хоть миллион людей. Отношение к смерти, а особенно к гипотетической своей, всегда будет одинаковым. Хотя, спорить не будем, есть исключения. Но они, как правило, получили серьезные психические травмы.
- Есть движение в доме на двенадцать часов! – грубоватый голос сержанта, со стажем курения около шести лет, прервал рассуждения Эдварда. – Капитан, прикажите открыть огонь?
- Нет, выжидаем… Быть может они не знают, где… - МакМиллану договорить не дали.
Несколько длинных очередей изрешетили окно  прямо над головой капитана. Со звоном стали падать на оперативник мелкие и большие осколки. Эдвард на четвереньках отполз в сторону, прикрывая голову рукой.
- Нас нашли, открыть огонь на поражение! – скомандовал капитан и, поднявшись на ноги, вновь подбежал к окну, предварительно сбив оставшееся в раме стекло локтем.
Спецназовцы сделали то же самое – разбитое стекло может послужить получению ранения. Пускай и не смертельного, но делающего бой занятием весьма затруднительным.
Вновь многочисленные выстрелы начали пугать округу.
Эдвард слышал, как трещат доски и камни, видел, как пули оставляют отверстия в некоторых некрепких балках.
- Лейтенант, как слышно! – быстро проговорил Эдвард в рацию. – Накройте их снайперским огнем! Капрал, держите их в укрытии, не давайте…
- Капитан, они идут на три часа от вас! – раздалось в наушнике.
- Черт… Окружили… - Эдвард зло зашипел. – Не давайте им подойти к дому, капрал!
Решение и дальнейший приказ были незамедлительными и молниеносными, как и положено отдавать их командиру. Ведь если тот неверно или слишком медленно будет реагировать ситуацию, может случиться непоправимое и операция будет провалена.
Заднюю часть дома стали интенсивно простреливать. Огонь по лицевой чуть затих – опытный снайпер смог успешно снять двоих сепаратистов, сидевших в окнах дома напротив.
Эдвард выглянул, стараясь не подставляться под выстрелы и осмотрел переулки. В том, что находился на девять часов, капитан заприметил какое-то движение. Вскинув карабин, МакМиллан прицелился, выждал немного и произвел несколько коротких очередей по три-четыре патрона.
Из-за угла на землю повалился кто-то, подмяв под собой кипу коротких деревянных досок, которая тут же, с сильным шумом развалилась.
- Переулок на девять держите… - скомандовал Эдвард. – Я к другому окну,  помогу на задней части. Капрал, доложите! Какова ситуация?
Громкие выстрелы с того конца рации разрывали пространство. Эдвард чуть приподнял наушник над ухом, чтобы не оглохнуть.
- Все в порядке, веду огонь! Человек пять уже свалил, но их тут просто дофига! Не помешала бы поддержка! – зычно раздалось в ответ.
- Я уже иду, - направляясь к двери, на ходу ответил Эдвард. – Продолжай.
- Ну, давайте, попробуйте взять меня! – эхом откатилось в последний момент, и Эдвард приглушил связь.
Он выбежал в другую комнату дома, более тесную, чем предыдущая, со десятком матрасов, сваленных в кучу на полу. Подбежав к окну, Эдвард сразу же выбил его локтем и прицелился. Трое сепаратистов пытались обойти дома слева. Капитан нажал на спусковой крючок. Карабин повело вверх. МакМиллан покрепче прижал приклад к плечу. Переулок узкий, никуда не убежать. Пули неслись вперед, поочередно врезаясь в тела врагов. Сперва упал один, затем второй… Когда МакМиллан дострелял обойму, на земле лежали все трое.
- Капрал, переулок на девять часов от вас зачищен.
- Понял, спасибо, капитан! – крикнул пулеметчик в ответ. Пулемет стих, в рации послышался звон пулеметной ленты. Капрал перезаряжался. Эдвард быстро сменил магазин. Враги точно воспользуются этим.
И точно – они, видимо, не увидели, как МакМиллан вел огонь по их товарищам.
“У них раций нет…” – смекнул Эдвард. “А если есть, то не у всех…”
Неорганизованной толпой сепаратисты высыпали из своих укрытий и побежали к дому.
“Шанс…”
Эдвард открыл прицельный огонь по кучке врагов, бежавших ближе всего к нему. Стрелял одиночными. Сепаратисты не сразу поняли даже, что по ним ведут огонь. Кто-то скомандовал отступать только тогда, когда вся группа врагов на одиннадцать часов лежала на земле, истекая кровью. Кто-то еще был жив и задыхался, захлебываясь в собственной крови, кто-то задыхался в теплом песке, не в силах поднять головы. Сепаратисты стали отступать. Они вновь спрятались в укрытиях…

Отредактировано Edward McMillan (2010-08-04 15:48:11)

+1

9

простите за задержку и за бредовость ответа(

- Просто чудо, что наша армия сумела добраться так далеко, если ее солдаты боятся даже детей… - не удержалась от негромкого комментария Эмма, но спецназовцы разобрались и без нее: дали ей указание и утопали в неизвестном направлении, оставив девушку наедине с мальчишкой и трупом.  Возмущению аристократки не было предела: «Во-первых, в открытом поле была не я, а вы. Во-вторых, мальчишка уже и так был рядом с вами. Неужели так сложно было подхватить прежде чем убегать?! И в конце-концов, зачем мне спасать марокканского мальчишку от марокканских же сепаратистов? – размашисто шагая и даже почти не глядя по сторонам, размышляла она, но главной причиной злости был тот факт, что ее не только бросили, но и заставили вылезти на открытое пространство, и нагрузили ребенком.
Эмма подошла к мальчишке и присела рядом, чтобы создать иллюзию равенства.
- С…Спасибо. А папа… Что с ним… Как теперь?..   – сквозь слезы проговорил мальчик. Девушка осторожно коснулась сонной артерии, проверяя на живучесть его отца перед тем как ответить.
- Твой отец отправился в рай… - насколько она помнила основы их религии, основным фактором двигающих таких смертников вперед была именно уверенность в том, что вход в рай им уже обеспечен, а значит стоило воспользоваться этим, чтобы быстро успокоить мальчика, - Он смотрит на тебя оттуда и не может быть доволен твоими слезами – ты же мужчина!
Короткий диалог был прерван выстрелами, услышав которые разведчица скатилась за бархан и утянула за собой ребенка.
- Тетенька, бежим, бежим быстрей! - потянул он ее за рукав, но Эмма не желающая спешить приостановила его.
- Тише… - рисковать, имея при себе ребенка, лишний раз не хотелось, а бежать по пустыне, где почти негде укрыться под выстрелами сепаратистов, было бы неоправданным риском даже оставайся она одна. Вместо этого Эмма, пользуясь светом лунной ночи, несколькими тщательными выстрелами сняла особенно рьяных стрелков, убавив их норов. Неожиданно взбрыкнула рация, выдав массу помех и несколько английских слов, случайно прорвавшихся сквозь них. Разведчица приняла информацию к сведенью, и продолжила заниматься более насущными проблемами  - выбираться из очередной западни.
- Ты в прятки когда-нибудь играл? – поинтересовалась она у мальчика, - Сейчас сыграешь. Становись на четвереньки, и давай за мной вдоль бархана, - пользуясь холмом, как прикрытием, странная парочка поползла в сторону заранее примеченных девушкой неопределенных развалин, расположенных в приятной близости от бархана. «И что же мне с тобой делать, счастье ты мое кареглазое?» -Эмма пыталась прикидывать на ходу, куда им потом податься, и как бы прошмыгнуть между смотрящими окнами-бойницами домов.
Затея сработала, как и было запланировано. Состорожничавшие после ее удачных выстрелов сепаратисты дали несколько минут, чтобы беглецы успели пробраться к развалинам и затеряться среди них. Аккуратно проверив руины, в которых местами стены были разрушены до половины, а местами и вовсе до земли, еще до того, как подтянуть сюда мальчишку Эмма устроила перерыв. Рация благополучно молчала выдавая сплошняком одни помехи, и связи со своими для получения указаний установить не удавалось. В такой ситуации разведчица логично могла либо перейти в режим действия: «всех убью одна останусь», либо затаиться в ожидании перемены погоды. Второй вариант был особенно хорош тем, что давал больше шансов ребенку, про которого не стоило забывать, но угрожал риском обвинения в измене. Для первого были связаны руки. «Прорываться к своим…Самое правильное, но проскользнуть на другой край хутора, в котором каждый дом – миниатюрная крепость» - и опять основной проблемой являлись не враги, а необходимость пройти через них вместе с мальчиком. «Жизнь тоска» - подытожила свои размышления девушка.
- Меня зовут Эмма. Тебя? – между тем, в полголоса говорила она с мальчиком.
- Рашид… - скорее прошептал, чем проговорил он. Похоже осознание смерти отца дошло до него только сейчас. «Да и летящие над головой пули тоже вряд ли могут способствовать благополучию детей»
- Мать твоя на хуторе? – в отчаянной надежде сбагрить ребенка с рук человеку, который не бросит его в беде.
- Нет… - в том же духе пробормотал Рашид, и Эмма поняла бессмысленность всех дальнейших расспросов: уже было не важно находится ли эта женщина в Касабланке, или просто разведена с мужем, или ее уже нет на этой земле, важно было то, что мальчик временно вынужден оставатьсяс ней.
- Понятно… Тогда слушай меня, с тобой ничего не случиться. Только не теряйся, и слушайся того, что я тебе скажу, и старайся вести себя тихо. Понимаешь?
Теперь идем, - вздернув ребенка за руку, Эмма направилась к выходу из развалин. Аккуратно оглядев окошко дома напротив, она решила, что оно не сторожиться притихшим с АК солдатом, и осторожно выскользнула наружу. Облегченно выдохнув оставшейся тишине, вместо выстрелов, она вытащила за собой мальчишку. Прижавшись к стене и придвинув к ней мальчика, Эмма с опаской заглянула за угол и тут же скрылась обратно – эта улица была полностью захвачена сепаратистами, чувствовавшими себя, как дома. Нацелившись пробраться к своим тихо и незаметно, девушка, отпустив на мгновение мальчика, осмотрела внутренности дома через приоткрытое окошко. Поняв, что просто так ей не к своим не прорваться, она решилась пойти на поводу одной интересной идеи, для которой и требовалось незаметно пробраться в дом. Здесь девушке на редкость повезло: в доме находилось лишь двое мужчин, занятых разговором. Один – вполоборота к ней у двери, другой и вовсе спиной. Сепаратисты чувствовали себя, как дома. «Да они и есть здесь дома: на своей земле, среди своих людей…» Эмма отодвинулась от окна, быстро  прикручивая глушитель, и вернувшись обратно, двумя  выстрелами уложила обоих. Девушка приоткрыла негромко скрипнувшее окно и ужом вскользнула в дома, а через пару минут, убедившись в его пустоте, наполовину вылезла из него и втащила к себе мальчишку.
- Рашид, будь другом, помоги-ка мне найти паранджу, - попросила она, сама отвлекаясь на осмотр окружающих дом улочек, и добавила, заметив, как он застыл перед трупами, - И побыстрее, если можно.
Знакомясь с окружающими дом улочками через узкую щель между занавесками, она все более убеждалась в правильности выбранного пути. Пройти по насыщенным врагами улочкам было бы не просто и в одиночку, а провести по ним мальчика было задачей практически за гранью реальности. «А женщин здесь мало…» - успела опечалиться девушка, прежде чем увидела приближающуюся к дому фигуру, с кувшином воды.
Вошедшую женщину, Эмма встретила с ножом, прижав к стене.
- Слово вякнешь – убью… - убивать женщину, да к тому же на глазах ребенка ей не хотелось. «Да мало ли чего я хочу. Сдаст же ведь стерва, едва мы из дома выйдем так и сдаст. А может…» Девушка подхватила у мальчика принесенный халат и, отпустив женщину, натянула его на себя поверх формы, - Останешься с ней, - «Хутор на то и есть хутор, здесь своих не выдадут. Да и женщины и дети попрятались по домам и под пулями не шастают. Всяко безопаснее, чем со мной.»
- Стойте! Я с вами, - воскликнул мальчик чуть громче, чем стоило бы, останавливая Эмму, и заставляя настороженно обернуться.
- Зачем? – уже схватившись за надежду избавиться от неудобного груза, было весьма неприятно с ней расставаться, - Только объясняй быстрее, - внутренние часы тикали все отчетливее действуя на нервы. Чем дальше, тем больше шансов, что либо хватятся этих двоих, либо еще кто-нибудь забредет в дом. «Либо та компания, от которой я улизнула по бархану сюда явиться и бурю поднимет. Пустынную».
- У меня мать англичанка, - огорошил он новостью Эмму и продолжил скороговоркой, - Папа в нее влюбился, когда молодой был. А потом они и поженились, и я родился. Только мама не хотела правильно жить, и над папой все смеялись. Они развелись, и она уехала.
- Да… - только и сумела протянуть девушка, уже в голове выстраивая все, чего недоговорил или не знал Рашид. «А мать то его бросила, причем почти сразу после рождения. Вот он и не знает английского.  Какие бы тут не были обычаи, они не сумели бы помешать коренной британке забрать своего ребенка у пожалованного.»  - Это правда? – спросила скорее для того, чтобы понять знают ли об этом другие жители хуторка, чем чтобы проверить честность мальчишки, которому нет резона врать. Женщина кивнула. «Навряд ли мальчику тут весело живется – как сыну злейшего врага, а без отца так и вовсе тоскливо станет. Вот он и хочет, чтобы я его с собой забрала. Умный, чертяга»
- Рашид, со мной нельзя, - все же проговорила она, - Это слишком опасно, но я вернусь за тобой.
- Врешь… - печально вздохнул мальчик, с совсем не детскими глазами.
- Слово даю. Когда это все закончится, я вернусь и, если ты захочешь, заберу тебя в Англию, - «Мальчик вырастет нам врагом или другом, в зависимости от того, кто будет его растить» - впрочем расставаться с ним ей не хотелось далеко не только по этой причине: шустрый и удивительно понятливый мальчик вызывал симпатию и желание благополучно устроить его судьбу, - До встречи. – и добавив пару ласковых обещаний женщине, в случае если она не сбережет ребенка, вышла во двор.
Теперь было гораздо легче и спокойнее. Свободный балахон скрывал не только лицо и британскую форму, но и оружие, плотно прижатое к телу. По арабски девушка говорила почти без акцента, и на злой мужской оклик отвечала, что ее послал муж за врачем, который по указаниям Рашида жил в соседнем от нужного ей дома. Несколько мягких слов и женский голос успокаивали подозрительность – женщины в армиях по прежнему были скорее исключением, чем правилом, - и ее пропускали, недовольно напоминая, чтобы была осторожнее. Впрочем, она понимала, что такое спокойствие ей не сослужит долгую службу. Так как в стороне двухэтажного дома, где засели свои, без перерывов стреляли, а пробиваться было необходимо именно туда.
Так внимательно поглядывая по сторонам, Эмма прошла несколько улочек, благоразумно минуя ближайшую к начальному дому площадь с колодцем. Уже около самой ее цели ее остановили в очередной раз, но было уже понятно, что дальше так же спокойно пройти не получиться: здесь уже не только слышны были выстрелы, но и крики раненых, очевидно, что бой шел совсем близко.
- А я за доктором - привычно пытаясь сыграть дурочку, проговорила Эмма, пытаясь протиснуться между ним и стеной.
- Нельзя сюда. Шагай отсюда, он туда переехал,-провожая ее рукой мужчина, прочувствовал неожиданно твердый бронежилет и рукоять ствола, - А это что?... – успел договорить он, прежде чем острый локоть попал ему между ребрами. Эмма склонилась к земле используя согнувшегося от неожиданности мужчину, как прикрытие, чтобы скинуть мешающий балахон, и уже слыша обращенные не куда-то в неизвестность, а нацеленные в нее выстрелы. Почувствовав, что парень сейчас полезет дать сдачи, вывела его из строя выстрелом.  Следующим же ее выстрелом она уложила стрелка, но на улицу уже выбегали другие. Оставаться на прямой улочке, по которой стреляют с обеих сторон было, конечно, за пределами ее мечтаний. «Следующий перекресток уже должен простреливаться из дома, где засел спецназ. Только рация молчит, словно убитая. Мне им с просьбой о прикрытие вслух кричать?» Сквозь помехи прорывались лишь отрывки команд, которыми обменивались осажденные, но  Эмма рискнула потратить лишние пару секунд, переключив ее на передачу, и бросив назад гранату рванула вперед, в надежде на защиту угла здания.
- Капитан, поддержите огнем… - отстреливаясь на ходу, крикнула девушка уже выбегая на загаданный переулок.

+2

10

Сепаратисты не прекращали вести подавляющий огонь. Одна из пуль, выпущенная из автомата резко появившегося в окне сепаратиста, дико взревев, вылетела на волю и, разрывая горячий, очень сухой пустынный воздух, больно задела левое плечо девушки. Однако, наткнувшись на очень прочную защитную пластину, кинетическая энергия пули уменьшилась и она едва не задела мышцы и суставы. Но все же рана была достаточно болезненной и заставила Эмму прижаться к стене, чтобы перевести дух.  Девушку начали зажимать со всех сторон. Ее запрос успешно попал на канал и достиг раций оперативников SAS. Оставалось только ждать спасения.
Эдварду следует быть более внимательным и вовремя садиться в укрытие. Не замеченный капитаном сепаратист выпустил короткую, но удачную очередь. Одна из пуль достигла тела Эдварда, однако, потеряв силу за счет расстояния, лишь больно оссадила бок. Пулемет капрала, что до этого вел мощный огонь со второго этажа, замолк. Похоже, что-то случилось с пулеметом.
- Капитан! Прикройте, у меня, похоже, возвратная пружина накрылась! – голос капрала был взволнованным.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-08-21 17:08:01)

0

11

Не совсем понял, с какого переулка мне вас ждать.

Где-то совсем рядом, шагах в 100 от дома, что-то взорвалось. Ударная волна была неощутима – сломилась, растеряла силу, ударившись о стены других домов, стоявших на ее пути к дому.
Вдруг Эдвард почувствовал едкую, очень неприятную боль в правом боку. Нижняя часть куртки побагровела.
- Они что, еще и гранаты используют?! С-ромашка… Болит… – разозлился капитан, чуть ли не до скрипа сжав зубы и удерживая рану рукой, стараясь при этом как можно меньше думать о ране, дабы не терять концентрацию в бою. – Своих им что ли не жалко?
- Шакалы и есть шакалы, кэп, - пробубнил в рацию капрал, позвякивая стальными деталями пулемета. – Все лишь бы себе.
Сквозь выстрелы и невнятные помехи в рации, появившиеся откуда ни возьмись, послышался женский голос, этими самыми помехами приглушаемый.
- Капитан, поддержите огнем! – гласил внятный и четкий, несмотря на помехи, запрос.
- Тут что, кто-то кроме нас еще есть?! Из какого вы… - заинтересовался Эдвард, на мгновенье даже забыв про ранение. В списках отправляющихся оперативников SAS девушки точно не было. - Вы из разведки? – догадался он.
Послышались выстрелы в переулке, где девушку стало заметно только сейчас. Она резко прижалась к стене, как-то слишком аккуратно обходясь с правым плечом.
- Вот черт! – выругался Эдвард и, словно забыв про свое ранение, выпрыгнул из окна, резко забежав в переулок.
“Нужно ее спасти!” – яростно думал он.
- Капитан, что такое? – взволновано спросил лейтенант.
- В переулке на 9 часов от капрала ранили нашего! Прикройте!
- Есть! Дайте время на перегруппировку! Почти закончили зачищать переднюю часть дома! – раздалось в ответ.
Эдвард мчался по недлинному, но кажущемуся бесконечным переулку, на треть забитому какими-то старыми, отчасти прогнившими, порванными с разных боков коробками и ржавыми бочками с водой.
Капитан прижался к домам напротив девушки. Вероятно, пряталась она под окна тех домов, откуда вели огонь. МакМиллан включил тактический фонарик. А ведь точно, черт возьми! Деревянное окошко одного из домов было распахнуто и оттуда, самым наглым образом в него целился сепаратист! В голову хотел прицелиться что ли?
Эдварду несказано повезло. Не включи он фонарик, лежать бы ему сейчас с дыркой во лбу. Хорошо получилось взять на реакцию – короткая очередь и террорист, выронив оружие из рук, наполовину вывалился из окна, повиснув на подоконнике.
Эдвард зашипел, ощущая, что рана на боку начала рваться.
- Вот лажа-то… - проговорил он, подбегая к девушке. Со стороны переулков, откуда она выбежала, показались трое. Вряд ли это были остальные члены разведки. Капитан открыл огонь, точно прицелившись, прикрыв девушку собой. Сепаратисты закряхтели и один за другим повалились на землю. В магазине патронов оставалось на одну очередь, а прикрытия все не было.
- Лейтенант, где вы?! – жмурясь от боли, Эдвард подал повторный запрос.
- Прикрыть не сможем, у нас тут жарко! Перестанем вести огонь – нам всем конец! – ответил лейтенант.
Удивительно было одно – откуда здесь столько сепаратистов? Вряд ли это были жители хутора. Скорее, касабланские. Или из близлежащих городов… Вот это могло быть гораздо хуже. Ведь тогда бесшумная операция (которая, к слову, и так была сорвана) превращалась в полномасштабную зачистку террористов Британскими войсками. И дел у них сейчас и без того полно было. Подкрепления ждать не придется. Потому что если все на самом деле так плохо, как подумал Эдвард, то даже склоки того войска, что осталось на перегонной базе, не помогут. Если все так, то у сепаратистов и техника будет. А это уже ой как плохо – по предварительному брифингу в Касабланке находилось одно отделение найтмаров… А это значит, что даже они не справились.
“Что у них там за хрень то творится?!” – Эдварда пробирало любопытство, однако он быстро смог вернутся в реальность.
- Тогда стреляйте по ним, не переставая! – смирившись, ответил Эдвард спустя несколько секунд. Сам выберется как-нибудь.  Придумает. Капитан не будет рисковать большинством. А девушку он спасет. МакМиллан дал себе слово.
- Имя? Звание? Идти сможете? – кратко, по-военному спросил он, подойдя к девушке, не прекращая озираться по сторонам - любой враг всегда хитер и бесчестен, каким бы благородным он не был.

Отредактировано Edward McMillan (2010-09-01 22:29:09)

+1

12

ООС: Внепланово вмешаюсь в игровой процесс, пока есть время. Выбраться из переулка не получится, окружение будет слишком сильным. Лейтенанта из звена Эдвардa ранят. Бой он продолжить не сможет, но жив останется. Обороняться будете долго, но патроны вскоре будут заканчиваться. На том моменте, когда заканчиваются патроны просьба посты закончить.

Очередность теперь такая:

Эмма-Эдвард-Я

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-09-01 22:28:48)

0

13

Татсумаки-сан, я не могу писать сразу после вас! Мне фантазии не хватает... и опыта...

Граната рванула, избавляя Эмму от преследователей, но благополучно прорваться к высокому дому ей не дали.  Автомат, резко возникший в одном из домов переулка, дал почти удачную очередь в ее сторону.  К счастью для нее подготовка марокканского сепаратиста, очевидно, значительно уступала подготовке британских военных – выстрел оказался не смертельным, хотя девушка и скривилась от боли. «В рубашке родилась… Стальной причем. Ворона невнимательная.» – подытожила она произошедшее, благодарным выстрелом , отвечая автоматчику. Боль от плеча ринулась в руку при отдаче, сбивая прицел. «Черт…»
- Тут что, кто-то кроме нас еще есть?! Из какого вы… Вы из разведки? – вместо огневой поддержки донеслось по рации.
Все же выстрел, хоть и в молоко, но дал положительный результат. Не желающий подставлять лишний раз свою голову, только что просвистевшей у нее смерти, сепаратист на мгновение скрылся в оконном проеме. Воспользовавшись этим, девушка нырнула под окно, уходя из под его обзора, и прижалась к стене.
- Да, – ответила она, параллельно проверяя работоспособность руки и плеча и оглядывая  превратившиеся в бойницы окна домов и перпендикулярные перекрестку улочки в ожидании новой атаки. А может и сразу в броннике… - додумала она прошлую мысль, понимая, что бронежилет прекрасно выполнил свою задачу: пуле, позволившей девушке понять, что чувствует наковальня, когда по ней бьет молот, не удалось прорваться к живой и кровоточащей плоти,  - А вы только спецназовцам помощь в прорыве оказываете?
Почувствовав движение в темном проеме окна напротив, она  выстрелила, наугад прикинув, где в этот момент должна была бы быть голова человека. Послышался крик раненого, указывавший, что стреляла она не зря, хотя и попала не туда, куда хотела бы.  Теперь жалобный вой плеча о пощаде не был неожиданным, и не мешал его хозяйке попадать. Эмма уже смотрела в другую сторону. Чуть перекатившись, чтобы по прежнему  быть в невидимой зоне для сидящего в окне сепаратиста, она отвечала тем, кто, решив поддержать товарищей, использовал угол дома, как прикрытие. У девушки такого преимущества не было: она вырвалась на открытое пространство рассчитывая лишь на поддержку засевших в доме спецназовцев, которая изрядно тормозила. Зато немалым преимуществом была ее меткость и реакция: одного из засевших она уложила практически не целясь, разворачиваясь после выстрела в окно, второго ранила вторым же выстрелом. Занятая перестрелкой Эмма не заметила приближения к ней Эдварда, только покончив с последним сепаратистом, она среагировала на его фонарик.
- Вот лажа-то… - проговорил он, подбегая к уже поднявшейся девушке. Эмма ответила ему удивленным взглядом:
- Что вы здесь делаете? – сорвалось у нее вслух. – Вдвоем, нам конечно же веселее будет, но… - новая партия сепаратистов не дала ей договорить, зато поведение парня при ее появлении стало ответом на ее вопрос. «Ох, ты ж…» - эмоционально размышляла она, злясь, что защищающий ее собой спецназовец мешает и заслоняет весь обзор. Если б девушка могла зарычать по звериному от злости, она бы наверно это сделала, «В каком же цехе вас штампуют?! Почему каждому – каждому! – приходится лично доказывать, что мне военную форму не за красивые глаза дали?»  Впрочем ее не удивило то, что парень быстро управился и без ее помощи.
И вновь короткий перерыв, чья безмятежность нарушается близкими выстрелами и отрывистыми диалогами по рациям. Пользуясь моментом девушка пересчитала патроны и, усмехнувшись своим надеждам – «А с чего ты взяла, что их там будет больше? А ведь магазин последний» - сняла автомат с плеча полувывалишегося из окна человека и обыскала его в безуспешных поисках запасного боеприпаса. Девушка вынуждено следила за происходящим только по словам капитана и изредка прорывающимся сквозь помехи словам ответов.
- Фигово… - подытожила она, - Капитан Эмма Грантли. Смогу даже бежать. А вы? – от внимательного взгляда не укрылось то, как он кривился от боли при неосторожных движениях. Услышав ответ, она насмешливо добавила, - Ломануться под пули, чтобы спасти женщину – это, конечно, очень красиво и по рыцарски, но, поверьте, мне не нужна защита. – закончив на этом вступление Эмма перешла к делу, - С какой стороны их жмут? Выйдет поддержать из какого-нибудь из этих домов?.. В любом случае необходимо убираться отсюда.
Длинный переулок даже будучи пустым буквально колол острым ощущением своей опасности. Темные окна домов, в которые могли войти незаметно для них через находящиеся с других сторон двери, пересекающие переулок улочки, из который в любой момент могли появиться враги, делали его отнюдь не самым приятным местом для дружеской беседы. Дома в то же время были небольшими укреплениями, и удачно засев в одном из них можно было бы не только достаточно долго продержаться, но и помочь неожиданной атакой своим. Вот только рвануть неизвестно куда с нехваткой патронов и будучи окруженным численно превосходящим противником, тоже было не лучшей идеей.
Однако удача сегодня была не на их стороне: к свежее убитым сепаратистам подошло подкрепление, заставившее британцев искать себе укрытие в переулке.

+3

14

ОФФ: 2Куро: О владыка человеческих Душ и Сердец!
2Эмма: не обращайте внимания на некоторое сходство в мыслях поначалу. Специально сделал такой каламбурчик.)


- Ясно. В любом случае, я бы не имел права общаться с вами, как с подчиненной  и принять под временное командование. Подразделения разные, - хмуро заключил Эдвард. – Да и не суть важно. Сейчас нужно скорее добраться обратно, к дому.
Пока девушка говорила, капитан внимательно осматривал конец переулка, откуда могли выбежать сепаратисты.
- <..> поверьте, мне не нужна защита, - сказала, как отрезала, девушка.
От удивления у Эдварда даже веко невольно дернулось. Захотелось как следует ругнуться. Не на девушку, а куда-нибудь в пустоту, нарушить спокойствие в переулке.
“И где вас берут? Вас прикрыть бежишь, а вы все самоуверенные такие, от помощи отказываетесь…” – капитан осмотрел девушку с ног до головы.
А девушка-то была весьма симпатичная. Суровая военная форма развед-отдела  очень шла к ее спортивному телу, особо подчеркивая красивый изгиб талии.
Хотя что тут и говорить – большинство из мужского населения планеты отдают предпочтение, порой тайное, именно девушкам в форме. А то не были бы так популярны фильмы для врослых, где актрисы переодеты в военную форму…
Но Эмма была хороша сама собой, что Эдвард не стал таить от самого себя. Он покачал головой – не думают люди о себе в последнее время, не думают…
“Вот пропадет такая красота – а я потом себе локти кусай и от отражения собственного воротись? Ну уж не-ет…”
- Пока тихо – нужно убираться из переулка, покуда новые отряды не прибыли. Лейтенант, где вы? – Эдвард щелкнул по наушнику. Огонь из дома продолжали вести, однако рация молчала.
- Тьфу, будь оно не ладно… - Эдвард выпустил из себя пар.
Ждать того, когда связь придет в порядок, было глупой затеей. Так можно разве что проиграть в игре на время. Но, не узнав обстановку, на рожон лезть тоже было весьма опасно.
- Так, капитан, давайте выбираться отсюда. А то патронов уже не остается. Дойдем к дому – отсыпят, а пока…
Как это было уже миллион раз – МакМиллан не успел договорить. И да, как это было в те “миллион раз”, его вновь прервали. На этот раз относительную тишину (ага, когда вокруг идет ожесточенное вооруженное столкновение, в переулке действительно было тихо) переулка разорвала дикая автоматная очередь. Стреляли неприцельно, но быть покалеченным пулей, выпущенной так, от балды, перспективой казалось более благородной, чем быть подстреленным шальной пулей, которую выстрелили даже не в тебя.
Эдвард отпрыгнул к стене противоположного дома. Это было безрассудно, но если бы они начали стрелять прицельно – дало бы небольшое преимущество – разностороннее положение капитанов не позволяло вести полноценный огонь, если противник был один.
Но жаль, что это было вовсе не так. Эти бандерлоги не бегают в одиночку. Эдвард попытался открыть крепко-накрепко запертую дверь, чтобы обеспечить хоть какое-нибудь укрытие. Тщетно, открывается на себя, а на отстрел петель времени не было. Да и рикошет можно было бы получить от кирпичной стены очень нехилый – с такого близкого расстояния пробить может даже крепкий бронежилет третьей степени защиты.
Сепаратист высунулся из-за угла. Блестящая реакция Эдварда не позволила ему выстрлетить. Несколько быстро выпущенных одиночных пробили ему руку в трех местах, а завершающая этот коротенький этюд на двоих пуля оставила нехилых размеров дырку во лбу. Террорист упал на невысокую конструкцию. Те отчаянно загремели и накрыли его тело с головой.
На той пуле кончалась ария автомата МакМиллана– кончились патроны.
- Приступим к следующему акту… - прошептал капитан, вытаскивая из кобуры беретту. К ней было припасено четыре магазина. На то, чтобы не давать сепаратистам высунуться – хватит. А вот в более роковой ситуации, представлять которую Эдвард даже не хотел, ее пробивная способность меркла перед ужасающей мощью Российского АК.
Капитан произвел короткую серию выстрелов туда, где появился сепаратист, отходя назад, к дому, где забаррикадировалось его звено.
Капитан решил, что надо бы ускориться. Навстречу ему выбежали трое.
“Неужели прорвались сквозь шквальный огонь звена?!” – промелькнуло у Эдварда в голове.
Сепаратисты были неосторожны – автоматы были не готовы, да и вообще их состояние можно было бы кратко обрисовать как “рассеянное”. Они, наверное, не имя связи друг с другом, не ожидали наткнуться здесь на кого-то из врагов. Очень неосмотрительно…
Действовать нужно было быстро. Резкий удар одному сепаратисту ногой в промежность, заставляет его выронить не закрепленный на ремешке АК и согнуться от страшной боли. Стремительный захват его головы к корпусу и контрольный выстрел в голову второго сепаратиста, размозживший ему боковую часть черепа. Легкое, по своей сути невинное боковое движение – и жилистая шея обездвиженного врага с хрустом ломается, как у пластиковой куклы Барби.
Третьим уже занималась девушка…
Эдвард повернулся и стремглав помчался к дому…

Отредактировано Edward McMillan (2010-09-06 18:09:15)

0

15

Неосмотрительность часто приводит к непредсказуемым последствиям. Она уже погубила незадачливых террористов, что так бездумно вбежали в переулок. Сейчас Эдвард находился в той же ситуации.
То ли реакции оперативника не было достаточно, то ли ветер перемен в своем обыкновении решил поменять направление…
Возле самого угла физиономию Эдварда встретила твердая поверхность обшарпанного деревянного приклада АК-47. Хотя по силе этот удар скорее можно было назвать касанием – не так уж и сильно досталось Эдварду. Вероятно, реакция все же сделала свое дело и он успел затормозить. Повезло, что тут скажешь…
Но можно ли назвать абсолютным везением то, что сейчас Эдвард, перед глазами которого все плыло и рассудок немного помутился. Все, что видел он сейчас – это дуло автомата, направленное в него и еще двоих сепаратистов, взявших на прицел девушку, стоявшую над телом их товарища. Заработавшая рация и крик капрала о том, что лейтнанта ранили и они ведут оборону второго этажа… Капитану пора было бы говорить этому миру «Прощай»…
Яркий свет озарил переулок.
Но, это был вовсе не тот свет, который люди видят после смерти. Это был всего лишь свет вертолетного фонаря.
Раздались выстрелы.
Глаза Эдварда закрылись сами собой.
Пробудиться его заставил едкий запах нашатыря, который вызвал непроизвольный кашель. Над ним стояли свои.
- Капитан МакМиллан! – произнес стоявший над ним солдат. – Мы, похоже, всех перебили! Поднимайтесь скорее!
Недалеко стояли и парни из звена Эдварда – были целы все, кроме лейтенанта – ему потрепали, однако по его ободренному присутствием капитана лицу было понятно, что воевать он еще сможет.
- Майор Дженкинс пал в бою. Как заместитель майора в этой операции, вы принимаете командование над отрядами SAS, - проштудировал спецназовец, протягивая ему руку.

Что же произошло в переулке? Из двоих застрявших в нем, только Эмма видела истинную картину. Когда напавший на нее сепаратист лежал на земле, их окружили с обеих сторон. Из двухэтажного дома слышались крики, которые вовсе не внушали уверенности в победе и в том, что оба они – и Эмма, и Эдвард выживут. Однако выстрелы позади и свет с вертолета, шум которого в пылу сражения мало кто услышал, означали лишь одно: пришло подкрепление. Это были те, кто прибыл в Касабланку вместе остальными, включая отряд спецразведки. Отряд последних был цел, а вот насчет других вряд ли можно было что-то судить…
Так или иначе Эмме повезло избежать ранения шальной пулей.
- Мы проверим территорию вокруг дома, капитан, - обратился к Эмме один из солдат разведотряда. - Хоть мы и перестреляли всех, кто направлялся сюд по переулкам и был здесь в данный момент, нельзя быть уверенным в том, что кто-то еще не засел в домах.
Спецназ SAS принялся будет лежавшего в отключке Эдварда с помощью нашатыря… МакМиллан проснулся.

ООС: В отпись желательно включить описание произошедшего со стороны своих персонажей. Далее у вас свободная игра, не требующая моего вмешательства. Однако хочу сказать: эпизод еще далеко не завершен. Эдвард, думаю, понимает, к чем ведет такая заварушка. Обсуждайте произошедшее друг с другом, общайтесь в конце концов. Подайте знак в ЛС, что наобщались. После этого прокрутим время вперед.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-09-06 17:34:17)

0

16

- В любом случае, я бы не имел права общаться с вами, как с подчиненной  и принять под временное командование. Подразделения разные, - отозвался Эдвард, своим недовольством приводя девушку к мысли, что именно это он и собирался сделать, не смотря на то, что разные подразделения, но, подавив усмешку, Эмма удержалась от замечания. 
Эй, хватит меня так осматривать, словно уже раздеваешь взглядом! – возмутилась она в очередной раз, и бросила на Эдварда столь же наглый и оценивающий взгляд. Впрочем куда в этом девушке до парней? Она лишь подытожила то, что было и так понятно.  Парень симпатичный внешне, хотя и не с чистыми чертами лица, хорошо сложен –  результат работы… ладно, здесь твоя взяла. – интерес в глазах Эдварда, протянулся чуть дольше
- Пока тихо – нужно убираться из переулка, покуда новые отряды не прибыли.  - предложил Эдвард, поселив в девушке подозрения, что ее не только не слышали, но и не слушали. Свежая мысль. Автоматная очередь, прервав его на полуслове, заставила саму Эмму прижаться к ближайшей стене. Лихо. – успела оценить она движение Эдварда, позволившее оказаться ему с противоположной стороны улицы, что, к сожалению, не дало им особого преимущества.  Отнятый автомат у мертвого, автомат она тут же разрядила, не давая наглеть сепаратистам и заставляя их искать срочное укрытие. В плечо ударила отдача, которая в этом старинном оружие была куда больше нежели в ее. Короткая очередь, захлебнулась на половине, выдавая нехватку патронов, но уложить одного она все же успела.  Так… а теперь пошел обратный отсчет… Бьем только на поражение. - отбрасывая ненужный более автомат, порешила она. Прижимаясь к стене, она могла полагаться лишь на свою реакцию и расчет на то, что,  чтобы бить хоть сколь-нибудь прицельно, сепаратисту придется вылезти если не наполовину, то все же достаточно сильно, чтобы дать ей возможность попасть.  Оставаясь настороже, она попробовала отступить  назад, в надежде и самой тоже укрыться за противоположным углом дома, однако не успела.  Очевидно, что не услышав от нее никаких выстрелов после оборвавшейся очереди,  расслабились достаточно, чтобы на  вылезти из под защиты стены , чтобы выстрелить в ее сторону. Рефлекторно среагировав на движение, Эмма нажала на курок рановато, оставляя не смертельную, хотя и чрезвычайно болезненную рану в плече противника. Его очередь  вспахала сухую землю между ним и Эммой, а она успела добить его вторым выстрелом, прежде чем он успел вновь уйти за стену.
Краем глаза следя за товарищем , она уловила момент, когда он рванул к дому, но сама вынужденно отстала от него, не давая выстрелить ему в спину.  Ей и вправду удалось подстрелить еще одного, легкомысленно выглянувшего из-за укрытия.  Не заметив в той стороне больше никого, Эмма рискнула отправиться вдогонку за парнем. Выскочившие навстречу сепаратисты были неожиданностью. Ведь ту сторону они даже не смотрели, рассчитывая на спецназовцев. Встретились лоб в лоб, ни одни, ни другие не успели вскинуть оружие.  На сей раз, Эмма не была против того, что ее, как женщину вновь недооценили: Эдварду досталось двое противников, тогда как на ее долю вышел только один. Вовремя затормозив перед ним и резко повернувшись на пятках, она ушла от его удара, одновременно оказавшись сбоку, и перехватила руку так, чтобы суметь направить  инерцию его же удара против него самого. Удачно завершив бросок, она закончила дело выстрелом  и обернулась к товарищу. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как его движение прерывается ударом. А патрон один... Неужели не… Выстрелила опережая уже поднявшего автомат сепаратиста, одновременно шарахаясь к ставшей любимой стене, от тех кто выбежал сюда следующими и выбрал в качестве мишени уже ее.
Гул вертолета она услышала раньше, чем успела попрощаться с жизнью, он же и отвлек внимание врагов от самой девушки, которая не спешила отходить от стены: попасться под пули своих сейчас было бы совсем не весело. Звуки автоматных очередей, подкашивающих сепаратистов стали  музыкой победы и девушка не удержалась от мгновения расслабления и радостной улыбки, которой никто не увидел.  К моменту подхода основных сил она успела собраться.
- Мы проверим территорию вокруг дома, капитан. Хоть мы и перестреляли всех, кто направлялся сюд по переулкам и был здесь в данный момент, нельзя быть уверенным в том, что кто-то еще не засел в домах. – вновь увидев здесь разведчиков, Эмма несказанно обрадовалась. Ведь из-за не работавшей рации, она не смогла бы с уверенностью сказать, кто из них сумел пережить нападение: очень уж тогда бодро взялись за нее, а оказалось, что почти все в порядке.
- И не только вокруг дома. Их и на окраинах хутора может быть предостаточно. Так что необходимо прочесать его весь, начиная от дома, - поглядывая на Эдварда, которого как раз приводили в чувство, проговорила она. Только разве это дело разведки?...

+1

17

“Успеть! Успеть, успеть добежать!” – думал Эдвард, быстро бежав по переулку. Он ошибся. Был слишком самонадеянным. Самонадеянность и смелость – разные вещи. Побеждает смелый, а не самонадеянный.
МакМиллан едва успел понять, что произойдет и вовремя попытался остановиться, одновременно падая на спину, чтобы смягчит удар. Сепаратист был крепкий, а приклад – жесткий. Самая большая глупость, которую когда-либо порождал этот мир. Таким бы крепышам костюм атлета-акробата, да в цирк – дети рады красивым трюкам, а родители рады для детей.
Но если одеть негодяя-недоумка в костюм акробата, мы получим негодяя-недоумка в костюме акробата, а не кого-то другого. Негодяй найдет автомат, а недоумок начнет восстание. Правда, есть еще и идиот – он может начать восстание прямо в акробатическом трико… Или оказаться нерасторопным и подставить себя под пулю в один прекрасный миг.
Сильная тупая боль растеклась по правой стороне лица, в частности – по лбу. Благо, маска из прочного упругого волокна хоть мало-мальски сбавила болевые ощущения.
Эдвард упал на землю, стараясь не быть мешком картошки и постараться сгруппироваться. Вышло плохо – в спину уперся неудобный сапог сепаратиста со сломанной шеей, а затылок напоролся аккурат на булыжник.
Были бы силенки – Эдвард выругался бы с огромнейшим удовольствием. Ибо больно.
Перед глазами поплыло.
“Не теряй сознание, слышишь?” – Эдвард изо всех сил пытался не закрывать глаза и оклематься после болевого шока. “Не пропадай… Не уходи.”
Ударивший Эдварда сепаратист вскинул автомат, целясь ему в лицо. Больших усилий стоило МакМиллану повернуть голову в сторону девушки, чтобы хоть как-то подать “сигнал бедствия”. К счастью, на нее можно было положиться – стреляла метко, в чем капитан в очередной раз убедился. Грузный сепаратист упал прямо на Эда, отдавив ему живот. МакМиллан пробормотал что-то несвязное, покряхтел, пытаясь сбросить тяжелое тело террориста с себя, да так и отрубился, напоследок услышав свист пуль над ухом и разглядев яркий свет сквозь ресницы.
Эдвард ничего не слышал и не чувствовал, а перед глазами стояла разноцветная рябь, похожая на разбитый, испорченный калейдоскоп, если попытаться с чем-то ее ассоциировать.
Но вечно любоваться этой прелестью никому не удастся.
В нос ударил резкий запах нашатырного спирта, имевшегося в мед комплекте любого медика. Дышать стало тяжело. Эдвард закашлялся, отталкивая от себя пузырек с нашатырем, и неторопливо поднялся с земли. Думать было тяжело. Хотя в понимании большинства такие, как Эдвард думать не должны вообще. Очень ошибочное мнение типичного обывателя… Выживает только тот, кто быстро соображает.
Вокруг Эдварда сейчас находилось множество людей – три звена SAS и разведка. А высоко в небе раздавался гул патрулирующего территорию вертолета.
- Капитан МакМиллан! произносивший это оперативник выглядел немного озадачено. Его оголенное правое плечо было хорошо перевязано стерильным бинтом, уже побагровевшим от крови. Мы, похоже, всех перебили! Поднимайтесь скорее!
Эдвард бегло осмотрел ребят из своего звена. Все были целы. Разве что лейтенанта нехило дернули – но он выглядел достаточно бодро и его здоровье не вызывало опасений.
- Майор Дженкинс пал в бою. Как заместитель майора в этой операции, вы принимаете командование над отрядами SAS, - продолжил все тот же спецназовец и протянул Эдварду руку.
Капитан немного опешил, узнав о смерти майора, нахмурился, задумавшись. Брови смешно дернулись. До этого его не отправляли командовать большим числом звеньев. Эдвард поблагодарил за помощь и, обхватив бойца за запястье, поднялся.
- Потери кроме майора?
- Отсутствуют.

- В таком случае наша задача в данный момент – как следует прочесать территорию хутора. Нельзя упускать ни одного террориста. Мне нужны патроны для карабина… - Эдварду не дали закончить.
- Нет, капитан! – капрал подошел ближе. Не нужно. Вам нужно выяснить, что делать дальше – у вас есть полномочие запросить подкрепление. Руководствуйтесь данными разведки, так как мы собрать ничего не успели – были заняты проверкой местности.
- Верно… Отведите раненого в двухэтажный дом на второй этаж и приготовьте ему место для реабилитации,  а сами отправляйтесь разведывать местность. Если что, я сделаю все необходимое, - Эдвард согласился остаться выяснять сведения, пускай и нехотя. – Капитан, - МакМиллан обратился к Эмме.
Девушка явно была в порядке, что обрадовало его и приподняло настроение.
- Вероятно, нам потребуется поддержка, а также я должен буду отчитаться перед начальством. Мне потребуется любая информация, которую удалось собрать вам и вашему отряду.
- Капитан, мы расчистили оба этажа дома, где вело оборону ваше звено, - доложил один из рядовых. – Вашего лейтенанта мы отправили на второй этаж. Он будет отдыхать там. Лучше не беспокоить его лишний раз. Аппаратуру для связи оставили там же.
- Ясно, - незамедлительно ответил МакМиллан. – Вольно, рядовой.
Все звенья спецназа разошелись в разные стороны переулка. Все они вскоре скрылись в других улочках хутора.
- Я бы хотел быть рядом, если лейтенанту что-либо потребуется, - продолжил Эдвард и, развернувшись на 180 градусов, направился к дому. Вошел в дом, где в кучку в углу были собраны гильзы и осколки, поднялся на второй этаж, где в отдельной комнатке, освещаемой лампадой, на матрасе лежал лейтенант,  и сел за небольшой стол, на котором стояло усиленное радиооборудование на случай ухудшения связи.
- Итак, - сказал он. – Что удалось добыть вашему разведотряду?

Отредактировано Edward McMillan (2010-09-06 19:44:36)

+1

18

Эмма облегченно вздохнула, увидев, как Эдвард пришел в себя. Знакомое ощущение: хотя они и знакомы только с сегодняшней ночи, но уже не чужие, так как вместе выбрались из смертельной ловушки.  Это сближает, если и не достаточно сильно, чтобы быть уже друзьями, но достаточно, чтобы переживать за другого человека.  Она коротко улыбнулась ему и занялась обобщением того, что они успели узнать.
Очень быстро мысли девушки стали значительно мрачнее. Выяснилось, что из этой непутевой разведки, проведенной вслепую, наощупь, никому не удалось вынести что-нибудь достаточно значительное, чтобы дополнить то, что она уже знала.  Тоска брала за горло, явно собираясь вытрясти дух от осознания того вывода, что они не справились даже с легчайшей частью задания, не говоря уж о его второй, гораздо более сложной части. «Надо оформить вторую попытку»- мысль практически безумная в своей безрассудности, да и в бессмысленности тоже, но выполнение, которой реально необходимо, если не для всей операции в целом, то для самооценки Эммы уж точно, - «Зря я решила прорываться сюда. Надо было остаться и заняться починкой рации, как женщине мне были открыты многие пути. Тогда. Сейчас-то уже вряд ли»
- Итак. Что удалось добыть вашему разведотряду?  - прерывает мысли девушки знакомый резкий голос. Однако, офицер в форме SAS навел ее на мысли о забытом в пылу боя обещании. «Рашид! Сейчас, когда вновь началось наступление он вновь может оказаться между двух огней… Навряд ли та женщина станет для него хоть какой-нибудь защитой – он не ее ребенок, и наверняка опять окажется один… Я обещала забрать его…»
- Я рада, что вы в порядке,  - все же решается по-домашнему тепло улыбнуться Эмма, прежде чем перейти к неприятному делу, - Капитан МакМилан, я вынуждена буду вас разочаровать, но мы знаем очень мало, - хотелось оправдаться, дескать и времени было мало, и средства подкачали, и помехи на связи… Удержав никому не нужные слова, она старалась говорить, как можно суше, - Мы по прежнему не знаем, какой численностью может обладать противник, насколько хорошо он вооружен… Точнее здесь, как раз есть некоторые предположения: есть вероятность, что кроме АК у них должно быть иное оружие то ли нечто очень современное, то ли наоборот видоизмененное старое, местные не сумели дать мне толкового ответа. Возможно, есть вертолет тоже неизвестной модели. Наземная техника, может быть представлена некоторыми гусеничными моделями машин. К тому же мы не знаем, что из этого находится в Касабланке, а что могло бы быть припрятано на хуторе.- после краткой паузы, чтобы подытожить сказанное девушка продолжила, - Капитан МакМилан, у нас найдется парочка АК с патронами к нему? Хотелось бы сходить к ним в гости. У них должен быть центр, откуда координируются их действия, попробую пройти туда тихо. Только без приличной связи это будет совсем бессмысленно.

0

19

Эдвард внимательно выслушал девушку. Скудность данных не особо радовала, однако сама суть этих данных радовала еще меньше.
“Вертолет? Бронетехника? У сепаратистов? Только если они ее захватили… Но ведь по первоначальным данным здесь не было и быть не могло нашей бронетехники… А вооружение? Ладно припрятали, но модифицированное или того хуже – новое? Откуда?”
Чем больше Эдвард думал над этим, тем больше вопросов у него появлялось. Ясно было одно – нужно было запрашивать подкрепление, так как на такое активное сопротивление никто не рассчитывал… К тому же – почему сейчас у них обычные АК? Где модифицированные? Ясное дело, все это у другой группы войск. Тогда напрашивается еще один вопрос – каково точное количество?
Когда капитан заговорила про центр, Эдвард сразу же покачал головой.
- Капитан, я ничуть не сомневаюсь в ваших навыках, однако где вы будете искать? В Касабланке? Хорошо, допустим. А если их главный штаб находится не в Касабланке, а где-нибудь в пустыне? К тому же, если проанализировать все, что вы смогли сообщить, то я прихожу лишь к одному выводу. Дело пахнет жареным, и парочки Калашниковых даже с приличным боезапасом не хватит для того, чтобы в полной мере защитить себя в случае обнаружения. Инициативу везде оценят. Однако пренебрежение своей безопасностью никогда не было в цене ни у нашего, ни, насколько мне известно, у вашего командования. Мы с вами и так рискуем сверх меры. Тем более - а что, если они начнут вторую атаку? Тогда здесь нам нужен будет каждый ствол. Так что лучше не стоит лишний раз рисковать своей жизнью.
Внизу послышались шаги. На этаж вбежал сержант одного из отрядов. За плечами у него находилось завернутое в брезент нечто.
- Капитан, взгляните… - сержант положил на стол сверток и осторожно развернул.
Внутри лежал РПГ-7. Выглядел как новый. Либо его усиленно полированный… Так или иначе РПГ-7 вряд ли все еще производят на оружейных заводах Британии.
- Похоже, пациенты сильны не погодам, - как-то совсем не весело пошутил сержант. Да и голос у него было немного усталый. Нашел на одном из трупов. Мне все интересно – какие еще сюрпризы нам преподнесет их экипировка?
- Мда-а… - задумчиво протянул МакМиллан, повернувшись на стуле. –  Чем глубже лес, тем больше дров… И наоборот. Теперь даже если вертолет разведки использовать для высадки и для поддержки огнем из турели Гатлинга, будет крайне опасно – в миг останемся без надежного прикрытия.
- Согласен, - сухо сказал сержант, заворачивая гранатомет в брезент.
- Сержант, после кропотливого прочеса территории необходимо собрать все оружие, которое мы сожжем найти. Оно нам может пригодиться при выполнении задания. Также мы получаем премии за возвращенное контрабандистское вооружение на Британские склады. В частности хотел бы обратить внимание на то, что у нашего майора двое детей осталось, а жена умерла при родах. Двойня ведь… Ну и вот. Предлагаю часть полученного им отправить. Ибо хоть в дальнейшем они идут под полную опеку государства, тех денег, что они получают на карманные расходы, я считаю, недостаточно. Ну да ладно, обсудим после миссии. Возвращаясь к теме склада, скажу, что необходимо его также охранять как следует. Со сменами сами разберемся чуть позже. Приступайте к выполнению.
- Есть, - сержант быстро вышел из дома.
- Прошу простить за то, что приостановил разговор с вами, - Эдвард пригорюнился, приложив к травмированной части головы холодную рукоять береты, предварительно вытащив магазин. – Экипировка-то у них, похоже, хоть и не по последнему слову… Но ведь обычно не особо чувствуешь разницу между одним кирпичом и двумя… Особенно, если эти кирпичи падают тебе на голову. Так вот. Не стоит сейчас ходить никуда. Все это будет сделано лишь после того, как к нам прибудут подкрепления. Я бы сам рад поскорее закончить здесь все дела – не переношу пустыни и песок, который периодически засыпается мне в берцы… Раздражает. Сейчас я займусь настройкой рации. Дело десяти минут, если все осталось цело и было таковым на базе. Проверял не я.
Эдвард подключил мощное переговорное устройство с четырьмя регуляторами вверху к блоку питания, пустил электричество и принялся за настройку. Жутко неудобный интерфейс мог привести в бешенство Но Эдвард терпел.
- Торопиться не стоит, капитан Грантли… - успокаивающим голосом говорил он девушке.
Под окнами слышались переговоры оперативников. Активно обсуждали погибшего майора. Точнее, его смерть. Говорили, что смерть произошла лишь из-за того, что у него было слишком горячее сердце и голова. Хотел спасти всех и вся.
- ...ну он на ящики забрался, через забор перемахнул и с криком "Лееееероооооооой Джеееееееенкииииииииинсссссссс!" перестрелял человек пять... А там открытое пространство считай что, на забор обратно подняться тяжело - только с ящиков если или с бочек... Ну он добежать не успел и вражеская очередь свалила. Жалко, дети остались... Мелкие совсем, двое. А мать у них есть ли, я не знаю...
- Малыш Джим говорит, что МакМиллан хочет оружие все, что найдем сдать начальству и полученные за оружие премиальные отправить... - услышав это Эдвард в очередной раз удивился, как быстро расходятся слухи.
- Прямо все?! - голос оперативник был не сказать, что возмущенный... Скорее, удивленный.
- Да нет, только часть.
- А-а...

Разговор постепенно стихал и в конце-концов затих совсем.
Почему была потеряна перманентная связь с Главным Штабом, а также с блокпостом в Мохаммедии – пока было неясно. Это Эдвард тоже собирался включить в отчет.
А что после? Разве что только ждать... Ждать этих подкреплений. Вероятно и старшего нового пришлют, как это бывает. Да оно и лучше - не нравилось МакМиллану командовать большим числом войск.

Отредактировано Edward McMillan (2010-09-10 19:23:34)

+1

20

В комнату снова кто-то поднимался. Шаги были тихие, совсем детские. В комнату вошел мальчик, которого спасла Эмма – Рашид.
- Я пришел, чтобы… Ой! – мальчик ойкнул при виде незнакомого человека – копающийся в непонятном устройстве солдат выглядел очень грозно и чуть не напугал мальчика. Но он быстро опомнился – ведь сейчас тут находились лишь друзья, поэтому незамедлительно продолжил говорить.
- Эмма, я кое-что рассказать хочу.
Рашид, все же побаиваясь спецназовца, сел на холодный пол чуть поодаль, по-турецки сложив ноги.
- Мой папа, в последние несколько недель часто уезжал в Касабланку… - начал Рашид. – Все время приезжал довольный и радостный. А вот в это утро он принес непонятный ящик. Я когда спрсоил, что там, он только сказал мне не смотреть и все. А потом, когда вы подъезжать стали, он перед трапезой одел какую-то новую накидку, которая все тело спрятала. Я подумал – это он привез себе и она лежала в ящике… Я когда проходил мимо него – там пусто было… А в итоге…
Мальчик изо всех сил сжал кулачки.
- Я не знал, что он в нем взрывчатку принес! Правда, не знал! Отец часто рассуждал о независимости, часто к Аллаху обращался… Я не знаю… Но все, что могу сказать – из Касабланки все это оружие, оттуда все привозят! И вертолет оттуда прилетал, забирал некоторых взрослых! Я не знаю… Я больше ничего не могу рассказать, потому что больше не знаю толком ничего... Я ненавижу смерть… Эмма, я очень хочу, чтобы ты сдержала обещание и отвезла меня в Англию! Мне здесь не с кем оставаться!
Мальчик, вновь не зная, куда себя деть, выбежал из помещения, так и не дав Эмме ничего сказать ему, а затем скрылся в неизвестном направлении. Возвращать его смысла не имело.

0

21

Девушка хмуро поглядывала на парня, спокойно разносившего ее идею, и хотя на большую часть его вопросов у нее были простые ответы, предложить она их просто не успела: узнать отправную точку для поисков можно было бы допросив оставшихся в живых сепаратистов, Или же пленных сегодня не брали?.., а устаревшие автоматы были ей нужны были в первую очередь не для того, чтобы стрелять, а для того, чтобы не было на ее форме и оружии крупными буквами написано: «ВРАГ!!!» Девушка знала обычаи и язык и хотела взять пару человек из разведки, способных затеряться в толпе. Однако вместо того, чтобы что-либо предложить, она вынуждена была дослушать до конца. Отсутствие достоверной информации и невыполнение задачи всегда ценилось ими еще меньше… Причем значительно меньше. – с тоской успела подумать она, прежде чем сержант с РПГ прервал их разговор, разрешая один из вопросов с вооружением противников.
Эмма не вмешивалась в разговор, ожидая, когда Эдвард  вновь продолжит разговор с ней. Упоминание о детях, раздражающей солью капало на воспоминания о данном обещании. Закончу разговор, и, вне зависимости от его успешности, пойду искать Рашида… То самое одинокое «Врешь…», срывающееся с «Вы» на «ты», мальчишки не давало покоя.
Так вот. Не стоит сейчас ходить никуда. Все это будет сделано лишь после того, как к нам прибудут подкрепления. – продолжил гнуть свое капитан, в то время, как Эмме хотелось как раз разузнать все до прихода подкрепления: чтобы было, что им предоставить.
- Предполагаете, что им понравиться действовать вслепую? – поинтересовалась она у парня, уже отвернувшегося к рации.
- Торопиться не стоит, капитан Грантли… - пытался успокоить ее Эдвард, вот только эти попытки только больше злили девушку, которая уже успела счесть разговор законченным.  Шаги на лестнице заинтересовали своей легкостью и тишиной, выделяющейся на фоне явной нехватки тишины в округе.
- Я пришел, чтобы… Ой! – Рашид пришел сам, и увидев мальчика Эмма почувствовала, что ее все больше злит отношение поселян, выразившееся в абсолютном безразличии женщины к хоть и чужому, но все же ребенку.
Мальчик принес еще горсть интересных новостей  и выскочил за дверь. Девушка, лишь немногим помедлив, отправилась его догонять, пообещав Эдварду перевести, когда вернется.  Было бы странно, если бы она не смогла его догнать. Однако, как оказалось мальчик уже успел убежать к одной из улочек, когда девушка вышла из дома, видимо направляясь в сторону дома. Эмма поймала мальчика и держа за плечи осторожным движением развернула к себе.
- Рашид, я не разбрасываюсь обещаниями и вправду хочу забрать тебя. Только не убегай и не теряйся, пожалуйста, - отпуская мальчишку на свободу, она уже другим тоном поинтересовалась, - У тебя дома есть какие-либо вещи без которых ты уехать не сможешь? Кроме еды и одежды. – увидев утвердительный кивок, направила Рашида к дому, - вернешься за 10 минут.
Сама девушка вернулась в дом и поднялась наверх.
- Мальчика зовут Рашид. Он наполовину британец, и, судя по всему, верить ему есть больше толку, чем всем местным пожалованным, хотя его отец и был убит нашими солдатами, пытаясь подорвать их вместе с собой. И судя по его словам взрывчатку и приказы его отец получал именно из Касабланки, оттуда же прилетал вертолет и поступало оружие. – выделив главное перевела слова Рашида Эмма. Мелькнувшая мысль, а где бы они могли прятать вертолет в городе…, утвердила ее в необходимости убрать правительство,  предположение лояльности которого к сепаратистам становилась все более весомым. И оружие тоже. Закупка, транспортировка, хранение… - Мальчика стоит забрать в Англию. Может удастся отыскать его мать…

+1

22

Эдвард глубоко задумался, подперев рукой голову.
Спасать голодных африканских детей не было их заданием. И играть в ковбоев тоже не особо хотелось... Но с другой стороны, если мальчишка правду сказал – следовало бы предоставить ему право жить нормально.
МакМиллан посмотрел на Эмму после минуты-другой раздумий. По правде говоря, он не знал что сказать ей в ответ.
Но сказать что-то нужно было. И он решился:
- Капитан, я не сторонник подобных актов милосердия. Альтруистом никогда не был, но… Так и быть, помогу. Когда вы поставите этот вопрос перед своим командованием, я постараюсь как-нибудь повлиять на это. Слово бойца. Как капитан капитану.
Эдвард усмехнулся и продолжил возиться с рацией. Через несколько мгновений все было готово.
- Капитан Грантли, я выхожу на связь.  Прошу вас присутствовать при моем разговоре на тот случай, если я вдруг что-то не упомяну.
Рация зашумела.
- База-два, говорит Фокстрот, прием. База-два…
- Фокстрот, слышим вас. Докладывайте, - раздалось из динамика.
Эдвард обрадовался и заулыбался. Улыбка всегда очень хорошо отожествляла его восточные черты лица.
- База-два, операция приобрела очень серьезный размах. Мы встретили сильное сопротивление со стороны сепаратистов еще на подходе к Касабланке. Погиб майор Дженкинс. По отчетам разведки МИ5, у сепаратистов имеется воздушная и наземная техника, а также тяжелое вооружение. Их численность велика. Запрашиваю подкрепление. Координаты… - Эдвард продиктовал долготу и широту, подробно описал место текущего расположение отрядов, подумал: все ли сказал? Определенно все.
- Ждите... – отозвались с пункта переброски.
Наступила тишина. Эдвард не выдержал уже через две минуты:
- База-два?
- Ждите, - вновь раздалось в ответ.
МакМиллан глубоко вздохнул, посмотрел на Эмму и пожал плечами, мол “как всегда - бюрократия”.
- Фокстрот, запрос удовлетворен базой-один. В полдень по местному встречайте. Базой-один велено не пытаться проникнуть туда имеющимися силами – ни диверсий, ни открытой атаки.
- Понял вас, база-два. До связи.
МакМиллан, удовлетворенный разговором, отключил рацию и постучал по ее корпусу.
- Замечательно, - Эдвард откинулся на спинке стула и посмотрел в окно. – Капитан Грантли, отправьте… Рашида на нашем джипе, дав подробные указания водителю – пусть везет к пункту отправки, и пусть скажет, что приказ отдан лично мной. Там его покамест пусть устроят где-нибудь… А как вернемся – так сразу А то на вертолете вашем негоже отправлять его, лишний раз топливо тратить. А ведь на складе пункта переброски не было ни единой цистерны с керосином.
Эдвард встал, прошелся по комнате. Время было, пока мальчонка не вернулся.
- Капитан, вы давно с разведкой? – спросил МакМиллан, остановившись у окна, прислушиваюсь к равномерному посапыванию лейтенанта Максвелла.

0

23

Поддержка Эдварда удивила девушку, которая рассчитывала, что и в этот раз он найдет причины, по которым лучше не вмешиваться, она ведь и сама толком не смогла бы объяснить, почему взялась пристроить мальчика. Однако, воспоминание его заботы о детях погибшего сослуживца расставило все на свои места.
- Спасибо, - кивнув, улыбнулась она. Пожалуй, чужая поддержка сейчас была ей важнее даже  реальной помощи.
- Капитан Грантли, я выхожу на связь. -  предупредил МакМилан, заставляя насторожиться и привлечь свое внимание.  Однако не смотря на предупреждение капитан не забыл ничего, в своем кратком отчете о создавшейся обстановке.
«Итак ждать» - приказ был получен, а значит дергаться куда-либо было уже незачем.  «Полдень… Долго»  Вынужденная бездеятельность никогда не радовала британку, но перечить прямому приказу было бы уж совсем не в ее стиле поведения. «Никаких диверсий…Что ж спасибо и за подкрепление.»
Эдвард заметно расслабился и высказал вполне дельное предложение отослать Рашида на базу с их джипом. Подумав, Эмма согласно кивнула:
- Да, так и сделаю. Спасибо, - размышления, как отправить ребенка куда-нибудь подальше от военных действий, чтобы и сам в безопасности находился, и ей под ногами не путался уже приходили ей в голову и разбивались, как раз об эту логику. Возможность воспользоваться машиной спецназа значительно упрощала ситуацию.
- С разведкой? – удивилась вопросу Эмма. До сих пор их отношения складывались исключительно деловые, а значит и вопросы задавались тоже исключительно по делу. Этот же неожиданно вырывался из общей линии. Как и участие в судьбе Рашида, впрочем, - пять лет. – не задерживая излишне долгую паузу все же ответила она, пожав плечами. Время -  понятие относительное. Откуда я знаю что для вас долго? Дальше было бы логично тупо спросить: «А вы в SAS?», но у нее чуть не сорвалось дурацкое: А зачем вам?.., вовремя задержав его в своих мыслях, и лишь со сдержанным интересом посмотрела на Эдварда.
Услышать ответа, или просто продолжить беседу она не успела, так как Рашиду и впрямь не потребовалось много времени, чтобы собрать вещи. Да, и много ли у него этих вещей?..
- Эмма, - переминаясь у входа, мальчик решился привлечь к себе внимание. Чувствовалось, что ему весьма неуютно среди военных, а как же папа?... – от простого вопроса захотелось, проклясть все сразу начиная от себя, чтобы на будущее не лезть не в свое дело и быть поосторожнее с обещаниями. Все же ситуация вызывала сочувствие: мальчик вынужден был покинуть родной дом и привычную обстановку так поспешно, что не мог даже похоронить отца. А не поспешила ли я? Может стоило оставить его на попечение какой-либо местной семьи?
Все же в ее голосе изрядно не хватало нежности, которая была столь недоставало  сейчас ребенку.
- Его похоронят по вашим обычаям,   - резче, чем следовало, ответила Эмма, - У него-то есть друзья? – так и хотелось спросить, не является ли он тоже незаконно рожденным британцем. Мальчик-то в чем виноват, чтобы на нем срываться? Увидев утвердительный кивок она продолжила, - вот они об этом и позаботятся. Или ты передумал ехать?
Надежда разбилась об упрямство или целеустремленность мальчика: сверкнув глазами,  Рашид мотнул головой.
- Не передумал, - ответил он, задавая не по-детски прозорливый вопрос, - А ты уже и не рада, что пообещала.
- Но это уже мои проблемы, не правда ли? – улыбнулась она, давая понять, что и она не отказывается от своих слов, и перед тем , как уйти обратилась к спецназовцу, Я и вправду воспользуюсь вашим предложением.
- Идем Рашид.
Нужную машину отыскали без труда. По дороге Эмма объяснила мальчику, что сама с ним поехать не сможет, так как ей необходимо закончить здесь дела, и успокоила его, что отвезут его к ее знакомой и очень хорошей женщине, которая о нем позаботиться. Усаживая недоверчиво насупившегося мальчика в машину, она попутно договорилась с водителем, передав ему поручение МакМилана и заодно попросив не просто доставить его на пункт отправки, но и сдать знакомой Эммы из госпиталя.
«Вот и славно…» -  отправив мальчика , она осознала странную смесь чувств: с одной стороны, конечно, облегчение от того, что сняли с плеч лишний груз, с другой… Надеюсь, что мы еще встретимся. Интересно, что же из тебя вырастет… - шагая обратно к дому, размышляла она, Мда. Материнские инстинкты, будь они не ладны.
- Отправила. – сообщила она, поднявшись наверх, - Чем займемся до полудня?

+2

24

“Пять лет… Примерно столько же я в SAS…” – подумал Эдвард и хотел было озвучить эту мысль, но не успел – в помещение вошел мальчик. Капитан тяжело вздохнул, размышляя над тем, куда обычно приводит такая добродетель.
Девушка вышла. Капитан вновь неторопливо прошелся по комнате, вытащил из небольшого мешочка сверхпопулярный батончик “Jupiter” с очень вкусной, полужидкой нугой внутри и кремом под шоколадной оболочкой. Он быстро раскрыл его и не без удовольствия откусил верхушку, смакуя приятный вкус.
- А она ничего, да? – внезапно из комнаты раздался вполне бодрый голос лейтенанта.
- Ничего, ага…  - на автомате ответил ему Эдвард и мигом опомнился, как это бывает в современных комедиях про слоупоков-наркоманов. – Так ты не спал?!
- Почему же? Спал. Эдвард, а куда формальности исчезли? – лейтенант тихо засмеялся.
- Для тебя была дана команда "вольно" и "на боковую", - отмахнулся капитан, непринужденно откусив от батончика приличный кусок. – Фак фы сфал?
- Что-что?– лейтенант захохотал. – Нет, я на ночь не ссал!
Эдвард поперхнулся и засмеялся в ответ.
- Спал, спал я… - сказал Максвелл, наконец, успокоившись. – Проснулся под конец твоего разговоры, когда ты начал ей про альтруизм загонять…
МакМиллан пожал плечами.
- Давай, спи. Раненым положено отдыхать.
- Разреши мне этот приказ проигнорировать, - учтиво попросил лейтенант.
- Разрешаю, - так же учтиво ответил МакМиллан, полностью поняв намерения товарища.
Из комнатки послышалось шуршание. Максвелл, прихватив с собой беретту, вышел к Эдварду и подмигнул.
- Поищу наших, с ними прогуляюсь.
- Чуть что – сразу свяжись! – Эдвард продиктовал коротенькую напутствие и бросил лейтенанту рацию. Тот с поразительно даже для легко раненного бойца ловкостью поймал ее и вышел из здания.
Капитан доел батончик, бросив пеструю обертку в близстоящую плетенную из местной флоры корзину то ли для тапок, то ли для одежды…
Эмма вернулась чуть позже, уже без Рашида. Судя по непринужденному виду, Максвелла она не видела… Хотя понять то, что он пошел прогуляться было довольно легко – не было слышно сопения лейтенанта. Капитан улыбнулся.
- Отправили? – спросил МакМиллан.
- Отправила, - ответила Эмма. Чем займемся до полудня?
- Найти бы, чем до утра заняться… - Эдвард усмехнулся. – Я предварительно выспался – операция должна была решиться за одну ночь… Как устану – так сразу лягу.
После минутного затишья, капитан все же сел на стул.
- Мне до этого приходилось проводить операции с другим организациями. В основном – те, что не были расформированы после того, как Британия провела экспансию земель… Конечно, руководство поменяли. Работал я с Иностранным Легионом пару раз… Учитывая, сколько пожалованных там – было очень легко и приятно с ними работать. Жесткие наемники. Еще была парочка организаций… От моего родного SAS,  в котором я как и вы – лет пять, точно не скажу, отличала лишь подготовка, специализация и руководство. С разведкой я, право, первый раз работаю.
Эдвард развел руками.
- С оценкой “Очень грамотно” могу оценить всю выполненную вами и вашими парнями работу. Молодцы. И да – большое спасибо передайте пилоту и стрелку. Хорошо справились с зачисткой, раз выстрелов пока, тьфу-тьфу-тьфу, конечно, не слышим...
Капитан помолчал, ожидая, что скажет Эмма.

+2

25

Вроде бы богатый и большой для хутора дом отличался скудностью обстановки, зато обилие ковров превышало разумные пределы. Пыль что ли хозяева ими пытаются собрать, чтоб она в ворсе запуталась и в доме ее поменьше летало?.. Если да, то безуспешно. Вечерние сумерки звездной и светлой ночи лишь немного скрывали мелкий песок, который, переносимый ветром, не только умудрялся залезать отовсюду, но и заставлял собою дышать. Было немного печально оставаться в этом доме, явно принадлежавшем зажиточным людям, которые, вероятно, жили спокойной и счастливой жизнью до недавнего времени. Теперь, то спокойствие было утоптано и смешано с пылью, а сваленные в кучу гильзы и ощутимо чужое оборудование помогали создать интерьер разрухи.
После секундного раздумья Эмма развернула один из стульев, стоящих за столом и расположилась на нем, так что из окна был виден краешек луны, не спрятавшейся за углом дома. Ее холодный свет падал на стол, как раз между собеседниками и тонкие ворсинки танцевали в нем свой спокойный танец, радуясь безветрию погоды.
- Передам… - краешком губ улыбнулась Эмма, - Хотя по мне, так свою основную функцию мы сегодня не выполнили, но пытаться провести грамотную разведку всего за час до начала операции, это… - девушка развела руками, вместо окончания слов. – Тем более, что из этих пожалованных каждое слово, как клещами вытягиваешь… - не слишком обрадовавшись, лучу, посмевшему скользнуть по ее глазам, когда она наклонилась чуть ближе к столу. Девушка невольно прикрыла их рукой, защищаясь, и откинулась обратно на спинку стула, где взамен яркому лунному свету оставался неверный свет горящей лампадки, показывающий свой собственный, гораздо более теплый и нежный, танец теней на стенах комнаты. Прям ужин при свечах… - усмехнулась Эмма, создавшейся ассоциации, Ночь, свет только звезд и робкого огонька. Да, непутевая доча наедине с симпатичным и перспективным парнем – мечта моей матери. Вот только вместо дорогого ресторана – брошенный хозяевами дом, а вместо ужина стол занимает рация.
- Но с зачисткой справились, да, - более свободно кивнула она, - Есть смысл надеяться, что и дальше здесь будет столь же тихо, - удивительно мирная для недавней обстановки беседа закручивалась вокруг общей темы и, недолго думая Эмма, дружелюбно заметила, в первую очередь имея в виду отряд Эдварда,  - Да и ваши ребята тоже не плохо поработали и вышли без потерь.

+2

26

- Мои то да… - Эдвард отвел сделавший хмурым  взгляд от Эммы и посмотрел в окно. – Мои то все добры молодцы в порядке. Но вот майор… Что же он так? Сколько ему было? Сорок? Жизнь только началась можно сказать
МакМиллан осмотрелся. К сожалению, рядом не было ни душистого и мягкого, с привкусом древесных опилок виски, ни гармоничного, бархатистого коньяка, ни даже безвкусной, жгучей российской водки не было. Зато в мешочке все еще находилось несколько пускай и раздавленных, но все еще приятных на вкус шоколадных, сладких батончиков.
Но есть при девушке он не рискнул – это показалось ему не совсем культурным поступком.
- Беда… - Эдвард развел руками и печально вздохнул. – Нельзя же так… Геройствовать. Эх, ладно.
Он посмотрел на часы. Ему было весьма интересно – сколько им еще ждать? Святящиеся в темноте нежно-зеленым цветом стрелки показывали 2:05.
- Десять часов еще до прибытия подкреплений… - охнул капитан. – За это время я не то чтобы устать от бодрствования могу, так еще и проголодаться тоже буду в состоянии.
МакМиллан подпер  голову рукой и решил, что тратить батончики следует более благоразумно.
В комнатке, где до этого спал лейтенант Максвелл, что-то тихо зашуршало. Капитан удивленно поднял бровь и обернулся.
“Джонатан уже вернулся? Странно… А почему ни я, ни Эмма не услы…”
Вскоре шуршание продолжилось. Рука настороженно опустилась на рукоять беретты. Через мгновенье что-то упало и звонко загудело. Эдвард ухмыльнулся. Надобности в пистолете теперь не было. Он вошел в комнатку, на пороге чуть не споткнувшись о нагроможденные в несколько слоев матрасы, в темноте нащупал упавший предмет и, удовлетворившись находкой, вышел обратно к Эмме.
В руках его сейчас находилась очень старая, можно сказать “доисторическая”, но, как видно, все еще функционирующая акустическая гитара. Корпус и гриф были отнюдь не пыльные, но старина все равно была ощутима – резонатор был покрыт темными пятнами неизвестного происхождения, царапинами и даже какими-то арабскими надписями, гриф же кое-где был даже треснувший. Не нужно быть экспертом, чтобы понять – трещина давняя.
Капитан удивился, как такая хрупкая вещь, как гитара, да и тем более такая старая, пережила перестрелку? Эдвард сел на стул. При свете лампады он оглядел инструмент со всех сторон. Интересно. и провел по струнам. Гитара была настроена. Чудеса, да и только! Быть может на ней, конечно, играли до этого… Но все же. Не умершие в нем после потери памяти и ее восстановления в центре подготовки навыки игры, так и просили отшлифовать их, рвались наружу.
Капитан усмехнулся и перевел взгляд с инструмента на Эмму.
- Хотите, сыграю что-нибудь? Все равно пока что делать нам нечего… - предложил он.

+1

27

И дети остались…И жена…Вдова. – мысленно согласилась с ним Эмма, - На войне, как на войне. Если думать только о себе и о том, чтобы выжить, то шансов на победу будет не много. Но и если лезть сломя голову в самое пекло – тоже не дело… - чувство стыда непрошенное влезло в мысли девушки, которая тоже редко думала о тех, кто может горевать о ней.
- Вы хорошо знали его? – с неподдельным чувством спросила она, жалея, что сейчас никак нельзя помянуть память товарища. Нечем, да  и время не подходящее. Ей не по душе была тем, в которую они случайно забрели, но убегать от нее или обрывать, меняя на полуслове, было бы не честным не только по отношению к погибшему, но и по отношению к себе и брату. Естественным и понятным был факт возможной смерти, которая незримо всегда была где-то рядом, и чей образ упрямо прогонялся на задворки восприятия, возвращаясь лишь тогда, когда, как сейчас, она задевала кого-то другого, находящегося рядом.
Шуршание, особенно звонкое почти звенящей после боя тишине, прервало разговор, заставив насторожиться обоих военных. Вопросительно взглянув на Эдварда, Эмма осторожно отклонила стул, чтобы подняться, не дерябая ножками пол.  Еще одно шуршание и грохот разрядили обстановку. Крысы… Брезгливо подумала девушка, возвращаясь на свое прежнее место. Однако МакМиллан отправился в соседнюю комнату, и разведчица, не успев сесть, развернулась, выжидая.
Через несколько минут парень вышел обратно с гитарой в руках. Несчастный инструмент выглядел так, что вызывал вопрос, а зачем его вовсе хранить дома. Неужели это еще может играть? Но парень рассматривавший его почти с профессиональным интересом не оставлял сомнений в том, что инструмент еще живой и может использоваться по своему прямому назначению.
- Сыграйте, - с спокойной улыбкой кивнула она. Возможность таким образом скоротать время расслабляла и успокаивала, навевая легкие ассоциации о некоем отдыхе в далеком отсюда мирном времени. Вспомнив, как сама противостояла всем родительским попыткам привить ей чувство прекрасного, Эмма заметила, - Может быть и напрасно я сама сбегала с уроков музыки?... – произнесенный вслух вопрос был обращен скорее к себе, нежели к собеседнику и не требовал ответа.

Отредактировано Emma (2010-10-06 14:54:20)

0

28

-Не особо… - ответив Эдвард, пожав плечами, и устроился на стуле поудобнее – чуть расставил в сторону обе ноги, откинулся на спинку стула (что само по себе было странным, так как для арабов седальная мебель была не характерна).
- Хоть он и был старшим по званию, нам не столь часто доводилось контактировать, - Эдвард виновато посмотрел на Эмму. – Знали друг о друге лишь самый минимум из личного дела – семейное положение, начало карьеры, основные выдержки о ключевых операциях…
МакМиллан на несколько секунд замолчал, переваривая сказанное им же – вспоминал, обо всем ли упомянул. Хотя потом он понял, что роли это особой не играло.
- Вот и всё, - наконец подытожил он, решив не раздумывать более. – Пожалуй, и не так уж мало, хоть и не много в то же время. Такое вот взаимоисключение…
- Может быть и напрасно я сама сбегала с уроков музыки?...
Капитан улыбнулся девушке в ответ и винить не стал – не каждому это будет интересно. МакМиллан вообще во многом стал понимать Эмму. И даже если и не понимать, то, по крайней мере, абсолютно не возражать.
- А я вот… - Эдвард хотел было рассказать о том, где научился играть на гитаре, но осекся и глубоко задумался. Стоит ли рассказывать ей обо всем? О потери памяти, о подготовке в специальном центре, о своем гражданстве – ведь азиатская внешность могла говорить о том, что Эдвард – не коренной. Вдруг девушка думает, что в SAS берут пожалованных?
“Скажу ей…” – решил Эдвард. “Сыграю и обязательно расскажу о том, что добрую половину своей жизни я не помню.”
И тут же МакМиллан столкнулся с новой проблемой.
“И что же сыграть? Уж точно не всякие там частушки и точно не что-то комедийное. Если мои парни воспринимают это нормально, то Эмма  - совсем другой человек. Что-то очень громкое тоже не следует – привлекать внимание не нужно лишний раз и будить никого, кто умудрился заснуть, не следует.”
Эдвард начал задумываться над тем, чтобы сыграть что-то тихое – но понял, что тихих песен в его музыкальном репертуаре не присутствует попросту.
После долгих раздумий Эдвард, наконец, смог выбрать кое-что, пусть и весьма старое, но душевное и приятное.
- Знаю кое-что хорошее, довольно-таки красивое, - обрадовано сказал Эдвард и почесал подбородок, что все же он поет на так хорошо, как играет.
- Но за идеальное взятие голосовых нот я ручаться не могу, - решился предупредить Эдвард и растерянно улыбнулся, мол, “а что поделаешь, не певец, хоть и могу что-то”.
Капитан кашлянул для солидности, чуть пригладил взъерошенные на голове волосы правой рукой, зажал простенький аккорд соль-мажор и провел по струнам
Когда Эдвард пел, голос его был мягче, чем обычно. Старая гитара звучала по-другому, не так, как должна. И все дело не в том, что не такой уж и идеальный слух Эдварда подвел его и тональность была немного ниже, и что у гитары струны были медные, а не стальные, к которым привык МакМиллан. Все было в том, что это была чужая гитара.
Но тем не менее звучание струн имело гармонию между собой, а значит гитара была вполне играбельна.

Some people call me the space cowboy, yeah
Some call me the gangster of love
Some people call me Maurice
Cause I speak of the pompitous of love
People talk about me, baby
Say I'm doin' you wrong, doin' you wrong
Well, don't you worry baby
Don't worry
Cause I'm right here, right here, right here, right here at home

Cause I'm a picker
I'm a grinner
I'm a lover
And I'm a sinner
I play my music in the sun

I'm a joker
I'm a smoker
I'm a midnight toker
I sure don't want to hurt no one…

Затем следовал еще один куплет. Эдварда ничуть не смутило то, что Эмма может не так понять текст песни. Он не переживал – капитан Грантли была девушкой собранной и ответственной, несмотря на все ее благородные порывы.
Эдвард закончил на аккорде до мажор, плавно провел большим пальцем по струнам и отставил гитару в сторону.
- Неплохая гитара, - довольно сказал он и улыбнулся. – Хоть и звучит не по-нашему. Звучание медных струн для меня не столь знакомо, вовсе не привычно... Я-то привык на стальных. У них – резкий звук, похожий на выстрел. А у медных – он более грузный… Хотя тоже похож на выстрел. Но лишь отдаленно. Этот выстрел, он… Более мягкий. Такие дела. Капитан, вам понравилось?
МакМиллан сейчас был необычайно рад – ни разу не сбившись с темпа, ни разу не ошибившись аккордом, он смог сыграть. Навыки его не подвели. Не зря ведь Эдвард часть обучения игре на этом замечательном инструменте, Эдвард посвятил бардовской песне. Жаль только, что не помнит он, как обучался. Эдвард просто знает это. По выдержкам из биографии, со слов ученых, что исследовали его навыки тогда, на подземной базе.
В такие моменты создавалось впечатление, что тебя заморозили и ты просыпаешься в совершенно другом, не похожим на твой мире, подобно герою одного популярного среди британцев всех поколений мультфильма.

__________________
В тексте использована песня группы Steve Miller Band - The Joker

Отредактировано Edward McMillan (2010-10-17 00:34:15)

+1

29

Простите за задержку.

Несмотря на предупреждение Эдварду удалось настолько очаровать девушку своим исполнением, что спохватиться о том, что надо было бы возмутиться по поводу двумыслености текста она забыла, а когда вспомнила, то строить из себя «оскорбленную невинность» было уже поздно. Да, и не было никакого желания. Хотя Эмма, прижившись в мужском военном коллективе, и научилась отвечать едкой щелочью на скользкие шуточки ребят, почти позабыв о той женственности, к которой они относились, однако необходимость и степень реакции предпочитала оценивать заранее, чтобы не превратиться в истеричку, реагирующую нервным срывом на любое замечание. Сейчас же приятная и легкая мелодия песни, теплый перебор гитарных струн, неожиданно мягкий голос настраивали на спокойный лад и налаживали восприятие.
Короткую паузу после заключительного аккорда первым прервал сам Эдвард, заставляя девушку лишь сдержанно удивиться неожиданному комментарию
- Надо же… Впервые слышу сравнение звучания музыкального инструмента со звуками выстрела, - размышляя проронила она, Сказывается влияние основной профессии? Или предполагаете, что иного сравнения не пойму я?... – заподозрила Эмма, вполне представляя, что во многом вполне соответствует тому типу женщин, которые коня на скаку остановят, а значит и возможно неспособной понять непростые радости творчества и искусства. Особенно, если учесть мое замечание о музыке. В свете таких мыслей второй куплет песни, казался весьма неприятным и прозрачным намеком, что неожиданно испортило и общее впечатление, однако зацикливаться на нем по-прежнему не было желания, поэтому вслух девушка озвучила свое первоначальное мнение, - Вы хорошо играете. Даже очень. Занимались музыкой всерьез?
Легкая нота сожаления коснулась ее сердца. Ведь для нее это всегда музыка и военная карьера альтернативными друг другу, и от этого становилось чуть грустно. Упущенные возможности укутывали душу прохладным туманом невыполненных и даже не сформированных мечтаний, которые, впрочем, не успевали задержаться настолько долго, чтобы сильно повлиять на девушку, и быстро сносились под действием реальных проблем и задач, требующих своего решения.
Вот и сейчас абсолютно неожиданно стало на удивление ясно, что в одной жизни вполне можно соединить противоположное, а отсюда и явилась печаль словно бы оставаясь верной прежнему стилю жизни она теряет нечто неуловимое, но очень необходимое для счастья. Однако печаль была на удивление светлой, ведь понимание этого, так же дарило и надежду на то, что и ей возможно удасться соединить то, что до сих пор казалось несовместимым. Дело было далеко не в желании научиться играть на гитаре или ином музыкальном инструменте, Эмма припомнила мальчика, с которым ее сегодня свела судьба. Они еще не доехали… Его не укачивает в машине?…

+2

30

Эдвард тяжело вздохнул. Похоже, пора было рассказать правду. Иначе дальше разговор продолжить не получится.
- Все дело в том, капитан Грантли… Что я не помню. Все это я лишь знаю, не более того.
Капитан сложил руки в замочек и сильно сжал так, что неслышно хрустнули пальцы.
- Мои воспоминания начинаются лишь с того момента, как меня вытащили можно сказать с того света. Хотя нет… Это было бы неверно. Они пробудили меня. Помогли узнать прошлое… Жаль, что им не удалось помочь мне вспомнить его.
Капитан грустно опустил голову.
- Я бы хотел помнить все, - мечтательно начал он. – Я бы хотел помнить то, как грело солнце, когда я шел на свой первый школьный звонок, я бы хотел помнить, как впервые взял в руки гитару и как полностью сыграл свою первую мелодию… Но я совсем ее не помню.
МакМиллан встал и подошел к окну. Его взгляд был устремлен к черному небу, усеянному звездами. Но к какому созвездию не обращался разум и глаза его, ответа не давали ни мудрый дракон, ни золотая лира, ни журчащая вода, льющаяся из кувшина водолея.
- Я бы хотел помнить, как улыбались мне родители… Но даже их я не могу представить перед собой. Я бы хотел помнить, как дул ветер, когда свою первую любовь я водил на колесо обозрения… Я бы хотел помнить свою первую любовь. Я бы хотел помнить – а была ли первая любовь? Но ничего из этого я не могу помнить. Лишь знания у меня есть. Но к чему они?
Эдвард сам не заметил, как пустился в философствования.
- Можно убиться об эти знания и ничего не получить. Память, вот – что действительно ценно. А знания… Они пусты. Они не звучат. У них нет нот и музыкальных фраз. Лишь глухой звук. Я бы хотел помнить… Но не могу.
Эдвард сел обратно.
- Хочу, но не могу… Как бы я хотел узна… Вспомнить. Вспомнить все. Надеюсь не оказаться батарейкой в каком-нибудь устройстве, - капитан засмеялся.
Эдвард зевнул. На мгновение ему подумалось, что лучше было бы лечь спать – утром их ждет весьма серьезное мероприятие. Под окнами слышались довольные голоса военных. Капитан снова встал, снова подошел к окну и выглянул из него.
- Парни, - прокричал он, - Команду отбой вам дать?
Спецназовцы прокричали, что не нужно – спать они не хотели. Однако же предупредили, что дежурство организовать сумеют в случае чего. Эдвард удовлетворительно кивнул и скрылся в доме.
Он подошел к столу и поставил вопрос ребром.
- Я подумал тут… - Эдвард посмотрел куда-то в сторону. – Все же нам нужно выспаться как следует. Скажите, капитан, где вы предпочтете лечь?

0


Вы здесь » Code Geass Adventure » Флешбеки » 1 июня 2016 г. Операция в Касабланке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC