Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка I. Время перемен » 9 июля 2018 г. Память о прошлом


9 июля 2018 г. Память о прошлом

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 9 июля 2018 г.
2. Временной промежуток: 17:00 - 18:00.
3. Название, охватывающее суть эпизода: Память о прошлом.
4. Участники: Сорато Хироми, Куро Татсумаки.
5. Мастер эпизода: Black Knights.
6. Место действия: Зал. Штаб ОЧР.

Это небольшое помещение, скорее напоминающее гостиную, нежели зал. Однако именно это комната служила местом встречи для серьезных разговоров и обсуждений.
Посередине комнаты находится диван и несколько кресел, которые стоят напротив него. Низкий дубовый стол стоит лишь для украшения, потому по предназначению его используют крайне редко. Все внимание присутствующих обычно приковано к большому плазменному монитору, по которому часто транслируются новости и передаются указания Зеро.
На полу лежит мягкий ковер, вдоль стен стоит ещё несколько стульев.
Двери в зал открываются автоматически, окон нет.

7. Ситуация: Куро Татсумаки возвращается в штаб после долгого отсутствия и встречается со своей подругой Хироми, которую давно не видел.
8. Очередность: Куро Татсумаки, Сорато Хироми.

0

2

===> Вход в игру. Поехали! (с)

- Яре-яре… - глухо раздалось в темной комнате.
Ёфу неслышно вошел в зал и поставил гитару к стене. Затем он осмотрелся и попытался нащупать на стене сбоку выключатель – в помещении было довольно темно. Наконец, он нащупал переключатель и слегка надавил – в комнате начал загораться свет.
Татсумаки снял очки и положил их на стол. Стояла жуткая жара.
“Жуть… А на мне все черное.”
Ёфу ослабил галстук, расстегнул и затем немного небрежно повесил жилетку на спинку стула. После чего он повертел головой, разминая шею и, наконец, уселся.
- У-у...  - промычал он, взявшись за гриф гитары. – Совсем я про тебя забыл… Только сегодня забрал из ремонта, хотя отдал подлатать тебя еще месяц назад...
Да, старенькую акустическую гитару, оставшуюся еще с того времени, когда Япония была независимой, пришлось сдать в ремонт знакомому… Сломалась головка грифа, а Татсумаки узнал, что живет в одном из гетто человек, способный починить ее. И вот теперь инструмент предстояло настроить…
Ёфу зажал шестую струну на пятом ладу и ударил по ней. Затем ударил по пятой…
“У-у… Как все запущенно…”
Ёфу подкрутил колки. Затем он повторил то же самое со всеми струнами. Наконец, инструмент сталазвучать как нужно. Ёфу зажал один из так называемых “блатных” аккордов и гитара запела… Его длинные пальцы ловко забегали по струнам…
- Ого, так давно не играл… А ведь помню! – веселым голосом произнес Татсумаки.
“Навык не закопать, как ни старайся…”
Внезапно игра затихла.
- Что бы такого еще сыграть… Интересно. Я плохо умел перебором. Ну-ка
По памяти, он зажал струны и вновь из-под его рук полилась мелодия… Это была небольшая баллада… Старенькая, но красивая душевная мелодия, словно устремилась куда-то высоко, к небу, но невысокий потолок помешал ей это сделать и поэтому она осталась здесь, радуя слух музыканта. Играть перебором было трудно… Приходилось брать через четыре лада. Но, тут то длинные пальцы и помогают.
Мелодия затихла. Татсумаки не помнил названия этой баллады…
- На-на-на… На-на-а… - тихо пропел он.
Довольно печальная мелодия заставила Ёфу улыбнуться. И почему же он не встретил никого по пути сюда? Татсумаки не хотел верить, что все перестали верить Зеро…
“Может, все куда-то на вечеринку смылись? Ну вот… Что-то я уже пропустил.”
Ёфу проверил свой мобильный телефон – он был выключен.
“Черт… Видимо, зарядка села… Интересно, как давно? Я не проверял уровень заряда уже где-то дней пять…”
После игры на гитаре стало еще жарче. Ёфу обтер пот со лба и вытащил запасной аккумулятор. Он вставил его в сотовый и включил аппарат.  Раздался низкий одиночный гудок, и экран мобильника засветился.
“Надеюсь, я не пропустил ничего важного?” – подумал Ёфу.
Сообщений не было.
Татсумаки с облегчением вздохнул и, расстегнув еще одну пуговицу на рубашке, снова провел по струнам...

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2009-11-25 10:48:03)

0

3

---Начало игры---

Автоматические двери едва успели открыться перед влетевшей в них девушкой – как всегда поскользнувшись на ровном месте, Хироми проехала несколько метров, залетела в комнату и затормозила только не очень красиво врезавшись в диван. Небольшой чемоданчик вылетел из ее рук и, упав куда-то под стол, раскрылся, медикаменты с негромким звоном рассыпались по всей комнате, и Хироми тихонько застонала, понуро прикрыв глаза. Лишь помотав головой, девушка немного пришла в себя и, сконцентрировав глаза на сидящем напротив человеке, неожиданно покраснела.
- Та… Татсумаки? – выдавила она, наконец, из себя, расплываясь в глупой счастливой улыбке. – А что ты здесь делаешь? Я думала, весь Орден сейчас на площади вместе с Зеро, – казалось, само лицо девушки сияет изнутри, настолько счастлива она была феерическому возвращению их предводителя. Хироми поднялась на ноги и, обойдя диван стороной, опустилась на корточки. Тонкие пальцы подтянули поближе чемоданчик и принялись выстраивать выпавшие пузырьки в стройные ряды.
Зеро никогда не пускал своих солдат в расход, для него был ценен каждый из них… Без него было бы намного больше шансов, что Татсумаки однажды погибнет в бесполезной схватке. Сейчас мне намного спокойнее… Погруженная в собственные мысли, Хироми не заметила разбитого пузырька, который она схватила так же спокойно, как и все остальные. Острое стекло врезалось в тонкую ладошку, оставляя там две достаточно глубоких царапины, но девушка не то что не вздрогнула – даже не заметила этого. Лишь увидев кровь, она на секунду замерла, широко раскрыв глаза, а потом тихо охнула – скорее от удивления, чем от страха или боли.

0

4

Татсумаки уже заканчивал играть, когда девушка влетела в зал. Удивленно он посмортел на нее и тут же принюхался.
Вместе с ней в комнату влетел приятный запах, который нередко можно почувствовать в больнице – запах лекарств, бинтов… Ёфу нравился этот запах.  В нем было что-то особое, что Татсумаки никак не мог уловить… Что-то знакомое…
Эти мысли заставили пилота немного отвлечься и он даже не сразу среагировал…
- Хироми? – уверенно, но все же с ноткой удивления спросил он, поднявшись с места.
- А что ты здесь делаешь? Я думала, весь Орден сейчас на площади вместе с Зеро…
Татсумаки немного опешил и застыл, как изваяние.
“Что? Зеро вернулся? Как… Почему же мне...”
Его взгляд упал на мобильный телефон, лежавший на соседнем стуле.
“Агр… Точно… Ну что за невезение? Кто мешал мне поменять аккумулятор раньше? Правильно говорят – не откладывай на завтра…”
От досады ему захотелось кому-нибудь двинуть – умудриться пропустить такое важное событие… Но когда он вновь посмотрел на Хироми, это желание исчезло вместе с горькой обидой на свою собственную беспечность – редкой гостьей его уютного мирка.
Ее успокаивающая улыбка и теплый завораживающий взгляд всегда могли поддержать в трудную минуту… Эта девушка могла сотворить чудо.
Он понаблюдал за девушкой и решил помочь ей собрать медикаменты. Татсумаки положил гитару на диван, обошел его, наклонился и поднял один из препаратов. На нем была бумажка, на которой красивым ровным почерком было написано наименование лекарство… Но Татсумаки не успел прочесть его. Он был гитаристом и потому обладал великолепным слухом. Услышав, как охнула Хироми, Ёфу резко развернулся. Ладонь девушки была в крови.
- Хироми… - вопросительно произнес он, присаживаясь рядом. – Как это…
Он не успел спросить, как это произошло, потому что через секунду он заметил лежащий рядом разбитый пузырек, края которого были окровавлены.
- Бедная… Тебе не больно, терпишь? – с сочувствием спросил он. – Ты сможешь сама вытащить? У тебя есть бинт?
Татсумаки переживал за ее состояние. Казалось, что одна такая рана приносит этой хрупкой девушке сильные страдания… Ему всегда хотелось защитить ее.  Но теперь, когда Зеро вернулся он будет спокоен за нее…
“Зеро… Спасибо.”
Возвращение предводителя придавало много надежд… Но в данный момент все мысли были направлены на то, что можно сделать для девушки. Ведь Татсумаки мало что знал о медицине и по сути в данной ситуации был бесполезен.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2009-11-25 17:42:49)

+3

5

Полный заботы и сочувствия голос Татсумаки вывел девушку из какого-то легкого подобия транса, когда она не могла оторвать взгляда от раненой руки. Вздрогнув, Хироми принялась водить здоровой рукой по полу, как слепая, ища нужную склянку.
- Все в порядке, мне совсем не больно, - она наконец нашла какой-то нужный ей пузырек и вплотную занялась своей раной. – Та склянка, она была с анестетиком, так что я почти ничего не почувствовала, - соврала она, мило, но немножко натянуто улыбаясь. Она очень боялась беспокоить Татсумаки. И очень боялась, что он когда-нибудь узнает про ее болезнь – если он начнет волноваться за нее, это ни к чему хорошему не приведет. Или, что еще ужаснее, он мог испугаться такого врожденного отклонения от нормы…
Анальгезия – редкая, но очень тяжелая и жестокая болезнь. Дети, больные ею с самого рождения, частенько сгрызали свои губы, когда у них резались зубы – они этого попросту не чувствовали. Во сне человек, не знающий боли, вполне мог вывернуть себе руку или расцарапать лицо – и на утро он бы даже не заметил этого. Хироми очень рано пришлось научиться проверять свои кости и суставы на наличие переломов, растяжений или ушибов. Проверять, на месте ли глаза, язык, зубы, не идет ли где кровь, каждый день мерить температуру… Прежде, до войны ее часто обследовали в больницах, чтобы быть уверенными в том, что девочка ничем не больна - сама она не могла почувствовать боли или жара, когда заболевала, а ведь именно они являются симптомами большинства болезней.
Впрочем, Хироми еще повезло – она могла чувствовать прикосновения, хотя и не могла отличить осторожное касание от удара, после которого останется синяк или даже перелом.
Девушка даже думать боялась, что случится, узнай об этой аномалии Татсумаки – отвернется ли он от нее или станет настолько волноваться, что потеряет концентрацию в бою? Хироми в любом случае рисковала потерять его, а именно этого маленькая хрупкая девушка панически боялась.
Хироми на автомате, даже не задумываясь о своих действиях, проверила рану на наличие осколков, продезинфицировала ее и плотно замотала ее. В раздумьях она даже не заметила, что несколько перетянула бинты, но вовремя обратила внимание на покрасневшие кончики пальцев и поспешила ослабить перевязь.
- Вот видишь, все в полном порядке, - Хироми помахала левой забинтованной рукой. Кажется, теперь еще несколько дней нельзя будет делать с ее помощью ничего серьезного. – Я недавно видела по телевизору выступление Зеро – как всегда феерическое и прогремевшее на весь мир! Представляешь, он взял в заложники наследного принца! Может быть его выступление скоро еще раз повторят, - зачастила девушка, снова принимаясь собирать склянки, на этот раз более внимательно относясь к их состоянию. Ей совсем не хотелось поранить еще и вторую руку – тогда она стала бы совсем бесполезна

Отредактировано Hiromi (2009-11-25 23:52:15)

+1

6

Ёфу сидел смирно, наблюдая за тем, как девушка ловко открыла крышечку пузырька,  мастерски обработала находящимся внутри раствором рану и замотала ее бинтом.
Татсумаки упокоился, и на его ранее обеспокоенном лице появилась легкая полуулыбка.  Ему вспомнилось лечении после битвы при Нарита… Тогда он лежал, обмотанный бинтами с головы до ног. Он даже видеть нормально не мог – боль переполняла его и перед глазами стояла белая полупрозрачная пелена, окончательно исчезнувшая ближе к концу полной поправки. Но даже тогда, когда он плохо видел и на время перестал плохо слышать... Даже в те дни он чувствовал, что Хироми не оставляла его и была рядом…
Татсумаки посмотрел в сторону. Много воды утекло с тех пор… Первый ранения, первый разрушенный “Бурай”…
- Принца говоришь… - задумчиво произнес Ёфу. – Шнайзеля что ли? Невероятно… И все же…
Татсумаки глубоку вздохнул и сглотнул слюну.
- … Зеро – гений… Составить план по поимке принца не так-то просто… Я не представляю, как это вообще возможно…
Ёфу аккуратно поставил последний пузырек с лекарством в чемоданчик.
- Ну, вот… Мы, вроде расставили все пузырьки на свои места, - Татсумаки подмигнул девушке. – Осталось только придумать, что делать с пролившимся лекарством… Анестетики вроде бы сохнут, да?
Татсумаки сделал предположение, основываясь на информации, взятой из самого недостоверного источника – памяти. Что-то услышал здесь, что-то услышал там и вот, все это незначительное смешалось в одно большое… Но между тем Ёфу надеялся, что он высохнет – портить ковер в зале для собраний - дело не очень хорошее…  Пилот прикинул, что можно будет  чуть-чуть подвинуть диван. Никто не должен будет заметить…
- Хироми,  - Ёфу посмотрел в добрые глаза девушки и протянул руку, чтобы помочь встать.
Теперь, когда с рукой девушки было все более-менее в пордяке, вокруг Татсумаки стали крутиться немного иные мысли:
“Так… Теперь, когда Зеро вернулся, нужно быть наготове, чтобы в любой день, в любой час быть способным защитить…”
Его мысль оборвалась, как только он подумал о долге. Сейчас его вновь стала беспокоить рука Хироми. Ведь врачу  для наиболее эффективной работы необходимы обе  руки…
- Хироми, но
Татсумаки вновь осекся.
“Что я делаю? Хироми не должна переживать и волноваться из-за того, что беспокоюсь я… М-да, вот это у меня логика… Даже для меня самого она не до конца понятна, хоть я и чувствую – что она верна. Ведь я знаю Хироми лучше, чем остальные воины Ордена…”
- Ну… Не беспокойся главное, хорошо?
С нею он вел себя не так, как в присутствии остальных солдат ордена, не так, как в присутствии Зеро… Ведь она его лучший друг, как ни крути. Вместе через многое прошли, вместе многое пережили… Татсумаки мог доверить ей многое… Прямо как брату…
На глаз пилота, беспощадного в бою, однако такого переменчивого вне него, предательски навернулась слеза. Все-таки брата он любил... Он верил ему. Ёфу повернул голову влево, чтобы девушка не видела…
“Не волнуйся, Хироми… Со мной все хорошо…”
…затем он незаметно, как бы невзначай, дотронулся до глаза, смахивая скупую мужскую…

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2009-11-26 12:36:56)

+1

7

- Быстро сохнут? Да… - рассеянно подтвердила девушка, последний раз проверяя состояние всех пузырьков и закрывая чемоданчик. – Никто даже не заметит, не волнуйся.
Хироми собрала три крупных осколка, на которые разбилась склянка, и положила их на забинтованную ладонь, а другой ухватилась за протянутую руку Татсумаки. Ноги должны были бы затечь от столь длительного сидения на корточках, но девушка даже ничего не почувствовала.
Все еще рассеянно улыбаясь, Хироми нашла мусорное ведро и выкинула осколки. Ей почему-то казалось, что все это время Ёфу не сводил с нее глаз, и она смущенно улыбнулась этой приятной мысли. Обернувшись к нему, девушка сложила руки за спиной и чуть наклонилась вперед – совсем как маленький ребенок. Татсумаки, начавший было что-то говорить внезапно осекся и замолчал, и Хироми по-детски смешно надула губки.
- Ты хотел что-то сказать, Ёфу? – прервала его размышления девушка, подбирая чемоданчик и прижимая его к груди.
Слова Татсумаки заставили девушку удивленно вскинуть брови, и даже немного вздрогнуть – порой они мыслили удивительно схожим образом, и сейчас Хироми была потрясена тем, насколько хорошо он понимает ее чувства. Парень повернул голову, и девушка заметила печаль в его глазах. Глупенький… Как я могу не беспокоиться, когда тебя что-то тревожит? Когда… Когда с тобой может что-то случиться…
Хироми подошла поближе и, прижимая к себе чемодан раненой рукой, протянула другую к Ёфу, но в последний момент отдернула ее.
- Знаешь, пока не пришел Соно-сан, мне нечего делать здесь, - неожиданно легко и жизнерадостно воскликнула она, ставя чемодан на стол и открыто улыбаясь Татсумаки. – Мне кажется, что я очень давно не слышала твоей игры. Может, сыграешь что-нибудь?
Хироми любила смотреть, как Ёфу играет. Его сильные тонкие пальцы, быстро и ловко перебирающие струны или берущие очередной аккорд всегда завораживали девушку – на них она готова была смотреть бесконечно. В те редкие моменты, когда ей удавалось услышать его игру, Хироми чувствовала себя так уютно и тепло, как будто и не случалось никаких бед в ее жизни. Как будто дома ее ждут живые родители, а Япония – не одиннадцатый сектор – до сих пор значилась на политической карте мира. Эти редкие минуты спокойного счастья дорогого стоили…

Отредактировано Hiromi (2009-11-26 18:44:05)

+3

8

Татсумаки выслушал девушку. Он любил играть для нее… Пилот повернулся голову и посмотрел в глаза подруги…
Ёфу вспомнил тот день, когда он впервые играл для нее… Это случилось через месяц после их знакомства. Тогда Тастумаки еще не особо умел играть перебором. Но специально для нее он улучшил свои умения. С помощью перебора играются медленные, неторопливые песни, пьесы, баллады и прочие приятные вещи, которые нравятся склонной чувствовать молодежи. Он тщательно старался выудить из своей памяти что-то действительно стоящее… И тогда Ёфу вспомнил одну мелодию, которой его еще брат выучил. И когда Татсумаки и Хироми случилось остаться наедине с гитарой, он взял инструмент и начал играть…
Пилот решил, что сыграть ту мелодию сейчас будет уместно.
- Конечно, я сыграю. Садись на диван… - с улыбкой произнес Ёфу.
Пилот подошел к стулу, взял в руки гитару и сел поудобнее… Он провел по струнам, чтобы полностью удостовериться в их правильном звучании и зажал нужные.
- Ты готова слушать, Хироми? – спросил он, поднимая глаза и, не дожидаясь ответа, начал играть…
Медленная, немного грустная мелодия словно вырвалась из заточения и, приятно обволакивая слух, незримым потоком чувств закружила вокруг гитариста и девушки.
Тастумаки то легонько, то сильно пощипывал высоко звучащие струны, а затем словно подбадривал их звучание, проводя большим пальцем по трем другим, которые звучали более низко.
Ближе к концу он чуть не запнулся, однако, мгновенно переставив пальцы на нужные лады, чуть ускорил ритм, стал играть немного отрывистей, и музыка стала чуток повеселей.
И наконец, он закончил игру и вновь оторвал глаза от грифа гитары, чтобы улыбнуться девушке, которая слушала его.
Сейчас, когда он стал более опытен, когда он наконец-таки научился более менее играть перебором, его игра была на уровне намного выше, чем тогда, на тайной базе повстанческой группировки…
- Хироми… Помнишь ли ты эту мелодию? – спросил Ёфу с доброй, но немного грустной полуулыбкой на лице. – Помнишь, я тогда играл ее для тебя… Тебе понравилось?..
Сердцебиение чуть участилось, но Татсумаки мгновенно успокоился и все вновь пришло в норму. Смахнув со лба капельки пота, появившиеся там не от жары, а от волнения, Ёфу сделал глубокий вдох.
- Я не сказал тебе тогда - я ее сперва от брата услышал... Он меня научил ей... По сути, он и предложил мне научиться на гитаре играть...
Сердце немного потяжелело, но через секунду все вновь пришло в норму.


==========
OOC:Тут можно прослушать мелодию, которую сыграл Ёфу - http://www.filehoster.ru/files/dx9203 Все права на мелодию принадлежат фирме GSC game world. через годик, если играть не брошу - сам смогу сыграть
==========

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2009-11-26 19:59:13)

0

9

Помнила ли она? Первые же ноты пробудили в девушке воспоминания, от которых сердце сжалось сладкой болью и затрепетало. Но звуки, которые издавали струны под пальцами Татсумаки… Тогда, в далеком 2014 году мелодия звучала совсем иначе, и дело даже не в том, что Ёфу теперь играл намного лучше – не только лирическая, но и более динамичная часть были грустными, опустошенными, как и сердце их исполнителя. В первый раз она звучала как реквием по брату, которого так любил Татсумаки.
Сейчас же эта мелодия наполнилась надеждой, силой, и Хироми чувствовала, что сейчас она была исполнена именно для нее… Девушка молча сглотнула – она не знала, что сказать, никак не могла собрать воедино мечущиеся мысли. Наверное, она бы расплакалась, но из-за анальгезии ее глаза всегда были сухи. Хироми спрятала лицо в ладонях, пряча немного глуповатую улыбку и глаза, полные немого счастья. Это была ее мелодия, а в мыслях Татсумаки появилась надежда, которая практически угасла после смерти его брата.
Брат Ёфу… Хироми еще помнила, с какой теплотой отзывался Хинеки о младшем братишке. Сам Татсумаки не часто рассказывал о своем брате – скорее всего, ему просто было больно вспоминать о нем, но Хироми знала, что отношения между братьями были очень близкими.
- Твой брат? – наконец справилась со своими мыслями девушка, отрывая лицо от рук и разглядывая свои руки. – Он… Был замечательным человеком… И… - Хироми подняла сияющие глаза на Татсумаки. – Я очень рада, что ты стал учиться. У тебя получается просто замечательно!

0

10

Ёфу заметил, что девушка немного растерялась, но по ее мягким движениям, наполненными добротой и нежностью можно было понять, что ей понравилось.
“Неужели понравилось?” – подумал пилот и усмехнулся.
Нельзя сказать, что он был уверен в успехе, но и сказать то, что он сомневался, будет неправильно. Единственное, что в тот момент легко угадывалось по глазам Татсумаки – он был счастлив. Он наконец-то сыграл, сыграл по другому, по новому, не так, как тогда…
“Хироми, спасибо тебе…”
Татсумаки чуть повеселел.
- Я рад, что тебе понравилось… - чуть улыбаясь, произнес он. – Брат действительно был потрясающим человеком… В детстве он являлся примером для меня… И… Знаешь…
Его голос стал звучать чуть тише. Татсумаки опустил голову.
“Кажется, я понял…”
- Мне кажется, я нашел еще одну причину, почему я следую за Зеро…
Парень с гордостью поднял взгляд на девушку.
- Когда я впервые попал в Орден, когда я только-только побывал на своем первом собрании, на котором присутствовал Зеро… Подсознательно, я стал следовать за ним еще и потому…
Глаза Татсумаки таинственно заблестели.
- …потому что я увидел в нем Хинеки… Зеро, как и Хинеки, верил в мир, он верил в человечество… В нем пылает тот же огонь, что загорелся в Хинеки тогда, когда Британия…
Татсумаки до боли сжал руки в замочек и чуть прикусил губу.
- Японский народ не должен прислуживать системе… - Ёфу сам не заметил, как ударился в социологию. – Зеро борется за то, чтобы японцы были частью системы под названием “Планета Земля”… Для британцев мы…
И тут Татсумаки резко замолчал. Он не хотел заставлять Хироми грустить.
- Прости… - виновато произнес он. - Ты не должна печалиться…
С каждой минутой Ёфу поражался настроению, которое господствовало в данный момент.
- Сыграть еще что-нибудь? –  чуть отвлеченно спросил он через мгновенье.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2009-11-26 21:29:53)

0

11

Хироми замерла и задумалась – такая мысль почему-то прежде никогда не приходила ей в голову… Хинеки действительно верил в мир, верил в людей, но верит ли Зеро?.. Девушка почему-то сомневалась, она видела главу Ордена Черных Рыцарей в несколько иных красках. Она не могла понять этого человека – в конце концов, она его лично-то видела от силы пару раз. Но одно Хироми для себя уяснила точно: хоть Зеро и гений, без потерь не может обойтись даже он. Даже под его руководством люди убивают других и гибнут сами.
Но он был гением. Без его руководства гибло много больше повстанцев. И они гибли без него напрасно, глупо и бездумно отдавая свою жизнь за страну, которой теперь и вовсе не существует…
Девушка сжала кулаки, пытаясь найти в себе силы ненавидеть Зеро или Британию, которая породила все эти конфликты… Но не смогла. В ее глазах появилась грусть и, кажется, Татсумаки это заметил – он резко стушевался, принялся извиняться. Хироми мгновенно расслабила ладони, про себя отмечая, как покраснели бинты на левой. Наверное, не стоило напрягать руку – ей от этого станет только хуже…
- Нет, все в порядке, - улыбнулась Хироми, чувствуя, что улыбка вышла какой-то натянутой и ненатуральной. – От того, что ты не будешь говорить об этом, правда не изменится… Сейчас мы лишь грязь под ногами у британцев, - произнесла она, с внезапной остротой понимая, что это действительно так. И хотя британцы такие же люди, как и все другие нации, они не уважали никого, всех старались взять под свою власть, втоптать в землю…
«Люди рождаются разными», - сказал когда-то давно император Чарльз. Это было еще в самом начале Черного восстания, но эти слова намертво въелись в разум девушки своей вопиющей несправедливостью. Разве можно допустить, чтобы слабых презирали и убивали только потому, что они слабы? Сглотнув предательский ком в горле, Хироми вспомнила, что и она сама слабая… Они ведь презирают тех, кто не может взять в руки оружие и убить того, кто слабее… Они презирают тех, кто дорожит человеческой жизнью…
Но даже сейчас Хироми не почувствовала ни ненависти, ни гнева… Только грусть и сожаление.
Девушка вскинула голову и посмотрела на Ёфу – кажется, он что-то спросил, но она настолько погрузилась в свои мысли, что пропустила вопрос…
- А знаешь? Я недавно слышала от дочки Соно-сана одну чудесную песню… Можно я спою ее? – Хироми смотрела на Татсумаки уже с искренним восторгом и надеждой – и куда только подевались ее печаль и грусть?.. - Она немножко старая... Но Соно-сан сказал, что у меня она неплохо получается...

Отредактировано Hiromi (2009-11-28 12:04:16)

+1

12

Тастумаки выслушал девушку. В ее словах было много правильных слов… Верный факт того, что для Британии другие нации и народы, а также политические преступники – уже не люди, прослеживался на всем протяжении их небольшого разговора. И с тем фактом нужно было смириться…
Когда девушка предложила спеть, Ёфу прикрыл глаза и не без улыбки произнес:
- Думаешь, я смогу устоять перед тем, чтобы не послушать, как ты поешь?
“Твое пение всегда мне нравилось… У тебя очень красивый голос и не менее хороший слух… Я слышал, что когда ты поешь даже раненым становится лучше…”
- Спой… - решительно сказал Татсумаки и приготовился слушать.
Все, что прекрасно может спасти… Будь то пение, танец… А вода? Разве не эта чудесная жидкость применяется для смешивания растворов? Разве не про эту жидкость были придуманы сказки? Живая и мертвая вода… Не спасает только огонь, что горит понапрасну… Такое случается, когда ты просто не можешь контролировать его, когда ты еще не научился… А в руках таких опытных факиров, как Зеро, пламя – есть дар Божий. Огонь, как известно, распространяется очень быстро… А под воздействием такого пламени люди загораются очень быстро и никогда уже не угаснет он, как и их стремление и вера.
Пение Хироми – словно семя, из которого потом вырастает цветок просто невероятной красоты… Когда она поет, он разбрасывает тысячу таких же семян, которые прорастают в сердцах людей, крепко пуская корни… Настолько красиво поет девушка. И даже в руинах наших сердец этот цветок продолжает расти, не увядая и не теряя прежней красы.
Татсумаки смотрел на губы девушки, ожидая, когда она начнет. После разговоров с Хироми, настроение могло подняться у кого угодно... Также и у Татсумаки. А если учесть, что свершилось долгожданное возвращение Зеро... Можно себе представить, насколько хорошо сейчас чувствовал себя Ёфу?.. Наверное, нет. Такое настроение нельзя объяснить или доказать...
Татсумаки устроился поудобнее. Сейчас начнется волшебство...

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2009-11-28 12:42:52)

0

13

Хироми смущенно улыбнулась и, тихонько вдохнув, начала петь…
anata ga moshi tabidatsu
sono hi ga itsu ka kitara
soko kara futari de hajimeyou

Уверенно начала она, легко и непринужденно беря голосом высокие ноты и задавая тон всей песне. Ее голос скорее был похож на журчание ручейка – тихий, но звонкий и такой свежий.
zutto tobitsuzukete tsukareta nara
hane yasumete ii kara
watashi wa koko ni iru yo

«Если долго летать ты устал, дай отдохнуть своим крыльям – я буду здесь», - нежно прозвучала строфа из песни. Хироми посмотрела на Татсумаки с такой заботой, что было легко понять – смысл этой песни запрятан в словах, она не просто так хотела спеть ее.
anata no koto hitsuyou to
shite iru hito wa kitto
kanarazu hitori wa iru kara
anata ga hitsuyou to suru
hito nara itsu mo kitto
tonari de waratte iru kara

«Конечно, есть кто-то, нуждающийся в тебе, обязательно один человек есть…» - девушка внезапно смущенно отвела глаза, заканчивая эту строфу… Вероятно, в последние строки она вложила не только голос и заботу, но и все свои чувства, все свои мысли…
kore kara hajimatte iku
futari no monogatari wa
fuan to kibou ni michite'ru

Закончила она, наконец, приложив правую ладонь к груди и закрыв глаза. Теперь, когда Хироми ее уже спела, она внезапно осознала все те слова, которые прозвучали в песне, и в смущении опустила глаза. Это ведь могло прозвучать как… как…

+1

14

нежность наполняет меня

Исполнение Хироми было просто великолепно. Татсумаки так заворожено ее слушал, что не сразу отреагировал, когда она закончила. Ёфу смог прочувствовать эмоции и чувства девушки, которые она вложила в пение – она словно говорила о том, насколько сильно она дорожит Татсумаки, их дружбой. Ёфу смог почувствовать даже переживания за него…
“Хироми…”
- Знаешь… Ты настоящий друг!  Я всегда тебе верил и сейчас моя вера в тебя стала еще сильнее. –  Ёфу говорил это энергично, нежно, с некоторой ноткой преданности в голосе.
В порыве чувств он даже чуть не обнял девушку – вспомнилось очень много моментов, связанных с их знакомство, с их дружбой, с их судьбой…
“Не случайно она выбрала эту песню”, - думал пилот.
Если это было действительно так... Их дружба и так была крепкая, а Татсумаки, чье настроение сейчас медленно, но верно преобразовывалось в настроения, которые чувствует художник, рисующий в стиле Романтизма, еще больше понял, насколько дорог ему человек, сидящий перед ним… Насколько дорог ему этот добрый, бескорыстный взгляд, эта нежная, теплая улыбка, этот хрупкий силуэт…
Ёфу был не только горд, что у него есть такой друг… Он был немного смущен – ведь до этого он даже не представлял, что Хироми ценит его настолько высоко…
Тастумаки чувствовал себя на седьмом небе… Даже словами нельзя описать, насколько ему было хорошо… Но было приятно и не только это… Что сейчас он действительно не один… Эта девушка можно сказать подарила ему счастье. Чувства преисполняли его. Девушка, похоже, тоже была немного смущена – песню действительно можно было принять немного по-другому, ее можно было оценить еще выше. Но вот вопрос – хотела ли девушка этого?
“Ты всегда была мне хорошим другом… И теперь я чувствую тебя еще ближе, чем раньше…”
На секунду ему показалось, что он ощущает горячее дыхание девушки… Но нет, это от волнения.
- Ты… Просто… Великолепно поешь, - отрывисто закончил он.

0

15

Хироми смущенно опустила лицо и рассматривала носки своих башмаков – крепких и ладных, какие были далеко не у каждого в гетто… Девушка чуть прикусила нижнюю губу, но вовремя одернула себя – так она вполне и навредить себе могла. Понял ли Татсумаки, что… Или все в порядке и мы так и останемся друзьями… Какая же я идиотка, я должна была подумать, а не сразу петь!
Мотнув головой, Хироми подняла лицо и широко улыбнулась.
- Спасибо за добрые слова! Для меня они правда очень много… – внезапно послышался звук открывающейся двери, и девушка резко обернулась, пытаясь понять, кто это мог быть.
Вошедший – немолодой мужчина в очках и простой бедной одежде – бросил на Татсумаки хмурый взгляд, а в его голосе послышалось вполне ощутимое раздражение. Девушка мгновенно узнала в мужчине Соно-сана и вскочила на ноги, подхватывая чемоданчик на руки.
- Где тебя носит, Хироми? Нас ждут в подвале, там есть раненый. Поторопимся, - немолодой врач кинул на Куро последний сердитый взгляд, потом так же сурово осмотрел свою подопечную с ног до головы, отдельно задержавшись на раненой руке, но ничего по этому поводу не сказал – Соно-сан был одним из немногих людей, знавших тайну Хироми, и он не сомневался, что она справится со своей работой.
Девушка лишь послушно кивнула и, виновато улыбнувшись Татсумаки на прощание, поспешила за учителем, который уже вышел из зала.

----------> Подвальные помещения (Штаб Ордена Черных Рыцарей)

0


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка I. Время перемен » 9 июля 2018 г. Память о прошлом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC