Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка I. Время перемен » 10 июля 2018 г. Особо опасен


10 июля 2018 г. Особо опасен

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Дата: 10 июля 2018 года;
2. Временной промежуток: с 8:00 до 20:00;
3. Название, охватывающее суть эпизода: Особо опасен;
4. Участники: С.С., Кагуя Сумераги, Ракшата Чаула, Куро Татсумаки;
5. Мастер эпизода: Kuro Tatsumaki;
6. Место действия: Гетто Токийского поселения в 11 секторе (Бывшая Япония), штаб ОЧР;
7. Ситуация: Татсумаки направляется в штаб ОЧР, чтобы доложиться о выполнении задания, а заодно и потолковать с Ракшатой о своем боевом коне. Однако ко всему этому пилота ожидает одно весьма неприятное известие.
8. Очередность: Куро Татсумаки, Ракшата Чаула, С.С., Кагуя Сумераги.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-07-01 20:43:17)

0

2

- Бз-з-з-з-з… - Татусмаки ощутил, как нечто противно пищит над его левым ухом в очень высоких тональностях. Ёфу привык оценивать то, что из себя представляет источник звука не только по внешнему виду, но еще и по тому, как этот звук ощущает тонкий музыкальный слух. Такой вот он человек, Татсумаки...
Пилот мотнул головой, ощутив, как промялась тонкая, сырая подушка. Снова раздался писк. В этот раз в районе правого уха, периодически смещаясь к стенке, возле которой стоял топчанчик, к лицу, полностью незащищенному от подобного вида угроз. Писк вновь утих и что-то противно защекотало Татсумаки над правой частью сухой верхней губы. Пилот дернул лежавшей на животе рукой, резко направив ее к лицу, и схватил назойливого нарушителя спокойствия.Комар, являвшийся им, в ту же секунду был непоколебимо и безжалостно сжат между шершавыми подушечками двух пальцев. Татсумаки открыл глаза.
- Вот и тебе конец пришел…  Настырный друг, -  полусонно промямлил пилот и усмехнулся, потирая кончики указательного и среднего пальца друг о друга, размазывая останки мерзкого насекомого, превратившегося в темно-багровую несъедобную кашицу, с торчащими кое-где лапками, крылышками. Под крайчиком небрежно остриженного ногтя запекалась кровь, которую комар, похоже все ночь посасывал у Татсумаки. Пилот негодовал от наглости насекомого.  Куро почесал шею, где, похоже, был осуществлен предыдущий «засос», не замеченный Ёфу по причине хронической усталости, нагрянувшей к пилоту в гости, как теща к зятю на блины. Вторая рука медленно нащупывала на тумбочке рядом с топчаном бутылку с просроченной двухлитровой бутылкой минеральной воды, откуда все газы вышли еще неделю-другую назад.
Пилот поднялся с жесткой, как тюремные нары, кровати, с наслаждением вспоминание оседланное вчерашним вечером удобное мягкое кресло британского сазерлэнда, части которого теперь, наверное, уже проходят несодержательный и не совсем приятный процесс переплавки.
Пилот свесил с кровати побаливающие в районе лодыжек и икр ноги и, ощутив под собой опору, поднялся, взял с тумбочки бутылку с водой, открутил крепко закрученную желтую крышку с застрявшей на ребристой поверхности крышке, поднес горлышко ко рту и отпил. Вода была откровенно невкусной. Хорошо все же, что не протухшей. А то сейчас бы пилот просто умирал от жажды и ходил бы по квартирам в поисках стаканчика питьевой воды. Сделать это было весьма проблемно – в гетто все было в дефиците. И хлеб, и вода, и уже тем более патроны.
Где-то на раздолбленной войной и временем кухне с поваленной у стены газовой плитой и одиноко стоящим в углу холодильником, должна была находиться не начатая банка зарубежной тушенки, стянутая им из грузовика, что стоял на разгрузке возле  небольшого британского супермаркета, находящегося под управлением знаменитой сети «24/7».
Пилот направился на кухню. Открыл едва держащуюся на верхней петле дверь, громко поскрипывавшую при обычном дуновении ветерка, влетающим в не способную по-нормальному закрыться форточку. Татсумаки открыл большой холодильник, величина которого теперь совсем не была важна ему. Три верхних полки отсутствовали, крепежи на двери совсем слетели. Одинокая банка тушенки, завернутая в пожелтевшую газету, выпущенную в тираж месяца три назад, стояла в одном из выдвижных ящиков со стеклянным «потолком», что находились в самом низу холодильника.
Пилот с мыслями наподобие «Наконец-то, перекушу», выдвинул ящик и схватил голубенькую банку, диаметром сантиметров девятью. Затем Татсумаки взял с окна заржавевшие в районе рукоятки штопор, поставил на подоконник и стал торопливо срезать крышку.
Из окон открывался не совсем симпотичный вид: двор-колодец с двумя выходами из него,  оставленные, чудом уцелевшие строительные леса, правда, немного прогнившие. Их высота достигала пятого этажа – этажа, на котором, собственно, Татсумаки и жил.
Вскрыв банку, пилот отбросил крышку в угол, вытащил из стоявшей на холодильнике кусок зачерствевшего черного хлеба, помял его немножко, положил приличный обмасленный кусок тушенки на него и принялся есть.
Было противно. Это дерьмо нельзя было назвать даже обычной пищей – дерьмо и есть дерьмо. Если облить дерьмо маслом и жиром, подсыпать укропа, петрушки, то мы получим дерьмо, облитое маслом и жиром, в которое еще подсыпали укропа и петрушки. Ничего не изменилось. Черствые куски хлеба не лезли, застревали в горле, заставляя Татсумаки периодически сглатывать слюну, чтобы не подавиться. Маслянистый жировой сок стекал по подбородку. Пилот смахнул его рукой и, превозмогая от рвотных рефлексов, доел черную корочку, которая, наверное, была крепче рукояти вакидзаси пилота.
Татсумаки проверил свое оружие. Крепко висит, как всегда, впрочем. Еще раз он посмотрел в окно, стукнул по деревянной форточке, от которой почти отшелушилась вся бежевая краска и, глубоко вздохнув, все еще морщась от такого несытного завтрака, вышел в коридор и стал спускаться по лестнице.
За дверьми стояла все такая же тишина… Все спали. Это все, что они могли – спать, мечтать и видеть в своих снах и мечтаниях свободную от гнета Британской Империи Японию, а то и весь мир. Это все, чем они могли себя утешать – бессмысленные сны и такие же бессмысленные ночные грезы.
Татсумаки вышел на улицу. За шиворот задувал шальной утренний ветерок, освежающий и прохладный.
Сейчас Ёфу хотел слиться с ним и ,также как он, быстро, переместиться в штаб Ордена Черных Рыцарей, где он доложится Зеро о выполнении задания, о спасении контрабандистов… Обо всем, что произошло. Поговорить хотелось и с Ракшатой по поводу его сбитой системе прицеливания. Настроение, даже несмотря на завтрак, было отличнейшим.

Ходьба от дома Куро до штаба Ордена занимает не больше двадцати минут. Пустынные, мертвыe улицы гетто постепенно оживали, подавали признаки жизни. Выйдет, крякнет восьмидесятилетний дедок-японец, да сядет на лавочку, уперевшись самодельной тростью в землю и сложив на ее головке сморщенные старческие руки. Солнце вставало из-за горизонта. В Стране Восходящего Солнца наступило утро.
Пилот добрался до непримечательного для обычных людей штаба Ордена. Но Татсумаки уже давно перестал быть обычным. Он вошел в подворотню, перелез через забор и вошел внутрь.
- Йо-о! – весело крикнул он посапывающему возле входа дежурному. Прежде чем тот успел проснуться, Татсумаки скрылся в глубинах штаба. Сейчас он направлялся к гаражу – сперва решил потолковать с Ракшатой. Как раз узнать – тут ли Зеро?
Громадные двери гаража были закрыты. Пилот пожал плечами.
Работает она там, что ли? Быть может, не слышит?" с отпечатавшейся на лице досадй подумал он и постучал. В ответ – тишина. Татсумаки решил вернуться обратно и пройтись по штабу – вдруг он сможет отыскать индианку?
Он прошелся по первому этажу, заглянул на второй, прошелся по пустующим коридорам и вошел в Зал, где он играл для Хироми после долгого перерыва. Ракшата обнаружилась там же, лежавшей на диване с неизменным мундштуком.
- Йо, Ракшата! - поздоровался он. - Как детки твои? - Татсумаки, разумеется, говорил о найтмарах. При этом свой интересовал его, разумеется, не меньше остальных.

Одет: Черные туфли, черные брюки, жилетка, белая рубашка. За спиной вакидзаси в ножнах.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-07-04 23:40:09)

+1

3

Ракшата всю ночь провела в ангаре, посвятив всю себя своему многочисленному потомству. Теперь все привезённые ею найты были в полной боевой готовности, а сама индийская мехоцаревна наслаждалась заслуженным отдыхом на любимом диване, тихонько мурлыча, перебирая в голове все внесённые модификации. Бураю этого симпатичного японца Ракшата тоже уделила внимание, помимо всего прочего улучшив точность прицела на 40% по сравнению с его сородичами.
Чаула довольно прищурилась и медленно затянулась терпким дымом первоклассного табака, когда дверь бесшумно отъехала в сторону, и в зал вошёл вышеупомянутый товарищ и выдернул её из механических грёз.
- Йо, Ракшата! Как детки твои?
Индианка приоткрыла глазик и хитро улыбнулась очровцу.
- Оуу, привет-привет, - нараспев проговорила она. - Хорошо, ммм, спасибо. А сам как? Весело было?
Ракшата игриво наклонила голову, и, бесстыдно разглядывая стоящего перед ней Куро, принялась сравнивать его с найтмером.

Начало игры.
Одет: канонично.
С собой: трубка, бумаги с чертежами и характеристиками найтов в кармане халата.

0

4

Небольшой, ничем не примечательный летательный модуль приземлился на крыше, вспугнув стаю голубей. Невидимые наблюдатели пока не подавали сигналов тревоги - значит, все прошло гладко, слежки не обнаружилось, и инкогнито гостьи, как и встречающих, было сохранено.
- Рада приветствовать Вас, принцесса, - Шицу поклонилась спустившейся из модуля Кагуе, - от лица Зеро и всего Ордена Черных Рыцарей. Надеюсь, Ваше путешествие прошло спокойно.
Кивнув в ответ на приветствия принцессы, Шицу улынулась. Какая милая девушка. Такая живая - ее энтузиазм, кажется, способен прошибать стены. Правда, сейчас Кагуя выглядела слегка озабоченной, и между ее бровями появилась почти незаметная складка. И ведьма могла предположить о причинах ее появления - о встрече с Корнелией ей было известно. Интересно, Кагуе есть, что рассказать Зеро?
Шицу отвела руку в приглашающем жесте. - Не стоит здесь задерживаться, спустимся вниз.

- К сожалению, сейчас Зеро не может встретить Вас лично, - они шли по коридорам, отпустив всех сопровождающих принцессы. - Но он будет очень признателен, если Вы дождетесь его в штабе.

Пропустив Кагую вперед, Шицу зашла в зал вслед за ней и прикрыла дверь.
- Здесь Вам будет удобно, принцесса, - ведьма приветственно кивнула Ракшате и повернулась к еще одну человеку в зале.
- Татсумаки Куро, - Шицу склонила голову на бок. Если этот пилот здесь - значит, задание Зеро выполнено, и поставщики Киото находятся в штабе. Хорошо. - Я могу поздравить Вас с успешным возвращением?

Одета: форма ОЧР

Отредактировано С.С. (2010-06-30 15:03:26)

0

5

Кагуя так и не смогла нормально отдохнуть ночью. Напряжение предыдущего дня никак не хотело отпускать девушку: длинный перелет, пересадка на британский авианосец, нападение хищника в порту, тяжелейший разговор с Корнелией и последовавший за ним практически допрос евнухов в посольстве. Сумераги чувствовала себя измотанной и не смогла толком выспаться, все прокручивая и прокручивая в памяти беседы с Принцессой и китайскими проходимцами. С Тян Цзы ей поговорить так и не удалось - запретили.
А рано утром ожил приемник с секретной линией связи, который она все же рискнула взять с собой, надеясь на то что багаж дипломатов обычно не досматривается. Бедлам с пересадками и прибытием в порт тому только поспособствовал.
Короткий разговор и Кагуя, не смотря на дикую усталость, почувствовала, как огромный камень свалился с ее души – Зеро уже знал о ее прибытии и отправил людей за ней.
За полтора часа, что остался ей до прибытия посланников Зеро, японка развернула бурную деятельность. Одевшись и умывшись, она лично, дабы не привлекать к делу посторонних отправилась разыскивать помощника-телохранителя Гао Хая. Стоило ли говорить что Ли Синке был абсолютно не рад, когда рано утром в его апартаментах образовалась мелкая фурия требующая немедленно собрать на совет Гао Хая и двух его ближайших соратников. О чем ей спросонья и сообщил в не совсем корректной форме. Кагуя в долгу не осталась и огрела заспанного мужчину первой попавшейся под руку подушкой. Ударить Синке ей естественно не удалось – тренированный солдат по всем параметрам превосходил хрупкую девушку – но цели своей добилась: мужчина проснулся и, услышав сакраментальное «Зеро вышел со мной на связь», отправился выполнять поручение.
Собрание прошло через полчаса. В другой ситуации Кагуя посмеялась бы над сонными, не чесаными, без привычной косметики евнухами, но сейчас было не до того. Разливавший зевающим и крайне озабоченным правительственным мужам кофе Синке с папкой документов дополнял их маленькое совещание.
В Кагуе просто бурлила какая-то веселая злость. Уговорить евнухов отпустить ее на встречу с Зеро было не сложно. Пока что она была очень нужна китайцам. И потом, они всегда могли с легкостью от нее откреститься. Но вот дать им гарантий, что ОЧР в случае чего поддержит действия правительства Китая она не могла. Честно говоря, Сумераги вообще сомневалась, что Зеро захочет вообще иметь дело с такими скользкими и ненадежными союзниками. Но выбирать не приходилось.
На всякий случай договорились об обратной связи и легенде для британского правительства и делегации ЕС.
После, используя подземные коммуникации Кагуя, в сопровождении Синке отбыла на оговоренное место встречи. И вот теперь, она летела над городом в скорлупке небольшого летательного модуля, прижимая к груди папку с рядом предложений от евнухов. Сумераги искренне надеялась, что ей больше не придется возвращаться в посольство Китая, но она тут же давала себе мысленный подзатыльник – там ведь осталась ее подруга. И как бы ей хотелось помочь Янь Лиуа, но ведь это – снова – не от нее зависит.
У трапа ее уже поджидала С.С. Девушка на секунду нахмурилась – она конечно понимала, что Зеро очень занят, но надеялась все же увидеть его. А так…
- Рада приветствовать Вас, принцесса, от лица Зеро и всего Ордена Черных Рыцарей.
- Добрый день, С.С.-сан, - решительно тряхнула девушка головой. – Я рада вас снова увидеть.
- Надеюсь, Ваше путешествие прошло спокойно.
- Да, благодарю, - Сумераги чуть прикусила губу не зная точно как стоит вести себя с соратницей Зеро-сама. – Я в свою очередь надеюсь, что оно осталось незамеченным для британских спецслужб и не приведет ни к каким осложнения для Ордена.
Взгляд у С.С. был очень необычный – спокойно-равнодушный, пересыщенный – но на дне мелькали искорки любопытства.
- К сожалению, сейчас Зеро не может встретить Вас лично, - женщина вела ее по запутанным коридорам вниз. Рядовые ОЧР, которым было поручено сопровождать Кагую были отпущены и скрылись в недрах базы. - Но он будет очень признателен, если Вы дождетесь его в штабе.
- Я буду рада выполнить пожелание моего супруга, - кивнула Сумераги. – Однако, я надеюсь, что ожидание не будет слишком длительным: евнухи могут не совсем правильно понять мое долгое отсутствие.
Ответа она не получила – они вошли в просторный зал. Кагуя несколько раз моргнула привыкая к другому освещению.
- Ракшата-сан?! – воскликнула Сумераги и удивленно всплеснула руками, чуть не выпустив папку с бумагами. – Вы уже здесь?
«Ками, как же я рада ее видеть!!!»
Стоявший рядом с индуской мужчина – судя по всему один из офицеров Ордена – невольно вздрогнул от громкого голоса девушки, а индуска, запрокинув голову, весело рассмеялась.

+4

6

Татсумаки выпустил наружу акулью улыбку до ушей, которая обычно встречает дайвера, не вовремя совершившего погружение в водную пучину, и,  довольно оскалив зубы с незаметным налетом на них, пододвинул удобный деревянный стул с мягким параллоновым сиденьем, оббитым шершавым кожзаменителем.
- Еще как весело, Ракшата, - пилот откинулся на спинку стула и уставился в потолок, в экстазе прикрыв глаза. – Было намного жарче, чем на улице! Все двести двенадцать, хо-хо!
Пилот выпрямился, а затем наклонился к девушке. Лицо его просто излучало энтузиазм и желание поделиться впечатлениями от недавней череды боев на улицах «Британского» Токио.
- Я вчера на таком найте катался классном, ух! Улучшенные накопители энергии, энергетические аккумуляторы… Кстати, как там, кстати, мой боевой конь? – пилот чуть наклонил голову и, прежде чем успел узнать ответ ученой, услышал, как за дверьми слышаться голоса, шаги и через пару секунд сама дверь открывается.
- Ракшата-сан! – обрадовано, даже немного удивленно воскликнула одна из вошедших, молодая девушка… Или взрослая девочка, с милым, невинным и чисто-белым личиком.
Ее звонкий голос заставил пилота вскочить и вздрогнуть – слишком уж внезапно и громко она закричала. Пилот не ожидал настолько бурной реакции на Ракшату.
“А как же мне порадоваться, маленькая милая девочка?” – хотел был съязвить Татсумаки, но вовремя опомнился. Только сейчас до него дошло и он вспомнил, что эта маленькая и милая девочка – Кагуя Сумераги, является помощником Зеро в Китае. Язвить с такими высокопоставленными самим Зеро людьми пилот не собирался и без труда сдержал себя.
- Добро пожаловать в штаб Ордена! – как можно более радушно произнес Татсумаки и кивнул головой в знак приветствия и добропорядочности… Хотя, о какой добропорядочности идти может речь, если он вчера вечером, как крот напал сзади на пятого рыцаря Британской Империи? Быть может, он добропорядочен, но порой – достаточно грязен во время боя. Не жалеть врага, бить в спину, дать разогреться, наслаждаться сражением до последнего патрона, до последнего вздоха твоего врага…
Вместе с Кагуей в зал вошла и Шицу. Татсумаки довольно улыбнулся – сейчас он вспомнил, зачем пришел сюда. Настала пора получать похвалы, закреплять за собой собственное чопорное самодовольство.
- Я могу поздравить Вас с успешным возвращением? – спросила девушка, одарив пилота своим фирменным взглядом – очень спокойным и холоднокровным.
- Как видите, Шицу, - пилот хитро оскалился и покосился на свою гитару, все еще висящую на стене.
“Сыграть им что ли?” – Куро добро усмехнулся про себя и перевел взгляд на девушек. Можно было бы… Но сперва…
- Шицу, - Татсумаки посмотрел в глаза девушки. – Возможно, Зеро не знает, но ты сообщи ему. Вчера, во время проведения операции, я...
В этот момент в зал вбежали двое – широкоплечий и худой, высокий. Это, разумеется, были солдаты ОЧР, при чем тем, которые вчера являлись напарниками Татсумаки во время выполнения задания по освобождению поставщиков.
- По радиоприемнику только что сообщили! – крикнул широкоплечий и посмотрел на Татсумаки так, словно пытаясь изучить его лицо. – Ёфу, дружище… Сейчас…
Он щелкнул кнопку на большом плазменном телевизоре. Раздалось характерное монотонное гудение заработавшего прибора. Экран сверкнул и появилось изображение. Показывал главный новостной канал 11 сектора.
- …еще раз напомним, - по-английски говорила дикторша, сидевшая за столом желто-коричневого, в однотонном бежевом костюме. – Эти четыре человека, фотографии и фоторобот которых вы видите на экране, находятся в международном розыске, вооружены и являются очень опасными террористами.
Внизу находилась бегущая строка с текстом, где повторялось все сказанное, только на японском.
Куро обомлел. Конечно, он ожидал такого, что начнутся облавы, поиски в гетто… Но когда крупным планом, наряду с фотографиями Зеро, Шицу и Каллен, был показан его абсолютно точный фоторобот… Это вывело Ёфу из себя.
Он сжал сильные кулаки, словно ожидая удара. Скулы и челюсть напряглись, лицо раскраснелось от гнева и лютой, бешеной ненависти, по лбу, проделав недолгий путь по узкой переносице, закатившись под глаз и оттуда продолжив путешествие к губам Куро, скатилась холодная, соленоватая капелька пота.
Пилот облизал розоватые покусанные губы.
- Такого расклада… - проговорил он слабым голосом, очень негромко, так, что слышно было пилота только на расстояние метров двух от него, - Я ну никак не ожидал… Как?
Куро напряг оба полушария своего мозга. Пришлось вспоминать. Перед глазами возник горящий склад, найтмар, мертвый пятый рыцарь и…
- Ксо! – воскликнул пилот и треснул по стене кулаком изо всей силы. – Это тот солдат! Я его не прикончил тогда – заело патрон в пистолете! И времени не хватило… Этот… Ушлепок… Он на меня фоторобот склепал для британских иллюминатов! Чертов…
Куро попытался взять себя в руки. И у него это почти получилось , если бы не такая мелочь, как та, что сейчас его разыскивают и за ним могли проследить…
“Проследить?!” – быстро промелькнуло у пилота в голове, эхом отразившись от его вместительного сосуда его светлых познаний.
- Нужно… Что-то делать, - его голос стал тихим, как пару минут назад. Лишь лицо все еще было слегка красноватым и напряженным.
- …пожар на складе, находящемся на улице - продолжила диктор; Татсумаки повернулся к экрану, - Полностью потушен.
- Вчера… - Татсумаки приглушил громкость динамиков, нажав на кнопку “MUTE” на пульте управления черного цвета. – На этом складе… Который показывали по телевизору… Мной…
Он говорил отрывисто, однако совершенно понятным являлось то, что он не специально выделял каждой слово, щепетильно раскладывая его по слогам. Было очевидно, что он сильно волновался. Но вот за кого? За себя ли? Вряд ли. Скорее, за Орден. Вдруг его действительно кто-то видел и проследил? У Ордена, у Зеро могут возникнуть огромные проблемы. И тогда вся маскировка будет раскрыта…
Сейчас все, кто находился в штабе, помимо него, пребывали в большой опасности. Кто знает – вдруг силы британского подразделения быстрого реагирования уже готовят взрывчатку для проникновения?
По телу Татсумаки прошла дрожь. Он ощутил ее всем своим существом, даже кончиками пальцев на ногах. Вновь ему становилось не по себе… Пилот нахмурил брови.
- Мной… - повторил Татсумаки и одарил суровым взглядом всех присутствующих. - Был убит… Пятый рыцарь круга… И еще один пилот найтмара… Как я понял - ее напарник. Она звала его. Или не его... Я не разобрал точно. Похоже, это будет славная охота.
Татсумаки ничуть не боялся мести рыцарей круга. Если с пятым он разделался почти с легкостью, то опасаться ему следовало только первых четверых.
“А если это неправда?” – думал Татсумаки, присаживаясь на стул и до боли сжимая руки. “Если система определения силы по-возрастанию не верна? Ксо, все действительно слишком тяжело…”
- В любом случае… - Куро окончательно взял себя в руки и здравое мышление вернулось-таки к нему. – Мне необходимо прямо сейчас решить все вопросы… И уйти… Домой. Ракшата, мне нужно решить вопрос с моим найтмаром. Какого его состояние на данный момент? Шицу, Зеро на месте? Могу я взять что-нибудь из арсенала для самообороны?

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-07-04 12:03:50)

+1

7

Самодовольно-злорадная лыба пилота полностью соответствовала представлению Ракшаты о самодовольно-злорадных лыбах. Этот малый нравился ей всё больше и больше: любопытный объект.
- Еще как весело, Ракшата. Было намного жарче, чем на улице! Все двести двенадцать, хо-хо! - ОЧРовец заговорчески приблизил свою мордашку. - Я вчера на таком найте катался классном, ух! Улучшенные накопители энергии, энергетические аккумуляторы… Кстати, как там, кстати, мой боевой конь?
Брови индианки из вопросительно-любознательного положения трансформировались в нахмуренно-раздражённое. Хвалить при ней чужой найт? Ещё и британский, что там этот Пудинг на этот раз наколбасил? Ракшата открыла ротик, чтобы пуститься в длительное и неспешное повествование о бурайских нововведениях и ненавязчиво выведать у пилота характеристики упомянутого УН, но в этот момент в помещение ворвалась эта высокопоставленная ниппоночка, Как-Там-Её-Зовут, оказавшаяся весьма рада присутствию учёной.
- Ракшата-сан?! Вы уже здесь?
Энтузиазм этих ребят воистину не знает границ. Индианка рассмеялась и поудобнее устроилась на диване, из-под полуприкрытых век рассматривая собравшихся.
Ниппонец стал рассказывать C.C. о событиях прошлого дня, но был неожиданно прерван, и началось шоу. Ракшата даже слегка повернула голову, чтобы лучше видеть, что происходило на экране. При виде фоторобота Татсумаки глаза индианки загорелись, а губки растянулись в улыбке предвкушения проблем. Всё любопытственнее и любопытственнее, кажется, я не зря приехала. Всего за два дня эти серьёзные ребята успели столько наворотить, что впору было задуматься, хватит ли событий на потом.
Куро явно не разделял сомнительной радости учёной, судя по происходившим с его лицом, телом и голосом метаморфозам.
- Такого расклада… Я ну никак не ожидал… Как?
- Камеры? Кто бы мог подумать, британцы совсем нам не доверяют...
- Ксо! – разгневался не на шутку и отыгрался на невинной стенке. – Это тот солдат! Я его не прикончил тогда – заело патрон в пистолете! И времени не хватило… Этот… Ушлепок… Он на меня фоторобот склепал для британских иллюминатов! Чертов…
- Кажется, у нас проблемы, - Ракшата обратила свой взгляд в потолок, покачивая трубку в руке. - И где наш великий мыслитель-стратег?
Татсумаки выключил звук, чтобы тот не мешал ему выдавливать из себя предложения.
- Вчера… На этом складе… Который показывали по телевизору… Мной…- Мной… Был убит… Пятый рыцарь круга… И еще один пилот найтмара… Как я понял - ее напарник. Она звала его. Или не его... Я не разобрал точно. Похоже, это будет славная охота.
Убил рыцаря? Я тебя ещё и недооценивала, красавчик.
- В любом случае… Мне необходимо прямо сейчас решить все вопросы… И уйти… Домой. Ракшата, мне нужно решить вопрос с моим найтмаром. Какого его состояние на данный момент? Шицу, Зеро на месте? Могу я взять что-нибудь из арсенала для самообороны?
Индианка прикинула весь масштаб неприятности и решила, ради исключения, сделать свой рассказ максимально кратким. Достала из кармана ключ от найта и протянула Куро.
- Твой мальчик готов к использованию. Прицел исправлен, магазин с дополнительными разрывными патронами для винтовки встроен, корпус отполирован. Я поменяла сенсор на новый, у него диапазон шире, да и твой покоцан был немного, некрасиво. Ну, и маленький бонус - генератор дымовой завесы, думаю, он тебе пригодится, в сложившихся-то обстоятельствах, - сверилась с бумажкой. - Ах да, гарпуны. Хм... Старые я оставила, но установила ещё один на нижней части правого запястья, а на левом - встроенный карабин. Стреляет недалеко, метров на 30-40, но в ближнем бою - вещица полезная. Могла поставить и покруче, но малыш и так уже много весит. Держи, - отдала мануал. - Почитаешь по дороге.
Ракшата снова откинулась на диване и задумчиво затянулась. Такой сюрприз был весьма некстати, и, даже если нападения британцев можно было не опасаться, пока в штабе принц, убийство рыцаря весьма подрывало шансы благополучного завершения игры.

+2

8

Настроение у всех было настолько приподнятым, что Шицу не смогла удержаться от легкой улыбки - Кагуя Сумераги, при всех ее титулах, была чертовски жива и непосредственна. Приятно посмотреть.
- Возможно, Зеро не знает, но ты сообщи ему. Вчера, во время проведения операции, я... - ведьма встретила взгляд Куро и заинтересованно приподняла бровь - начало было многообещающим. Но чего же Зеро "возможно не знает", услышать ей не удалось - два солдата ордена влетели в зал. Щелчок пульта - и большой экран вспыхнул выпуском новостей. Фотография Зеро, ее -  сделанная еще в лаборатории британскими учеными, руки стянуты ремнями, челка падает на лоб, да, конечно, они не могли пустить на телевидение ее фото с убранными назад волосами, - Каллен...

Так глупо подставиться, - Шицу присела на спинку дивана и слушала сбивчивый рассказ Куро о некоторых нюансах вчерашней операции. Неужели ошалели от возможности снова драться во имя великой цели, что потеряли всякую осторожность? Или же это дурацкая случайность.
Ведьма усмехнулась - она не верила в случайности. Фоторобот. О, да, это было что-то новенькое. Она сама и Козуки - мелочь, почти насмешка над британцами, которые могут обклеить их фотографиями каждый дом и все равно не наткнуться ни на одну ниточку, ведущую к цели. Но фоторобот солдата, убившего Пятого рыцаря - понятно, почему этот герой так светился, - может привести к неожиданным последствиям.
Татсумаки трясло, и Шицу сочла возможным не подкидывать лишних дров в огонь самобичевания пилота. У того на лице было написано, как судорожно он просматривает все следствия, о, неутешительные следствия, ты прав, герой.
Но люди всегда отличались излишней горячностью. Штаб буквально опутан сетью наблюдателей, охрана увеличена в разы – им было, что и кого охранять, британский принц был объектом особой важности. О какой бы то ни было подозрительной активности, не говоря уже о британской слежке, будь такая замечена, стало бы известно через считанные мгновения.

Шицу скользнула взглядом по фигурке Кагуи. Принцесса не должна подвергаться никакой опасности. Ее экстренное отбытие из штаба может быть организовано так же за секунды.
Татсумаки. Шицу посмотрела на пилота снизу вверх - на его сжатые кулаки, горящий взгляд, медленно успокаивающееся после вспышки дыхание. Пристрелить бы его самим и выбросить тело в канаву на другом конце города. Шицу рассуждала бесстрастно, не испытывая к пилоту ни злости, ни сочувствия. Ликвидироваться потенциальную опасность самостоятельно было самым простым и естественным - как ампутация охваченной гангреной конечности. Этот путь требовал равнодушного знания, которое здесь было доступно только ей, а других вариантов Шицу не видела и даже не пыталась попробовать увидеть. Варианты, рокировки и вероятности - поле, где безраздельно властвует Лелуш. И единственное, что ведьма должна была сейчас сделать - это предоставить Ламперужу возможность овладеть ситуацией. Проще говоря - сохранить все фигуры.

- Татсумаки, - Шицу подняла раскрытую ладонь в жесте, призванном остановить поток отчаянно-решительных слов пилота. - Безусловно, вы можете взять все необходимое. Но, - ведьма поймала взгляд Куро и, удовлетворившись, опустила руку и равнодушно отвернулась, - оставайтесь в штабе. Зеро сейчас отсутствует, но по его прибытии постарайтесь изложить все подробности операции до мельчайших деталей. А до тех пор - осмотрите свой найтмер. Надеюсь на вашу благоразумность.
Шицу чуть помедлила, задумчиво пропустив пару прядей волос через пальцы, и встала.
- Принцесса, ваши сопровождающие будут проинструктированы на случай непредвиденного. Зеро встретиться с вами как только вернется в штаб. А сейчас прошу меня извинить - необходимо проверить еще одного нашего гостя.
Окинув взглядом зал и всех собравшихся, ведьма вышла из зала и направилась вниз, к подвалам. Навестить принца Шнайзеля было необходимо.

Отредактировано С.С. (2010-07-04 00:51:26)

+1

9

- Добро пожаловать в штаб Ордена! – мужчина приветливо кивнул. Кагуя обратила внимание на длинный шрам от брови до скулы, на половину скрытый длинными отросшими прядями волос. Не сказать что он его портил, скорее обращал на себя внимание. Что-то вроде «шрамы только украшают мужчину».
Сумираги грациозно опустилась в пустое кресло и приготовилась слушать и принимать участие в делах и обсуждениях. По лицу офицер – Татсумаки Куро, как назвала его С.С. – было видно, как его прямо распирает от какой-то важной новости. «Наверное, это касается принца Шнайзеля», - предположила японка. Ей было безумно интересно уж не на этой ли базе держат британца, но решила не поднимать этот вопрос. Если что-то пойдет не так и евнухи решат отдать ее Империи… В общем, нельзя было исключать возможность допросов. А так она действительно не знает что со Вторым Принцем. Пусть так и остается.
- Вчера, во время проведения операции, я..., - договорить ему не дали. В зал ворвалось несколько взбудораженных бойцов Ордена. Причина переполоха стала понятна через несколько минут. С экрана плазмы на собравшихся в зале людей смотрел весьма точный фоторобот.
Кагуя невольно вздрогнула, нахмурилась и покосилась на Татсумаки. Лицо мужчины кажется, окаменело, особенно четко стали видны шрамы. На виске вздулась вена. Он сжимал и разжимал кулаки в бессильной ярости. Да, точно ярости. Сумераги могла побиться об заклад, что страхом там и не пахло. Наверное, это хорошо.
- Мной… - тяжело роняя слова, словно преодолевая внутреннее сопротивление, проговорил Татсумаки. От его взгляда девушке стало немного не по себе. Так смотрит загнанный в ловушку хищник. Вот это уже плохо – в таком состоянии он может все только ухудшить. - Был убит… Пятый рыцарь круга…
Кагуя не сдержала удивленного возгласа. «Ну, ничего себе…». Она по новому посмотрела офицера. Он не казался человеком выдающихся боевых способностей, но ведь и полковник Тодо такой же… «Как же не кстати», - мелькнула другая мысль. Ей не было жаль пятого рыцаря – врага. Ни капли. Одним британским военным – рыцарем круга – на территории Японии меньше, и слава Ками. Другое дело, какие последствия это могло повлечь за собой. Мало того, что Шнайзель в плену у Зеро и Корнелия грозилась устроить расправу над членами Ордена и сочувствующими освободительному движению, так теперь и кровь такого высокопоставленного военного на руках Ордена. «Что скажет по этому поводу ЕС и Китай? Как отреагирует Британия? Удастся ли это представить как защиту, а не действия террористов». Сумераги так задумалась, что уже почти не слушала Татсумаки дальше.
- И еще один пилот найтмара… Как я понял - ее напарник. Она звала его. Или не его... Я не разобрал точно. Похоже, это будет славная охота.
Последние слова совпали с мыслями самой Кагуи. Девушка нахмурилась еще больше. Раненный тигр может нанести не малый вред охотникам, но это еще больше их озлобит.
Мужчина уже начал прикидывать варианты своих дальнейших действий – не самых кстати разумных, с точки зрения Кагуи.
- Безусловно, вы можете взять все необходимое, - неужели и СС думает что можно его так просто отпустить? - Но, оставайтесь в штабе.
- Татсумаки-сан, - заговорила Кагуя. – Я тоже считаю, что вам стоит остаться пока в Штабе. Судя по всему, ваш фоторобот запустили в оборот совсем недавно, иначе бы меня скорее всего предупредили бы в посольстве. Есть большая вероятность, что никто не обратил внимание на ваше прибытие сюда, но если вы выйдете на улицу, вас теперь могут легко опознать. Прошу прощения, - тут она немного виновато улыбнулась, склонив голову на бок. - Но у вас слишком уж колоритная внешность, чтобы просто затерять в гетто.
С.С. поднялась и задумчиво потеребив волосы, оглянулась на Кагую.
- Принцесса, ваши сопровождающие будут проинструктированы на случай непредвиденного. Зеро встретиться с вами как только вернется в штаб.
- Я его дождусь, - кивнула Кагуя. Теперь это уже становилось первоочередным вопросом. Евнухам придется подождать. Лишь бы британцы не прознали про ее отлучку из посольства, хотя если они все же отследили ее передвижения помочь этому они уже не смогут.
- А сейчас прошу меня извинить - необходимо проверить еще одного нашего гостя.
Ох, вот лучше бы она этого не говорила. Сумераги готова была поспорить на что угодно, что гость этот – принц Шнайзель. Она постаралась улыбнуться с самым беспечным видом, словно она совсем не обратила внимание на эти слова.
- Надеюсь Зеро-сама скоро появиться, - проговорила она.
Ракшата задумчиво пускала дым в потолок, Татсумаки раздумывал над предложенным. Его друзья тоже притихли. Кагуя решительно тряхнула головой – так не пойдет.
- Ракшата-сан, - Сумераги решила что молчать сейчас нельзя ни в коем разе. – В каком состоянии ваши нынешние разработки. Не было ли проблем с поставками материалов и топлива? Мне докладывали, что были перебои из-за проблем на китайско-индийской границе.
Не то что бы японка хорошо разбиралась в технических нюансах, но именно ей, как единственной выжившей из Киото, приходилось заниматься вопросами финансирования Ордена. Ее личные средства и деньги, которые удавалось выбить из китайцев и европейцев в обмен на представительские услуги шли в том числе и на разработки Ракшаты. Конечно же у индуски были еще какие-то источники финансирования, но в любом случае массовое производство найтмеров для Ордена было связано с деятельностью Кагуи.
- Татсумаки-сан, - Сумераги оглянулась на мужчину. – Вы не могли бы рассказать каковы дела Ордена с точки зрения гуманитарного снабжения и поставок оружия? А с медикаментами и продуктами как? Есть ли связь с людьми в провинции – возможно у них тоже есть какие-то проблемы похожего плана.
Если делать особо нечего, стоит получить хоть какое-то представление о текущей ситуации.
- И еще, Татсумаки-сан, - девушка чуть прикусила губу и жалобно посмотрела на него. Не спросить она не могла – любопытство всегда было ее слабой стороной.  – Как вообще так получилось, что вы пообщались с пятым рыцарем… Если это конечно же не секретное задание Зеро-сама…
Она утешала себя тем, что знать что же произошло надо, ведь придется же как-то объяснять сложившуюся ситуацию евнухам и быть может Д’Арли.

+2

10

“Остаться здесь?” – Татсумаки глубоко-глубоко вздохнул и слегка прикусил нижнюю губу, пребывая в активных размышлениях.
Мысли путались, противореча друг другу, и очень упорно, словно нарочно, отказывались собираться воедино. Пилот никак не мог сосредоточиться.
“Остаться?” – Татсумаки пытался дышать ровнее. “Ведь это действительно… Более разумно. Если так рано вывесили… Черт, а если спецслужбам разослали все еще ночью? Это хреново, потому что тогда меня уже могли отследить… Ладно, ладно. Нужно попытаться расслабиться.”
Татсумаки считал необходимым снять напряжение, потому что пребывая в его нынешнем состоянии, которое смело можно было сравнить с хорошо смешанным в миксере коктейлем, ингредиентами которого являлись злость, преданность и инстинкт самосохранения, он вряд ли будет склонен к адекватному мышлению и здравому рассуждению над сложившейся ситуацией.
“А если нет?” – внезапно, как гром среди ясного неба, прогремела в голове мысль пилота. “Если все же за мной проследили уже? Тогда, если я привлек внимание… Черт… Нужно немедленно уходить…”
Татсумаки казалось, что все его мысли, ранее бывшие рассудительными, сейчас спутались, будто у молодого неопытного подростка, которого старшеклассница пригласила на свидание. И вот он сидит на своем стуле, ломается. Ему бы впору подошел оранжевый колпак с надписью «Идиот», а не шлем пилота ночного кошмара. И вместо нормальной Беретты – водяной пистолет… И вместо вакидзаси – игрушечный лазерный меч…
“Нельзя…” – снова подумал Татсумаки. “Нельзя оставаться… Если меня засекли и вдруг решат, что я здесь слишком много пробыл… Могут накрыть.”
Рассудительности вновь не наблюдалось… Никакой.
“А что сказать всем им?” – Татсумаки посмотрел на оставшихся в комнате ребят, Ракшату и Кагую. “Соврать? Тяжело… Не привык врать своим. Что же делать? Сбежать, не говоря ни слова… А чем отличается от того, что я совру? Или все-таки остаться… Ксо, все это так тяжело…”
Татсумаки путался. Как и любой человек, которого угораздило оказаться в такой ситуации. Когда ты ничего не знаешь и выбираешь решение методом тыка, где правильным выход может оказаться только один… Правда, порой чудеса случаются – и оба решения могут оказаться верными.
- Хорошо, - наконец сказал Татсумаки, буквально выдавив из себя это слово.
Пока Шицу уходила к никому другому, как к дражайшему пленнику Ордена – принцу Шнайзелю, Татсумаки сидел на своем стуле уперевшись обоими кулаками себе в лоб и чуть наклонившись.
- Ёфу, тогда все окей? – спросил-таки худощавый, который до этого момента не решился сказать что-либо, оправдывающее его появление в зале.
- Да… Вы можете идти… Фудо, Хироши, - Татсумаки назвал их по именам и прикрыл глаза.
Парни пожали плечами, перекинулись парой незначимых фраз и направились  на выход из зала, оставляя Куро, Ракшату и Кагую одних.
Татсумаки было не по себе. Если узнают, что но соврал? Выгонят за непослушание?
Он испытывал опасение за Орден. Опасался сделать что-то не так, что-то, отчего Ордена может не стать, при этом, как оказалось, способный лгать… Во имя высшей справедливости и дела Зеро. Такой уж он человек – Куро Татсумаки.
- Спасибо тебе, Ракшата, - пилот, опомнившись, взял из рук инженера ключ от найтмара и инструкцию к использованию свежее установленных на боевого коня технологий. – Надо же, какой обширный список нововведений…
Пилот был восхищен. Вот то, чему можно порадоваться. С новыми технологии будет совершенно иной принцип ведения боя, количество возможных тактик увеличиться раза в два точно...
“Как замечательно…” – подумал пилот. “Стану ли я лучше благодаря технологиям? Может быть. Как говорится – для пилота главное его синхронизация и агрегат. Смогу ли я сражаться на уровне Каллен? Кто знает…”
Кто знает – сможет ли он вообще сражаться, если сделанный им выбор окажется неверным и себе он сделает только хуже… Но, собственно, какая разница – если Орден останется на плаву, его смерти не заметят. Так решил Татсумаки.
Наступило непродолжительно молчание, сковавшее все снаружи. Разорвать его только кажущиеся прочными оковы решилась юная Кагуя, поинтересовавшись сперва у Ракшаты насчет ее разработок, а затем у Татсумаки насчет вооружения, медикаментов.
- Найтмаров теперь стало много, благодаря Ракшате, - Татсумаки посмотрел на индианку и подмигнул ей. – Вооружения же, предназначенного для пехоты, у нас сейчас не так много. Я видел новые «Спектры» в арсенале, гранаты… Есть даже «Кипарисы», что производил до захвата 23 сектор… Правда, я не обратил внимание на полку с автоматическими винтовками. Возможно, там что-то есть. Имеется также тротиловая взрывчатка, ряд механизмов, способствующие ее установке в различных вариациях. Насчет медикаментов я не в курсе, по правде говоря.
Куро замолчал, продолжая смотреть на Кагую. Однако,  девочке явно хотелось спросить что-то еще.
- Как вообще так получилось, что вы пообщались с пятым рыцарем… Если это конечно же не секретное задание Зеро-сама… - довольно быстро решилась она.
- У… - Татсумаки заулыбался. Приятно, черт возьми, когда твоими подвигами интересуются. – Совершенно случайно. Я выполнял задание…
Пилот вспомнил, что Зеро выдал инструкции в конверте. Значит, задание секретное и разглашать не следовало. А вот встреча с рыцарям – уже незапланированная часть задания, бонус для Татсумаки, что ниспослал Высший Разум для удовлетворения его жутких, можно сказать звериных желаний.
- Задание… Да… - Татсумаки замялся – пропала целая глава его небольшого предстоящего рассказа. Приходилось обрезать и передумывать конструкцию повествования на ходу. – Ну, нашумели, внимание привлеки… Рыцарь эта поблизости была. Погналась за парнем, что был со мной на задании помимо еще троих… Я на помощь рванул. По пути увидел Сазерлэнд открытый, пилот в нем ковырялся… Удача. Я мозги пилоту по асфальту размазал, а сам в найтмар и вслед за рыцарем. Нагнал на складе… Ну, а дальше…
Татсумаки хлопнул в ладоши один раз.
- Вот так
Пилот откинулся на спинку стула.
Все же он продолжал восхищаться своей заслугой. Убить пятого рыцаря… Почетно!
“Надо будет для Каллен спарринг предложить потом…” – рискнул подумать Татсумаки и на его лице вновь появилась улыбка.
Казалось, что он совсем забыл о проблемах. Но на самом-то деле он хорошо помнил о них. Просто старался занять себя чем-то до прихода Шицу. Было очень интересно услышать про принца.
- Скажите, Кагуя, - пилот обратился к девочке - молчать для него сейчас было бы подозрительно. - Не знаете, какова обстановка сейчас в одиннадца... в Японии? Мне телевизор некогда смотреть. Хочется узнать, что в стране происходит...

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-07-14 18:07:29)

0

11

Не уходит? Ну и ладно. А у меня рука затекла, между прочим. Ракшата потрясла в воздухе рукой с книжкой и ключом от Бурая.
- Спасибо тебе, Ракшата. Надо же, какой обширный список нововведений…
Индианка блаженно прикрыла глазки, чуть ли не мурлыча от удовольствия. Она и сама знала, что молодец, но получать признание от других, а тем более от тех, кто понимает толк в искусстве найтостроения, было весьма и весьма приятно.
Зеленовласка отчалила оказывать гостившей в штабе высокопоставленной особе все необходимые знаки внимания, а ниппонская дюймовочка решила заняться взросло-важными вопросами.
- Ракшата-сан, в каком состоянии ваши нынешние разработки. Не было ли проблем с поставками материалов и топлива? Мне докладывали, что были перебои из-за проблем на китайско-индийской границе.
Учёная лениво выпустила облачко дыма, смакуя воспоминания о тех самых "проблемах": на китайской таможне работают весьма скучные люди.
- Их совершенно не интересуют раритетные автомобили середины прошлого века, - Ракшата с грустью покачала головой. - А потому проверять мой груз не стали. А там есть, чем вас удивить. - Новые найты для Ордена - представители седьмого поколения, и ещё не проверенный девайс в трёх экземплярах для них и одном - для Лотоса. - Нам бы в небо, не так ли?
- Найтмаров теперь стало много, благодаря Ракшате, - Да-да, она большая молодец. – Вооружения же, предназначенного для пехоты, у нас сейчас не так много. Я видел новые «Спектры» в арсенале, гранаты… Есть даже «Кипарисы», что производил до захвата 23 сектор… Правда, я не обратил внимание на полку с автоматическими винтовками. Возможно, там что-то есть. Имеется также тротиловая взрывчатка, ряд механизмов, способствующие ее установке в различных вариациях. Насчет медикаментов я не в курсе, по правде говоря.
Ракшата подняла вверх трубку, показывая, что ей есть, что добавить по этому поводу.
- Один давний знакомый поделился своей разработкой, я привезла несколько образцов, - взгляд в потолок, задумчиво качает ножкой. - Вакцина ускоряет регенерацию на 0,8-4,0% в зависимости от дозы, массы тела и серьёзности ранения. Ключевая бактерия обладает разными соединениями для разных групп крови. При чрезмерном употреблении, - покосилась на трубку. - Возможно образование рака.
Индианка, улыбаясь уголками губ, выслушала красноречивый рассказ Татсумаки о битве века - герой, ничего не скажешь.
- Так что там за найтмеры у них были, м? - как бы между делом поинтересовалась учёная.

+1

12

- Их совершенно не интересуют раритетные автомобили середины прошлого века, - с напускной грустью почти пожаловалась Ракшата
Кагуя не удержалась и хихикнула. Кто бы сомневался, что ученая найдет такое изящное и тонкое решение их проблем. Жаль только нельзя слишком часто использовать такой метод…
- Одна печаль, если будем часто возить коллекцию раритета, ее могут заинтересоваться соответствующие службы, - впрочем Сумераги не собиралась всерьез сейчас задумываться над этой проблемой. Проблемы надо решать по мере их поступления.
А вот полу-отчет, полу-рассказ Татсумаки ее немного обеспокоил. По всей видимости было достаточно оружия для прямой атаки и наступления, но никак не для партизанских отрядов. Найтмер тяжело спрятать в лесу или мегаполисе. С этой точки зрения огнестрельное оружие и прочая пиротехника были вроде как удобней. Впрочем, этот вопрос может подождать до ее разговора с Зеро. Все ведь зависит от его планов.
- Насчет медикаментов я не в курсе, по правде говоря.
- Татсумаки-сан, вы не могли бы попросить человека, который занимается вопросами гуманитарного и продовольственного снабжения переговорить со мной чуть попозже, - фраза звучала как просьба, но таковой не была.
- Ракшата-сан, а имеет ли смысл использовать такую вакцину? – спросила Сумераги чуть нахмурилась. – Во-первых насколько быстро и эффективно ее можно производить самим. Во-вторых не окажется ли что затраты на ее производство и хранение не окупятся. 4%, как мне кажется, слишком мало. Ушибы и синяки удобней лечить зеленкой и йодом. Не говоря уже о том, что угроза рака тоже не вдохновляет.
- Вот так…
Кагуя с огромным интересом слушала по-военному краткий рассказ офицера. Обидно, что он пропустил изрядный кусок своего повествования. Но секрет задания, ничего не поделаешь. Кагуя улыбнулась, не совсем зная какие слова были бы приятны Татсумаки. Но как-то похвалить его наверное стоило...
- У Японии всегда были сильные и мужественные воины, - тихо сказала она. - Хорошо, что вы и ваши товарищи в очередной раз доказали это британцам.
В памяти невольно вплыл вчерашний разговор с Корнелией - принцесса ведь тоже спрашивала о самураях. И надо же, слова Кагуи о том, что их потомки ни чуть не уступают предкам оказались в чем-то пророческими. Девушка прикусила губу, вспомнив и о второй части разговора. 
- Не знаете, какова обстановка сейчас в одиннадца... в Японии? Мне телевизор некогда смотреть. Хочется узнать, что в стране происходит...
Кагуя удивленно вскинула голову. Он издевается что ли?
- Татсумаки-сан, - она подозрительно покосилась на мужчину, ожидая какого-то подвоха или даже насмешки. – Я…, ох как ей не нравилось это слово, но Кагуя не собиралась приукрашать свои действия. – Бежала в Китай почти сразу после прошлогоднего провала. И вплоть до сегодняшнего дня я ни разу не ступала на землю Родины. Я располагаю весьма ограниченными знаниями которыми меня из милости снабжали евнухи и дипломаты ЕС. Не самые достоверные источники, как понимаете. Это я должна спрашивать как обстоят дела Ордена, - Сумераги обиженно насупилась. Признавать свое бессилие ей очень не нравилось. "Сейчас еще на смех поднимут и решат, что еще что я слишком молодая и глупая!"

Отредактировано Kaguya Sumeragi (2010-07-14 17:28:25)

+2

13

Татсумаки бережно старался проявить терпение ко всему происходящему, которое по его мнению слишком уж начало затягиваться – уходить из штаба нужно было незамедлительно, как можно скорее. Но как это сделать, не вызвав подозрений у сидящих в зале девушек? Они обе были слишком умны, чтобы не догадаться...
Внешне пилот уже как минут семь, с момента ухода Шицу, выглядел вполне спокойным, словно ничего и не произошло. Как будто не было убийства пятого рыцаря, как будто по телевизору не показывали совсем недавно относительно четкий фоторобот пилота…
Но в неспокойной душе его, лишенной в данный момент безумного счастья пребывания в смертельном вихре сражения, все закипало, как вода в окрашенной в черный цвет бочке на сорокоградусном солнцепеке посреди июля. Татсумаки едва сдерживал себя, чтобы не убежать прямо сейчас, вновь и вновь осознавая, что его внезапный уход из комнаты без какой-либо причины, может повлечь за собой тревогу Ракшаты и Кагуи. А это в свою очередь привело бы к тому, что пилота могли просто-напросто заставить оставаться в штабе насильно, он продолжал сидеть на стуле, расслабив тело.
Когда Ракшата дополнила слова пилота ранее неизвестной ему информацией про вакцину, Татсумаки с небольшой долей поверхностного, можно сказать шкурного интереса повернул голову к ученой, оторвав суровый холоднокровный взгляд от опрятных металлических дверей зала.
“4%... “ – пилот, не разбираясь, выбрал наибольшее сказанное Ракшатой число и “попытался” проанализировать. “А это много?”
Татсумаки удивлено осмотрел свой корпус, руки, ноги... Черт возьми, он с задания пришел без единой царапины! Куро приятно удивился. Нет, конечно, про “без единой царапины” – явная утрация, ведь небольшие ссадины, почти неощутимо пощипывающие и теперь прикрытые опущенным рукавом рубашки, он все же получил при экстренном катапультировании из удачно захваченного сазерлэнда в конце боя с пятым рыцарем.
- У нас опытные, очень ответственные и внимательные ко всему медики, - после того, как Ракшата закончила говорить, Татсумаки принялся уверять Кагую. – Не переборщат, если им дозу нужную сказать. И целы будут бойцы наши!
Уверенность. Уверенность в том, что все будет сделано правильно благодаря знающему руководству, не покидала Ёфу. Вот только почему же пилот сейчас собирался ослушаться свое начальство и уйти вопреки приказу, почему он подверг решение Шицу и совет Кагуи сомнению? Быть может, его уверенность очень тесно находилась с самоуверенностью?
В конце Ракшата поинтересовалась насчет британских найтмаров. Пилот пожал плечами – про захваченный сазерлэнд он уже рассказал, а про найтмар пятого рыцаря он мог знать только наверняка, что и как. Запомнились только внешние характеристики.
- Ну, здоровый у той девицы найтмар был… На вооружении – меч и ракетница. А вот какой у нее генератор, двигатель… - Татсумаки равнодушно махнул рукой. – Я не знаю. Не было времени посмотреть… Да и зачем? Ты все равно лучше сделаешь, хо-хо!
Пилот засмеялся.
Сидеть сиднем на стуле надоело. На пятой точке словно завелся небольшой моторчик, который мешал Татсумаки просто отдыхать. Он встал, неторопливо прошелся по комнате, слушая рассказ Кагуи. Очень возгордился от похвалы бесценного дитя рода Сумераги, от удовольствия даже чуть прикрыв глаза. Приятно ведь, когда тебя хвалят и ценят!
Немного расстроило его то, что Кагуя не была в курсе событий 11 сектора.
“Жаль…” – хоть и с горечью, однако вполне удовлетворенный тем, что удалось поддержать разговор, подумал Татсумаки.
- Ну… - разведя руками, произнес он и, медленными шажками подойдя к гитаре, приподнимая ее за прочный  шершавый ремешок, снял с гвоздя. – Ничего страшного.
Ёфу сел на стул и провел большим пальцем по струнам. Слух разрезал поочередный, очень вялый, чуть ли не с эффектом “wao” звук. Малышка была расстроена. Колки были уже не те, струны тоже уже стали совсем старенькие – последний раз менялись года четыре назад. Потому и расстраивался инструмент быстро. По хорошему нужно было поменять гитару, но… Самый главный вопрос – где? И как?..
“Надо бы настроить… А то не сыграв – отсюда, я так чувствую, не уйду!” – решил Татсумаки.
Пилот провел по струнам еще раз, на слух покрутил колки первой и третьей струны – они звучали вообще отвратительно. Зажал аккорд ля минор, провел по струнам… Чуть отличалось звучание четвертой струны. Пилот хмыкнул и подкрутил колок. Вновь зажал тот же аккорд, провел по струнам. Вот теперь Татсумаки фактически добился идеального звучания.
Уверенный в своем музыкальном слухе Татсумаки для верности быстро обыграл парочку коротеньких блюзовых  музыкальных фраз, в совокупности подаривших девушкам, да и что уж говорить – самому музыканту весьма неплохую, очень качественную импровизацию блюза. Пилот окунулся в свой мелодично завывающий мир. Он знал, что хочет сыграть.

Правая рука опустилась вдоль корпуса в самый низ и сместилась с лицевой панели на боковую, а левая рука легла под самым началом грифа, также на резонатор. Сейчас он снова собирался выложиться на максимум.
Он начал пошлепывать резонатор левой рукой, затем, когда было необходимо, шлепал второй. Получалась красивая барабанная аранжировка. Она была вступлением и помогала музыканту правильно выбрать такт.

И, повторив один и тот же цикл ударов два раза, Татсумаки ударил по четырем верхним струнам. Пора уже. Левая рука автоматически сместилась в другой конец грифа, зажимая нужные струны. Ёфу играл, совмещая приглушку и редкие, очень быстрые шлепки по деревянному резонатору с щипками. Получалось красиво.

Тебе говорили, что лучше сбежать,
Чтобы глаз твоих не видеть, что время исчезать,
Горит свинцовый взгляд, и их слова ясны,
Но бей их! Бей их.

Есть возможность сбежать и не делать то, что хочешь
Но мачо ты не станешь, делая, что можешь,
Так покажи себя и бей же их сильней,
Ну, бей их и не показывай соплей!

Татсумаки, понимая, что некоторые слова ввиду не совсем складной рифмы он частично заглатывает, решил выложиться на полную в припеве. Он не пропел его до конца, однако играл настолько ответственно и ярко, вкладывая в мелодию как можно больше души, не жалея черствых пальцев, оттягивал струны для улучшения звучания.
Играй так, будто от этого зависит твоя жизнь!
Пилот тем временем продолжал, с силой щипая струны.

Бей их!... Бей сильнее,
Кто же захочет показаться слабее?
Покажи им как больно  - челюсть сломать,
В гробу не важно ведь, кто в этом виноват.

Они идут к тебе, беги, садясь в ближайшую машину,
А ты не хочешь быть мальчишкой и хочешь стать мужчиной!
Но постарайся быть живым, сделай то, что можешь,
Бей их!

Покажи им свою силу, прогони из глаз свой страх,
И играя со смертью, не превратись же в прах.
Тебя могут убить, но забудь про это
Бей их. Просто бей их!*

И снова припев. Татсумаки устал петь, пальцы тоже немного онемели.  И очень некстати – впереди был достаточно тяжелый момент игры. Конечно, на акустике соло играется совсем не так, как на электрухе. Но просто выбросить из песни такой важный кусок – кощунство. Пилот поднатужился.
Этот сложный момент он играть начал чуть раньше, чем он идет в оригинале. Начал обычными ударами вниз, сопровождая их молниеносными шлепками по резонатору. Левая рука, можно сказать, отдыхала, подолгу задерживаясь на определенных аккордах. Сейчас интенсивно работала только правая, так как в данный момент важнее было как можно более правильно ударить по струнам. Да и разнообразие аккордов было поменьше.
Кульминационный момент “соло” получился не таким, как в оригинале. Еще бы! Но все равно пилот был доволен – и без того красиво вышло.
Подведя мелодию к логическому концу, Татсумаки резко закончил играть, в последний раз ударив по струнам.
Пора. Пилоту пора было собираться и уходить. Уходить, пока не вернулась Шицу, которая так или иначе может заподозрить неладное. Уходить, чтобы не подставить под удар орден…
Татсумаки встал со стула, ухватив гитару за гриф одной рукой и другой уперевшись в колено. Поначалу он думал взять инструмент с собой, однако это могло вызывать подозрение со стороны Кагуи и Ракшаты – а куда это он понес ее? Да и к этому была вторая причина – в случае облавы инструмент мог пострадать.
Пилот немного постоял, смотря на дверь, и после недолгих раздумий повесил гитару туда же, откуда снял – на новенький блестящий гвоздь с ровненькой шляпкой.
- Я отойду… - негромко сказал Татсумаки. – Необходимость первейшей важности.
Ёфу  вышел из помещения, неслышно закрыв за собой дверь. Он быстро спустился вниз по лестнице, совершенно случайно столкнувшись с Дайске. Татсумаки так и спустился бы вниз, забыв даже про оружие, если бы тот не окликнул его.
- Ёфу, ты оружие-то не хочешь вернуть в арсенал? – спросил Дайске. – Или ничего не осталось после задания?
Куро резко остановился, не успев сойти с последней на пролете ступеньке.
- У тебя сейчас с собой твой… - Татсумаки попытался вспомнить, что он брал с собой на задание. – Спектр?
- Ну, да… А что? – живо поинтересовался Дайске.
- Дай-ка сюда… - пилот подошел к нему.
Парень пристально посмотрел в глаза Куро, стараясь увидеть в них правду, стараясь догадаться - что же задумал пилот... Или, быть может, он уже делал выбор - дать или не дать? Сообщить или не сообщить командованию? Куро напрягся.
- Ясно… - многозначительно произнес он и вытащил оружие из небольшого рюкзачка. – Понятно все. Нарушаю, конечно…
В ожидании Татсумаки стоял с протянутой рукой пока Дайске колебался.
- Ладно, забирай, - покачав головой, решился парень. - Там четыре магазина, да мина-растяжка лежит. Ставится просто, ничего трудного. Закрепить ее и взвести даже школьник сможет. Смотри только…
Насмешливо, одновременно давая Татсумаки дружеское напутствие и при этом осуждая его решение, спортсмен шутливо погрозил тонким пальцем, кости которого, казалось, были обтянуты лишь самым тонким слоем кожм.
- Не взорви сам себя, перешагивая!
- Тьфу-тьфу… Постараюсь, - улыбаясь, ответил Ёфу и взял рюкзак, после чего продолжил спускаться. Оказавшись внизу, он кивнул смотрителю и, толкнув дверь, вышел на улицу.

===Спустя 10 минут===

Пилот шел быстро, периодически оглядываясь. Опасался он, что кто-то из ордена по приказу Шицу направится за ним, чтобы вернуть его в штаб. Хотя... Татсумаки думал над этим и все же решил, что не будет она возвращать его. Хотя и обидно было - тебя не хотят вернуть, ты не нужен... Ощущаешь себя пешкой, которую игрок бездумно переместил под удар коня, когда под ударом стоит еще и ферзь.
Не щадя своих ног вихляя по безлюдным, дурно пахнущим переулкам и “заметая” таким образом “следы”, Татсумаки шел к себе домой…

__________
*Простите за кривой перевод песни Майкла Джексона – Beat it.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2010-07-19 12:28:20)

+2

14

- Ракшата-сан, а имеет ли смысл использовать такую вакцину? Во-первых насколько быстро и эффективно ее можно производить самим. Во-вторых не окажется ли что затраты на ее производство и хранение не окупятся. 4%, как мне кажется, слишком мало. Ушибы и синяки удобней лечить зеленкой и йодом. Не говоря уже о том, что угроза рака тоже не вдохновляет.
Учёная безмятежно выпустила небольшой клубок дыма, равнодушным взглядом провожая его полёт к потолку. Она-то видела, что творит эта штука даже при 1% эффективности: на ступне не осталось и шрама после того, как металлическая пластина с плеча найта решила обвалиться и приземлилась на индийской конечности.
- У нас опытные, очень ответственные и внимательные ко всему медики, - контраргументировала новоиспечённая звезда телевидения. - Не переборщат, если им дозу нужную сказать. И целы будут бойцы наши!
Ракшата, не поворачивая головы, изучающе посмотрела на пилота. Спокойный, невозмутимый, образцово-показательный воин-ниппонец, только вот кончик шила всё-таки показывался из одного места. Учёная улыбнулась уголками губ. Лёгкое любопытство двигало эти мышцы лица: чем же всё это закончится?
- Сделаю, а как же, - произнесла она с едва заметным вызовом в голосе в ответ на описанные Ёфу характеристики рыцарского УН. - Граф Пудинг весьма занятный персонаж, но на этот раз ему не удастся обойти меня.
Опустив головы на подушку, учёная погрузилась в свои мысли под звуки музыки. Хотелось поскорее опробовать новые мехи, увидеть на деле всю их мощь. К словам песни она не прислушивалась, витая в облаках, имеющих подозрительно найтообразную форму, а потому не сразу заметила окончание концерта.
- Я отойду… Необходимость первейшей важности.
Ракшата чуть слышно усмехнулась. Вот оно, шило, выползло. Теперь оставалось только поудобнее устроиться на диване и ждать развития событий. Она совсем забыла о присутствии ниппоночки, обратив на неё внимание, лишь когда та пошевелилась.
- Ветер перемен слишком часто меняет своё направление, не находишь? - задумчиво постучала трубкой по колену. - То он дует в лицо, то в спину. А иногда и валит с ног. Как думаешь, каков будет следующий порыв?

+1

15

- У нас опытные, очень ответственные и внимательные ко всему медики, - заверил Кагую Татсумаки-сан. – Не переборщат, если им дозу нужную сказать. И целы будут бойцы наши!
- Тогда я очень хочу с ними поговорить, - девушка чуть надула губы. – Они мне и расскажут про то как у нас обстоят дела с медикаментами.
Ракшата неопределенно пожала плечами и продолжала дымить в потолок, распространяя чуть сладковатый запах своего табака. Сумераги невольно стало интересно что же такое курит Чаула.
- Граф Пудинг весьма занятный персонаж, но на этот раз ему не удастся обойти меня, - в голосе женщины скользнули такие интересные нотки, что Кагуя не удержалась.
- Ваш знакомый, Ракшата-сан? - невинным голоском полюбопытствовала она, хитро прищурив глаза.
Тем временем Татсумаки-сан потянулся за гитарой и принялся что-то наигрывать. Кажется, настраивал инструмент. Сумераги с любопытством оглянулась на него. В чем-то то как он подбирал лады напомнило ей собственные упражнения на семинасеме.
Отыграв на пробу несколько фраз – блюз, кажется – Татсумаки-сан принялся за что-то более серьезное. Кагуя сначала даже удивилась немного его выбору, а затее и вполне приличной игре. Но ей как-то совсем не понравились, эмоции, что мужчина сам того не замечая вкладывал в песню.
- Я отойду… - негромко он, отставив инструмент. – Необходимость первейшей важности.
- Конечно, Татсумаки-сан, - улыбнулась Кагуя. – Но вы ведь вернетесь? Мне очень хотелось бы еще раз послушать вашу игру.
Немного неловкая тишина повисла в гостиной, когда Татсумаки-сан оставил Сумераги и Ракшату наедине. Кагуя все прикидывала, а не показалось ли ей что-то, когда Чаула внезапно заговорила.
- Ветер перемен слишком часто меняет своё направление, не находишь? - задумчиво постучала она трубкой по колену. - То он дует в лицо, то в спину. А иногда и валит с ног. Как думаешь, каков будет следующий порыв?
- Устоять или нет, это не всегда вопрос силы, а скорее вопрос удачи, - отозвалась японка. Похоже, Ракшата тоже почувствовала что-то странное в поведении Татсумаки. – Но думаю, все будет хорошо, - очень серьезно добавила она. И чтобы сменить тему хитро улыбнулась. – Так что там с графом Пудингом?

0

16

Ракшата недовольно поморщилась; даже табак неожиданно стал не таким вкусным. Нет чтобы обсудить погоду или просто понаслаждаться тишиной (и дать мне немного подремать), эта уже больше не милая ниппоночка решила поговорить о Самом Неприятном Субъекте на этой планете.
С надеждой покосилась на Кагуя - мало ли, может, она уже и не ждёт ответа? - и обречённо вздохнула.
- Жил-был один противный, вредный, упрямый, самовлюблённый, навсехостальныхнаплевательный тип. И вот он до сих пор живёт и умирать не планирует, к моему глубокому сожалению, - снова глянула на девушку. Нет, видимо, такое объяснение её не удовлетворило. Ракшата перевернулась на бок, лицом к Кагуя, и подпёрла рукой голову. - Ллойд Асплунд, учёный-разработчик Британской Империи. Именно благодаря его Ланселоту нам так весело живётся, а мне плохо спится.

Офф: прошу прощения за такой маленький пост, не могу долго находиться за компьютером.

0

17

Кагуя изо всех сил изображала из себя милого чудесного ребенка и большими-большими глазами смотрела на Ракшату, делая вид что не видит нежелания женщины что либо рассказывать. Сумераги предчувствовала интересную историю из бурного – девушка ни на миг не сомневалась в его бурности – прошлого Чаулы.
- Ууу, как скучноооо, - чуть обижено протянула она. – А я то думала это ваш бывший кои… - Кагуя выразительно, как только умела, закатила глаза, не оставляя Ракшате возможности неправильно понять японское слово. – Вы познакомились с ним в Колчестере? Он тоже интересовался кибернетикой и роботехникой в медицине?
Это уже было из досье Чаулы, с которым Кагуя как и другие члены совета Киото ознакомились перед тем как начать сотрудничество с ученой. Сумераги помнила сколько дебатов вызвал тот факт, что она училась в свое время в Британии, но Кирихара-сан был непреклонен. Он считал что надежность Ракшаты и ее команды можно проверить и в конце-то концов купить, но их разработки стоили возможного риска. Гурен МК2, от начала и до конца профинансированный самой Сумераги - о чем Чаула скорее всего и не знала - это подтвердил. Еще большей удачей была Карен, на которую, как будто найтмер и делался. Одним словом Кагуя ни разу не пожалела о принятом решении.

Оффтоп А я в свою очередь прошу прощения за то, что до понедельника скорее всего опять пропаду

Отредактировано Kaguya Sumeragi (2010-07-30 13:54:29)

0

18

Вот настырная. Ракшата улыбнулась как-то уж очень по-змеиному, смотря в невозмутимое личико ниппонки. Такая милая девочка, но любопытство, как говорится, закономерным образом лишает владельцев сего качества носов. А те, кто смеет предполагать, что у Ракшаты было что-то с Пудингом, могут смело заказывать путёвку во все круги ада сразу.
И, хотя подробности их отношений были покрыты таким слоем секретности, что самой индианке до них пришлось бы добираться с помощью бура и экскаватора, захоти она их вспомнить, факт их знакомства она скрыть не могла. И вот все, кому не лень, лезут расспрашивать её о столь интригующем событии её жизни.
- Он интересовался многими вещами, но более всего кухней, - Ракшата совершенно не хотела продолжать этот разговор. Прошлое - оно на то и прошлое, верно? - Мы практически не общались, так что я мало о нём знаю. За исключением, разве что, того, что он большой засранец.
Табак в трубке закончился; пришлось лезть в карман, чтобы пополнить запасы. В ладошке оказалась маленькая красно-золотая коробочка, а в ней пакетик с табаком приятного бардового оттенка. Ракшата с наслаждением вдохнула насыщенные аромат и, бросив взгляд на Кагуя, одобрительно кивнула.
- Мой любимый сорт. Терпкий, немного сладковатый, но крепкий. В него добавляют восемь сортов перца. Запах божественен. - На этом вежливая беседа прервалась сама собой, а точнее, полным и бесповоротным погружением Ракши в цветущий мир пряностей.

Отредактировано Rakshata Chawla (2010-10-20 00:40:40)

0

19

…Куро бежал вверх по ступеням своего подъезда, перескакивая через две, а то и сразу через три, напряженный, но духовно как никогда готовый посмотреть опасности в глаза и отстоять право на жизнь в этом мире, право на служение Зеро.
Совсем не больно били по ноге кожаные ножны с острейшим вакидзаси, который словно кричал от переполнившей его сполна жажды крови; болтался на прочном синтетическом черном ремешке Спектр, кое-где посрамленный ядовитой британской кровью; пощелкивал раскладной приклад, в механизме раскладывания которого что-то неверно функционировало и в складном состоянии он издавал негромкие механические щелчки.
Куро вбежал на свой пятый этаж – оставшиеся на этаже три квартиры были общие и черный рыцарь мог спокойно расхаживать по ним. Ясное дело – он не выгонял обездоленных японцев. Для него любой японец был очередным смыслом жизни. Гонению поддавались разве что забредшие на огонек одичавшие животные.  Их он прогонял на нижние этажи. А затем старался проводить чистку одежды. Блохи – дело очень не хорошее, даже куда худшее,  чем могут себе представить живущие в богато обставленных пентхаусах сливки британского общества.
Ёфу не раз усмехался, когда размышлял над поступками мыслей этих самых “сливок”. Они снова набежали на готовое. Куро считал их шакала, у которых количество функций ограничено даже сильнее, чем у заключенного. Медиа-развлечения, еда, сон. И Татсумаки совсем не был уверен в том, что среди них есть хоть кто-то, кто с чистой совестью осознавал, сколько людей погибло от каждой из сторон. Пока есть нажива – будут и шакалы.
Пилот дернул дверь за расшатанную железную ручку и, войдя внутрь, с грохотом захлопнул ее. На макушку Ёфу осыпался щебень и пыль, заставившая его фыркнуть, чтобы та не осела в носовой полости и на губах.
Куро прошел в комнату и сел на кровать, наклонив голову вперед и сжав руки. Кое-где от окон отклеился коричневый скотч и в тесное сырое помещение комнаты проникал прелый запах трущоб гетто.
Пилот тяжело дышал. Не от противного воздуха, заглушающего все остальные запахи, которые были едва уловимы в сыром воздушно пространстве квартиры. Его напряжение сейчас было сверх возможного. Он был на взводе, готовый рвать и метать.
“Четвертый по розыскиваемости…” – с упоением и сладостной победной эйфорией нависшей над ним ненависти доброй трети мира, ненависть рыцарей круга, которые наверняка захотят посмотреть в глаза тому, кто убил их напарника, можно сказать сводную сестру раз на то пошло. Куро всеми частями своего напряженного и готового рвать и метать тела ощущал ненависть Британской части мира. Его гены кричали от боли, клетки взбудоражено бесились в вихре злобы и отваги, кровь неистово кричала от ярости, закипая, словно горящее масло. Сердце бешено колотилось, зрачки сужались и расширялись, как у наркомана. Уши заполнило психоделическое шипение, цвет менял свои оттенки, а проникающий в квартиру солнечный свет то гас, то растворялся в мистическом мраке.
Словно отзвуки прошлого Татсумаки слышал голоса убитых им людей, слышал звуки непрекращающейся кровавой войны. Его прихватила судорога.
Пилот упал, в глазах и голове творилось не пойми что. Горло перехватило, а кончики пальцев стали иметь.
Все-таки тогда, на Каменидзиме, его очень сильно ушибло…
Из своего дикого мира грез пилот вернулся в начале пятого… Окна его комнатушки выходили на солнечную сторону, на сторону улицы, где сейчас внизу происходила дележка двух батонов хлеба между тремя японцами. Каждый из них старался отстоять право на целый батон, что определенно не нравилось двум оставшимся с любой стороны. Никто не был доволен. Они громко кричали, их хрипатые голоса доносились до ушей Татсумаки и были настолько неприятными, что он готов был сейчас взять близстоящий деревянный стул и запустить  в них с пятого этажа.  Он бы долетел, еще как долетел и обязательно покалечил бы засранцев, но… Останавливало Куро только одно. Неумение наносить вред японцам.
Оранжевое солнце приятно согревало душу воспоминаниями, которые приятно нашептывали на ушко его ласковые, добрые как никогда лучи.
У японских учеников учебный год начался уже больше трех месяцев назад. Еще чуть больше недели, и начнутся полноценные, так называемые “большие” летние каникулы. Летом японские дети пойдут в бассейны, на пляжи, будут ловить цикад, ходить на всевозможные карнавалы и ярмарки, проводит время с друзьями и улыбаться своим родителям, друзьям и тем, кто был у многих являлись больше, чем просто друзями.
Вот только нет этого всего. Уже восемь лет как нет. Когда до конца больших каникул оставалось чуть меньше трех недель, Британия прервала всю их былую радость. Растоптала, уничтожила, стрела с лица земли миллионы этих улыбок. Татсумаки не вечно был таким, как сейчас. В детстве он был совсем другим. Жил, как живет любой подросток, улыбался и смеялся. Но всего этого не стало. Все исчезло, осталось в прошлом… Точнее, могло исчезнуть. Ёфу всегда понимал одну единственную вещь и верил в нее. Британия дала всем понять, что есть власть и сила. И вряд ли после этого можно было без труда улыбнуться. Но что бы не увидели японцы через этот дождь и эту боль, он должны уметь улыбнуться несмотря на все дерьмо, которое окружает их с 13 августа 2010 года.
Татсумаки улыбался. Его оскал тоже вполне мог претендовать на улыбку. Причем не на последнюю из всех улыбок.
Необходимо было защитить свою жизнь в случае опасности. Хотя бы на первую ночь… Хотя бы… Куро прошелся по темному сырому коридору взад-вперед, зашел на не менее темную и сырую кухню. Заглянул в окно. Строительные леса тянулись по все части колодцеобразного дома, в котором он жил. Внешне напоминает дом времен еще Советского Сою, когда там правил то ли Сталин, то ли Хрущев... Некрасивая постройка. Но эта некрасота, эта неказистоить почти не чувствуется, так как в атмосферу гетто эта пятиэтажка вписывалась наипрекраснейшим образом, наводила уныние и заставляла ненавидеть.
Татсумаки без труда отодрал налепленный давно скотч, открыл окно и попробовал выйти на леса. Держится. Кое-где досок нет, но там Куро идти было совсем не нужно. Быстрый отход – вот то, что он планировал. Пока “демон” внутри него мирно “спал”, пилот мог мыслить здраво. С чего “ему” вдруг приспичило проснуться вне сражения – непонятно. Быть может стресс и все такое…
Татсумаки ясно дал понять самому себе, что держать в руках себя необходимо для того, чтобы выжить в экстренной ситуации. Он прошелся по верху лесов, сбросив на землю крупные мусор, который может ему помешать, вырвав небольшую доску с помощью небольшой железной трубки, которую использовал для создания рычага, и унес к себе домой.
Пока солнце еще светило и в коридоре не было слишком темно для установки взрывной ловушки, Татсумаки широко раскрыл дверь и стал крепить мину-растяжку. Делал все по приложенной к ней инструкции, опасаясь задевать пусковой механизм даже несмотря на то, что сбоку прилагался встроенный в эту серию мин предохранитель-переключатель. Для крепежа использовал две толстых дощечных щепки, заткнутых за плинтус, на одной из которых крепилась мина, а к другой была привязана толстая проволока. Делал подальше от двери, за стоявшим в коридоре шкафом – меньше палева.  Когда все было готово, Куро почесал голову. “Интересно, а сработает?” – спросил он себя самого и глубоко задумался.
Можно сказать, в ту минуту пилот почувствовал себя идиотом. Так, или иначе ему все равно придется убегать через окно, а эта взрывчатка разве что ненадолго задержит потенциальных вторженцев.
Следующая проблема – не проспать в том случае, если ловушку все же обойдут. Татсумаки усмехнулся. Он зашел на кухню и проверил дверь. Его ожидания подтвердились. Стоило ему чуть постараться закрыть ее, как помещение наполнил противный скрип. Еще бы – тут такая сырость,  смазке они подвергались в лучше случае – лет пять назад... Татсумаки решил, что смазывать их будет бессмысленно еще как минимум месяца два… Если уж не все оставшееся время, которое он проведет, обитая тут.
Решено было закрыть все двери на ночь, а в кухню перетащить матрас с одеялом и подушкой – времени на то, чтобы перебежать в другую комнату, не было. Да и воздух в кухне почему-то был намного чище, а ко всему этому и шкаф с едой (который холодильником являлся лишь по внешнему виду – света в доме не было с момента захвата Токио и замораживающая функции, соответственно, не выполнялась) находился ближе. Можно есть, не вставая с лежбища.
И все же шанс того, что его могли отследить, был крайне низок… Это просто глупо. В первый же день и вот так попасться было просто нельзя… И чего он так понервничал в штабе? Пилот в очередной раз упрекнул себя в излишнем проявлении паранойи, но поделать с этим ничего не мог – предосторожности были не лишними. С другой стороны даже в обычной ситуации покидать квартиру теперь следовало через строительные леса – кто знает, вдруг пилот и правда мог запнуться случайно.
В подъезде что-то загрохотало. Звукоизоляции от подъездного шума как всегда – никакой. Ёфу насторожился и подошел к двери, прислушиваясь. Послышалась ругань. На японском. Куро с облегчением вздохнул и посмотрел в заляпанный глазок. Двое незнакомых японцев поднялись к нему на площадку. Постояли, осмотрелись. Дернули за ручку его двери.
- Тут уже живут, - сказал им Татсумаки.
- А-а… - послышалось из-за двери.
- Остальные свободны, заселяйтесь, - с юмором утешил их пилот, сам улыбнувшись, хоть они его улыбки и не могли видеть.
- Ты здесь типа управдома, братюнь? – один из японцев, похоже, был поддатый.
- Ну-у… - загордившись, протянул развеселившийся Куро. – Что-то типа того. Располагайтесь.
Из-за дверей раздался веселый смех. Ёфу увидел, как парни вошли в дверь соседней квартиры.
Татсумаки хлопнул себя по щеке, чтобы взбодриться. Было часов восемь, не меньше. С взрывчаткой он слишком долго провозился. Пилот плохо в ней разбирался и пока устанавливал, все боялся что-то лишнее сделать или даже наоборот, боялся что-то не доделать.
“Легко установить, легко установить…” – думал сердитый на взрывной механизм, но довольный собой Татсумаки.
За день Куро устал. Даже неожиданный дневной сон оказался ему не на пользу – пилот неудобно лежал и оттого шея с поясницей болели, да и сама продуктивность сна была под вопросом – глаза слипались.
Однако желудку было все равно, что там у Ёфу с шеей и болит ли у него поясница. Прием пищи не зависел от таких вещей. Татсумаки открыл свой молчаливый “холодильник” и достал оттуда плотно завернутый в целлофан паек. Каждый продукт был упакован в свою очередь в старую фольгу. Там был завернут хлеб и вяленая рыба. Лежали они в относительно сухом месте, поэтому испортиться быстро не могли.
Для японца современного мира Ёфу сейчас трапезничал очень сытно, запивая свой ужин не совсем приятной на вкус минеральной водой. Сон одолевал и Куро сам не заметил, как заснул, хоть и время было детское.

+2


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка I. Время перемен » 10 июля 2018 г. Особо опасен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC