Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка I. Время перемен » 9 июля 2018 г. Факультатив в Академии


9 июля 2018 г. Факультатив в Академии

Сообщений 31 страница 53 из 53

31

Забавно, наверное, выглядело бы для профессионала их взаимное приглядывание друг к другу, вне зависимости от причин. Ролло, кстати, мог беспокоиться и подозревать каждого встречного совсем не по причине личного отношения. С учетом произошедших событий, любой посвященный волей-неволей забеспокоился бы, так что если Ролло таким и был, то его поведение было вполне  естественно. Обнаружив у себя в классе террористку Карен, Алекс уже ничему бы не удивился. Как раз был бы полный комплект - Карен как японская революционерка, Сузаку в качестве Рыцаря Круга, он сам как зарубежный шпион и Ролло в качестве "засланного казачка", правда, неведомо кем засланного...

- В отношении таблиц - на ваше усмотрение. - Ответил Алекс, просматривая работу. Придраться было особо не к чему, разве что заметно, что Ролло выполнял работу довольно формально, по правилам, хотя это ей особо и не вредило. То есть юноша старался, но за рамки темы явно не выходил. Это было немного похоже на выполнение приказа, впрочем, ассоциации при предвзятом отношении могут быть ложны.

- История и описание природных ядов заслуживают отдельного параграфа - в этой области масса интересного. В общем-то, яды были частью жизни человечества с самого зарождения такового, о животных и растениях и говорить нечего... Это будет отличным дополнением к общетеоретической части.

+2

32

Принимая папку с работой обратно, Ролло думал о том, чтобы поскорее покинуть аудиторию. За весь прошедший год, младший Ламперуж почти свыкся со студенческой обыденностью, и с той ролью, которую он играл в этом задании. Но сейчас ему хотелось просто поразмыслить, где-нибудь в менее шумном месте.

- У вас будут конкретные рекомендации, по поводу работы? Более вопросов у меня нет. - обратился Ролло к учителю. Халибёртнон остранённо подумал, что в свете сложившихся обстоятельств, работу скорее всего дописывать не придёться. Но всё же, пока не поступит определённых указаний, он будет делать так, как и раньше. Хотя у него и были сомнения и опасения по поводу этого случая с Лелушем.

При других обстоятелствах, Ролло скорее всего запросил бы в Бюро более подробную информацию, касательно мистера Кросса. Сейчас же его мысли полностью были заняты братом. Он сомневался в выборе конечного решения, совершенно незная как правильно поступить. Поддаться тем чувствам, которые возникли у него после столького времени проведённого с братом, чувства, которые он раньше никогда не испытывал. Либо как и раньше, поставить выполнение задания на первое место. Ролло не мог откинуть эти чувства, понимая, чем это грозит. И пребывая в таком смятении, младший Ламперуж не мог рационально рассуждать.

Отредактировано Rollo Lamperouge (2010-02-24 20:34:42)

0

33

Кажется, Ролло так и норовил убраться из аудитории побыстрее. Интересно, почему... Трудно сказать, куда он мог торопиться.  Возможно, просто не хотел влезать в диспуты.

"А вот кстати, и интересная идея... Не припомню, чтобы он высказывался о политике или чем-то таком..."

Мысль была неожиданной, но в свете подозрений - перспективной. Может Ролло не очень много скажет, но услышит немало интересного, а кое-что даже у него должно вызвать реакцию. Например, события сегодняшнего дня и их возможные последствия. Алексу все равно так или иначе придется об этом поговорить на факультативе, а это неплохой случай закинуть удочку и понаблюдать за "подозреваемым". Слова и молчание, если быть внимательным, несут одинаковое количество информации. Хорошо бы как минимум выяснить, здесь ли объект его интереса, или его волнует что-то вне школы. Например, пропадающий неизвестно где брат. К которому, вероятно, теперь тоже стоит присмотреться.

- Кстати, а почему бы вам не остаться на факультатив? Мы будем обсуждать в том числе и сегодняшние события, а они явно потянут за собой воспоминания о предыдущем появлении Зеро. Это довольно интересная тем, особенно сейчас. - Алекс решил, что попытка не пытка и если повезет, то из этого выйдет кое-что интересное.

0

34

Услышав предложение Алекса, Ролло напрягся. Быстро придумать аргумент под которым можно было уйти, у него тоже не получалось. "Может просто вежливо отказаться?" - младший Ламперуж понимал, что слишком затягивает с ответом. Так или иначе, Ролло не привык отказывать, за не имением возможности граммотно и быстро составить вежливый отказ. Это была проблема. Проблема которую в обществе, при своём отношении, он так и не решил для себя. Сколько Халибёртон раз оправдывался перед собой, но так и не смог прийти к компромиссу внутри себя.

- Мистер Кросс, вы уверены, что я не помешаю?... - Ролло попробовал последнюю попытку. Но преподаватель был не приклонен. Ролло вздохнул и кивнул, давая понять, что он согласен. Что конкретно, интересного он мог для себя услышить, парень не знал. Всё, что ему необходимо знать, касательно Зеро, он уже знал из базы данных Бюро, в том числе и все последнии события. И даже больше. Мало кто знал, что ополченец Зеро и есть Лелуш, ещё меньше знало, что к нему возвратилась память. "Возможно кого-то дополнительно пришлют для наблюдения за братом..."

"Что ж..." - уныло подумал Ролло, идя в глубь кабинета и высматривая свободное место. - "Ничего не поделаешь, придётся отсидеть, делая вид, что слушаю" - младший Ламперуж наконец приглядел себе место, в дальнем конце кабинета, у окна. Кроме студенческого совета, лица студентов были в большинстве случаев незнакомы для Ролло. Возможно он кого-то видел ранее, но не счёл нужным запомнить. Расположившись за партой, Ролло некоторое время смотрел в окно, затем окинул взглядом аудитории и невольно, поймал взгляд полной девушки с тёмными волосами, которую он ранее не замечал. Некоторое время младший Ламперуж смотрел ей в ответ, но потом снова перевёл взгляд на окно. Подперев правой рукой голову, Ролло погрузился в свои не спокойные мысли, и будто бы ни слыша и не замечая ничего вокруг.

Отредактировано Rollo Lamperouge (2010-02-25 00:14:14)

0

35

Приветствие со стороны человека, с которым Верити хотела поздороваться сама, её несказанно обрадовало. И ведь рыжеволосый парень, если подумать, был первым из её новых одноклассников, кто обратился к ней после того, как она вошла в класс. Верити обернулась на голос и улыбнулась.
- Привет, - голос звучал слегка нерешительно, ибо как бы не была Верити полна энергии и желания поскорее со всеми познакомиться и подружиться, в совершенно новой компании ей была свойственна некоторая застенчивость. На беду окружающих, правда, это очень быстро проходило...

Привет, землячка, - ответила ей полноватая девушка, в которой Верити уже успела заметить прямую осанку, явно поставленную, и «землячка» подтвердила её предположение, что девушка была из семьи весьма себе высокопоставленной, и не потому, что в столице других не водится, скорее, по той гордости, что была в этом слове, – Меня зовут Аби. Я тоже зачислена сюда сегодня. — Значит, тоже новичок. Это обрадовало Верити, хорошо, когда ты не единственная, кто ещё не освоился, не чувствуешь себя белой вороной. Однако, было у неё какое-то смутное подозрение по услышанному до этого обрывку разговора, что хоть приехали они из одних краев, но взгляды у них различаются координально.
- Приятно познакомиться, - тем не менее приветливо ответила Верити. Не стоит делать поспешных выводов, когда ты ещё недостаточно знаешь о вопросе, это был её принцип, будь то взгляды на события или отношение к людям. - Не ожидала здесь встретить ещё кого-то из столичных краев. Удивительное получилось совпадение, правда?
Верити продолжила знакомство, и вскорее рыжеволосая девушка обрела для неё красивое имя Шарли и оказалась её соседкой по комнате, а Ривалзу она поклонилась в благодарность за его галантное приветствие, слегка покраснев. После этого профессор, поздоровавшись с ней, призвал класс к тишине, ибо пора было начинать урок, а Кристи, устроившись за партой рядом с новым рыжеволосым знакомым и машинально раскрыв на парте небольшой ноутбук, что всегда носила с собой, получила на размышление сверхзадачу — в паре фраз собрать о себе главную информацию, на ходу решив, на каком впечатлении о себе она хотела бы остановиться.

Тем временем, дискуссия, конец которой она ухватила ранее, продолжилась и подтвердил опасения Верити — обсуждали, к её радости, одноклассники вопросы весьма актуальные, но направление мыслей её новой знакомой Аби радовало её намного меньше. Здраво высказанная идея о том, что одна нация хуже другой просто как данность, подняла в Верити волну протеста, таланты не имеют отношения к национальности, максимум, что можно признать, это различие в уровне технического прогресса — но и последнее можно удержать, лишь подавляя попытки новых разработок... Верити уже была готова сказать... ну хотя бы часть того, что она думала по этому поводу, но своё слово сказал тот самый паренёк, который после его представления обрёл для Верити имя Герман (Герман Кнайт, красивое, надо сказать, «рыцарское» имя), и своей репликой сразу получил от неё внутренее повышение в иерархии симпатий — ведь он сумел высказаться не только весьма точно, и едко. Ответ раздражённой Аби про генетику повеселил Кристи, та не смогла придумать ничего лучше, нежели попытаться обидеть «паршивой газетёнкой» и привязаться к конкретным словам, хотя идея была шире. Нельзя сказать, что Рити была специалистом в области генетики, но она в детстве читала одну книжку про «толстопузов и долговязов», и ей она мгновенно вспомнилась. А «милая улыбка» Аби, направленная быть снисходительной, окончательно убедила Кристи вступить в разговор и поддержать Германа, - если бы она не сообразила, что теперь её очередь представляться.

- Приветствую вас всех, - начала она с улыбкой, обращаясь к своим новым одноклассникам, - я - Верити Кристиана Вильстенхольм, я, как и Аби, приехала к вам из Пендрагона, потому что я очень хотела поучиться у Вас в Академии Эшфорд,  - она бросила взгляд на Милли, действительно являвшуюся одной из главных причин появления Верити в этом учебном заведении, - я искренне рада знакомству с вами и надеюсь, что мы сможем подружиться. О себе могу сказать, что я,  в первую очередь, девушка крайне разговорчивая,  кроме того, склонна загораться самыми различными идеями, - этому я научилась у очаровательного президента вашего студсовета, так что можете сразу опасаться, - люблю творения высоких технологий и собираю самую разную информацию во всевозможных областях. Ещё, я очень люблю музыку, сама играю на фортепиано и, любительски, на гитаре, очень люблю петь, и, - Верити постаралась сказать это вскользь и без излишней гордости, - немного выступаю с собственными песнями в жанре фолк-рок. Я пока не знаю, что из такого чуда, - безусловно, в этом слове была неприкрытая самоирония, - как я, выйдет, но надеюсь определиться с этим за время обучения вместе с вами. - Понятное дело, об упоминании «Мелоди» в таком представлении и мысли быть не могло, но Кристи пришло в голову, что нужно было хоть немного намекнуть на свои скрытые интересы, - Но вступить я, пожалуй, хотела бы в кружок журналистики, ибо я очень люблю... - раскрывать людям глаза на правду, проглотила она желанную мысль, - узнавать интересные новости и рассказывать о них. Вот вы и смогли убедиться, - поспешила Кристи с завершающей фразой, ибо начала догадываться, что порядком задержалась  с обычной презентацией, - что я воистину склонна к пустословию, потому на этом...

В этот самый подходящий Верити момент послушался стук в дверь. - Извините, разрешите войти, мистер Кросс? – и в кабинет заглянул новый ученик, а Верити тем временем быстро договорила фразу — ... разрешите закончить, - и поспешила вернуться на своё место. Попутно отметив, что интересный зашёл студент, которому не терпелось посреди факультатива уточнить про таблицу с противоядиями. Но на мысли не задержалась, ибо, получив вместе с остальным классом неожиданную паузу, она продолжила то, на чём остановилась, на намерении вставить своё слово в дискуссию.

- Аби, раз уж ты так склонна понимать всё буквально, я тоже готова послушать изложение твоих познаний в генетике. Но мне тем не менее кажется, что ты путаешь понятия, - или же упрощаешь картину. Любая нация — это не только боевая мощь и политическое управление, это ещё и культура, это традиции, мировоззрение... Это всё вместе нельзя подогнать под одну гребёнку и рассортировать по качеству, «лучше» или «хуже». Кроме того, ты говоришь о гибкости, а я вот назову это гордостью... Я вот горжусь тем, что я британка, но разве этим я не подтверждаю право людей других национальностей гордиться своей? Неужели понятие патриотизма - такой пустой звук? Или же ты думаешь, что есть нации, которым нечем гордиться?
Но и даже если мы будем рассматривать только солдат
, - Верити постаралась сделать акцент на внимании к фразам Аби во всех её подробностях, подчёркивая узкость проблемы, - и лучших из «пожалованных» в сравнении со «средним британцем», я надеюсь, ты знаешь, что Куруруги Сузаку — один из главных асов даже среди других Рыцарей Круга? И не стоит списывать это на достоинства Ланселота и гений графа Лллойда, достаточно самую малость разбираться в «железных конях», чтобы понять, насколько результативность зависит от таланта пилота. А я как раз интересовалась вопросом... могу рассказать, если захочешь, конечно, - Верити не удержалась от того, чтобы повторить ехидную фразу с милой улыбкой.

Тем временем система на её любимом ноуте уже успела полностью загрузиться и начать плакаться на отсутствие сети. Верити достала из сумочки провод присоединения компьютера к телефону и попыталась исправить недоразумение. Она уже несколько часов, как не проверяла почту, а ведь с горячими новостями о похищении принца Шнайзеля в любую минуту мог придти интересный материал. Пока она не могла пробраться на место событий сама, она ждала статей от кого-нибудь из числа самых надёжных информаторов...

Отредактировано Verity Wilstenholm (2010-02-25 03:05:05)

+4

36

Ролло, похоже, пыталлся отвертеться от факультатива, но вышло это у него не очень убедительно. Так или иначе, но Алекс добился своей цели на первое время - оставил Ролло на уроке и мог наконец-то этот урок начать, тем более что теперь-то уж представились все. На самом деле, Алексу нравилось учить этих ребят, так что иногда он даже задумывался, а не заняться ли чем-то таким всерьез, когда он сможет завязать со шпионажем и диверсиями... Впрочем, суровая реальность была такова, что вряд ли при жизни он дождется того времени, когда сможет не заниматься этой работой - опасной, тяжелой, нередко грязной, но необходимой. Но этот класс он точно запомнит надолго. И, наверное, будет по ним скучать, когда придется уйти.

- Рад был познакомиться с вами. Надеюсь, вам у нас понравится. - Обратился он к новичкам, благо те как раз успели представиться. Упомянутый Верити интерес к журналистике заинтересовал Кросса. Обычно те, кто сам является объектом внимания журналистов, нередко их недолюбливают. Что ж, это повод присмотреться к девушке, тем более в рамках урока.

- Итак, тема данного урока - средства массовой информации и ограничение их прав. Полагаю, большинство из вас в  курсе событий в секторе в последнее время, и примерно представляете роль СМИ в их освещении. Нередко действия журналистов приводили к весьма неоднозначным последствиям, например, в ходе эпизода с захватом заложников в Кавагучике. И в связи с этим возникает дилемма - нужно ли ограничить права СМИ, если их действия потенциально опасны, или же идти на риск ради того, чтобы люди знали правду о том, что происходит вокруг. - Кросс обвел взглядом класс, - Я хотел бы знать ваше мнение об этом.

0

37

Ривалз Кардемонд

"Сколько людей - столько и мнений" - парень был уверен, что неверно вспомнил знаменитую пословицу, но суть её всплыла на поверхность памяти. Наблюдая за спором, парень то вспыхивал, в желании высказаться, то напротив, успокаивался, понимая, что его мнение поддерживают и другие. Слова Абигайл о Сузаку неприятно отдавались внутри Ривалза, а ответы одноклассников были бальзамом на свежие раны.
Спор был в самом разгаре, и воображение Кардемонда услужливо нарисовало картину словесной баталии, где каждый аргумент был снарядом, выпущенным в противника. Свистя, пролетали "разведывательные", "наводящие" вопросы, потом в пристрелянную точку била артиллерия - аргументация. Изредка, раздавались пулемётные очереди эпитетов и синонимов, громко ухая, взрывались точные снаряды ехидства и колкостей. Казалось, незаметной перестрелке не будет конца, но в классе появился "миротворец". И вовремя - к моменту начала урока Мистером Кроссом, бурная фантазия парня нарисовала Аби в армейской каске. Не в силах сопротивляться такому удару, Ривалз прыснул от смеха, резко зажав себе рот руками.
Кардемонда трясло со смеху, но он сумел справиться с нахлынувшим весельем как раз в тот момент, как заговорила Абигайл.
Озвучив ничтожную долю своей биографии, она вернулась к прерванному спору с Германом, зарядив в него порцией оскорбительных замечаний.
Только Ривалз раскрыл рот, чтобы остановить её, как в класс вошёл младший брат Лулу - Ролло.
Было в нём что-то странное, что-то такое, заставляющее всё естество общительного Кардемонда напрягаться, как в предчувствии опасности. Но, парень быстро подавил в себе это неприятное ощущение и бодро замахал рукой, приветствуя вошедшего:
-Ролло, привет!
После непродолжительной дискуссии, Мистер Кросс убедил Ламперужа остаться на факультативе, и последний прошествовал вглубь класса. Пока Ролло обсуждал что-то с преподавателем, слово взяла Верити. Образ, созданный ей во время своего монолога, она улучшила разговором с Аби, резко поднявшись в глазах Ривалза. Впрочем, первое место было занято - очаровательная Милли Эшфорд, ничуть не сдала позиции во внутреннем рейтинге Кардемонда.
Отвернувшись от Верити, парень уличил подходящий момент и поймал проходящего Ролло за рукав:
-Ролло, ты не знаешь где Лулу? Мы все за него волнуемся, особенно после событий на площади. - спросив, парень отпустил рукав Ламперужа-младшего и  обнаружил, что не услышал большую часть темы урока.
Спохватившись, Кардемонд повернулся к соседке.
-Аби, прости, но я не расслышал тему факультатива. Не могла бы ты мне подсказать? - Ривалз игриво подмигнул девушке, излучая беспечность.

0

38

На его реплику «пышка», как он ее заочно окрестил, не ответила. Вероятнее всего решила показать свой аристократичный характер, и не опускаться до такого как он. Подумаешь, так даже интересней. К тому же девушка почти следом за ним поднялась со своего места, с громыханием отодвинув стул. Парень даже подготовился услужливо его поймать, но девушке повезло, иначе не избежать ей было очередной порции насмешек. С подобными ее взглядами на жизнь он был уже готов начать ее перевоспитывать. Несколько наглядных уроков и станет как шелковая, жаль, у Германа опыта не было, но ведь начать никогда не поздно.
Рассказ девушка начала с имени, хотя на взгляд Кнайта делать это было уже совсем не обязательно – весь класс слушал ее отчет о вкусах и взглядах и давно запомнил и этот нос картошкой и это высокомерие, вкупе с весьма звучным имечком.
- Поди, генеральская дочка, - съязвил парень, - понятно, откуда столько гонору – легко осуждать других, имея за спиной родовой замок и положение в обществе.
Конечно, он немного утрировал, как, впрочем, и в случае с толстыми и худыми, но мысль у него была именно такая. Критиковать все горазды, особенно когда кто-то приносит тебе все на блюдечке с золотой каемочкой, и деньги на новое платьишко, и звание и статус и возможности. А что делать тем, кому приходится добиваться всего своими силами? Опустить руки, лишь потому, что родители не были потомственными аристократами? Будь все люди такие, покорные судьбе, Британия давно бы уже сгнила под тяжестью обиженных и обездоленных.
Незаметно для самого себя Герман стал злиться на эту высокомерную девчонку. У него у самого отец был далеко не самым последним военным, а мать так вообще была популярной телеведущей, мечтой огромного количества состоятельных мужчин, но у него никогда не было мысли прикрываться их спинам, что бы ему ставили хорошие оценки, или, не дай бог, носились с ним как курица с яйцом. Никто не воспитывал в нем маменькиного сынка, способного лишь разбрасываться высокопарными фразами, да осуждать каждого, кто неровня.
– С такой логикой, какую ты продемонстрировал, можно рассчитывать только на должность в паршивой желтой газетенке.
Пока парень был погружен в свои размышления, девушка уже отчиталась по своим интересам, и теперь была готова с достоинством парировать. Правда фраза про «паршивую газетенку» парня только развеселила – мало того, что он добился своего и задел девушку за больное, так та еще не сумела толком возразить, опускаясь до банального оскорбления.
- Я с удовольствием поговорю с тобой об этом тет-а-тет, - парень подпер подбородок ладонью, указательным пальцем тыкая в мягкое плечико, словно подначивая и напоминая о прослойке жира под кожей. Он прощупал ее больное место и пусть до низости банальных оскорблений он не опустится, но зацепить всегда сумеет.
Он хотел добавить еще пару безобидных фраз на тему их предстоящей встречи, как подошло время новой девушки представляться всему классу. Забыв об оскорбленной дурнушке, юноша повернулся к Верити, заворожено глядя на копну пушистых волос и сверкающие искорки в глазах. Нежный звонкий голос уже щебетал о чем-то, быстро-быстро сменяя одну тему на другую и вызывая умиление и восхищение тем, как складно и легко излагала они свои мысли, что их было просто приятно слушать, даже если они и не несли никакой глубокой мысли. Еще больше согрело душу известие о желании вступить в кружок журналистики, и он уже начал ощущать духоту и желание растечься по столешнице, как мороженое от палящего солнца.
Да и верх наблюдательности девушка тут же подтвердила, присаживаясь на свое место рядом и обращаясь к Аби, которая, наверное, никак не рассчитывала на то, что у парня найдутся такие очаровательные заступницы. Впрочем, он в этом и не нуждался, но красавица преподнесла ему еще один очень приятный сюрприз. Он даже заслушался ее легкой для восприятия речью, томно вздыхая и осознавая, что с его лаконичностью не стать ему успешным журналистом и у это Верити всегда будет чему поучиться. Стоило бы к ней присмотреться – кажется, лазеечку к ней он тоже уже успел прощупать – ничто не сближает лучше, чем общие интересы и взгляды.

От созерцания этого небесного создания отвлек стук – он и не заметил, как в кабинет вошел еще один ученик и занял учителя разговором. Тут в его наблюдательности и внимательности была большая брешь, которую он решил восполнить, немного отвлекшись от девушек и разглядывая вновь прибывшего.
Парнишку он тоже знал, не лично, но был наслышан. Как же без этого – младший братик знаменитого Лелуша Ламперужа – Роллон. На первый взгляд в нем не было ничего интересного – скучный молчаливый мальчишка, совсем некомпанейский, немного угрюмый, малообщительный. Чем-то похож на самого Германа. Но создавалось впечатление, будто были парнишки какие-то свои тараканы в голове, да скелеты в шкафу. Но доказательств ноль – да и фигура не самая перспективная – информация о парнишке была интересна разве что старшеклассницам, главным любительницам смазливых мальчишечьих мордашек, готовым создавать фанклубы. Даже копнуть под Лелуша было куда интересней.
Учитель, бодро раздающих указания на счет таблицы ядов, у Германа так вообще никакого интереса не вызвал, так что можно было вернуться к мисс Вильстенхольм. Девушка к тому времени уже запустила ноутбук и погрузила куда-то в просторы сети, предусмотрительно подцепив к компу мобильный телефон. Подавшись чуть в сторону, парень постарался заглянуть в монитор ноутбука, но зеркальная поверхность нещадно отсвечивала,  разве что парень успел отметить знакомое цветовое содержание и теперь усиленно пытался припомнить, где он мог его видеть. Но и времени на разглядывание ему не дали – новички закончили представляться и учитель, наконец, осветил тему факультатива, весьма интересную и в тоже время, немного, неоднозначную.
И прежде чем высказывать свое мнение, ему хотелось бы послушать мнение «пышки», как ярую защитницу всего британского рода.

+5

39

- Ролло, ты не знаешь где Лулу? Мы все за него волнуемся, особенно после событий на площади.

Ривалз Кардемонд успел поймать рукав проходящего мимо Ролло, который слегка удивлённо посмотрел на него. Младший Ламперуж не знал, мог только предпологать, где сейчас действительно находился его брат. После того, как Ролло понял, что к Зеро вернулась память и последующего разговора с ним, он перестал следовать за своим братом. Всё зависило от того, сдержит ли последний своё обещание, данное Ролло. До этого же Халибёртон собирался действовать как и прежде, он совершенно не хотел вызывать подозренией и у без того всполошившегося Бюро. Поэтому, изрядно поколебавшись, Ролло наконец ответил:

- Сегодня утром брат сказал, что будет занят этим вечером чем-то важным, но... я и сам незнаю где он сейчас. Извини Ривалз. Думаю будет лучше попробовать связаться с ним по мобильному телефону.

С этими словами, младший Ламперуж сел на приметившееся ему место и отвернувшись к окну, погрузился в свои мысли. Про себя, Ролло отмечал Ривалза как очень шумного паренька, который иногда подкалывал и самого Ролло. На что, тот весьма ошутимо смущался и частенько не знал, что ответить. Мистер Кросс начал говорить о теме сегодняшнего факультатива, но младший Ламперуж почти слушал. Даже если бы и слушал, это мало что изменило. Халибёртон редко интересовался подобными темами, предпочитая своё мнение держать при себе. Если конечно в приказе не было чёткого указания об обратном. Парень привык выполнять только то, что ему говорят, и подобная ситуация полностью выбивала его из столь привычной колеи.

Отредактировано Rollo Lamperouge (2010-03-14 16:21:40)

0

40

- Поди, генеральская дочка. Понятно, откуда столько гонору – легко осуждать других, имея за спиной родовой замок и положение в обществе.
Предположение Германа о ее происхождении польстило Аби и она промолчала. Хочет считать ее обладательницей фамильного замка – пусть считает. «Смит-Холл» - звучало бы неплохо.
- Я с удовольствием поговорю с тобой об этом тет-а-тет.
Услышав это, Абигайль развеселилась. «Очень интригующее предложение. Жаль, я явно не в твоем вкусе!» Благодаря веселью она и не врезала парню по руке, когда тот зачем-то ткнул ее в плечо, а только отстранилась. Она терпеть не могла, когда ее касались посторонние – в отличие от Мэри, у которой ни одно приветствие не обходилось без объятий и троекратных поцелуев в щечку, больше похожих на обнюхивание.

Отбрив рыжего «газетенкой» Аби осталась очень довольна собой и самопрезентацию хорошенькой землячки выслушала с доброжелательной улыбкой. Правда, эта улыбка немного полиняла из-за реверансов вроде "очаровательный президент вашего студсовета", от которых у Аби всегда сводило зубы. "Интересно, она пишет тексты или музыку? Неужели, и то, и другое?" Сама Абигайль отродясь не могла срифмовать ничего, кроме "розы-морозы", а подбор унылого аккомпанемента из трех аккордов к паре простеньких песен был пределом ее возможностей. "Симпатичная и талантливая". Аби кольнула зависть. Неизвестно, как долго при таких мыслях ей удавалось бы сохранять благостное выражение лица, но к счастью ее отвлек студент, заглянувший в аудиторию.

Аби плохо умела определять возраста "на глаз", но вошедший выглядел совсем мальчишкой. Большеглазый и хрупкий, в строгой темной форме Академии, он показался Аби очень трогательным. Интерес ребенка к ядам противоречил невинному облику - или, наоборот, дополнял его? "Ух ты, как готично! - восхитилась Аби. - Любопытно, он сам выбрал эту тему или Кросс ему навязал? Спрошу при случае"...

Тут она услышала, что к ней обращается Верити, и обернулась. Первые же слова землячки заставили Абигайль растеряться. "Мне что-то следовало понять в переносном смысле?" И чем дальше говорила девчонка, тем больше у Аби округлялись глаза. У девочки-цветочка обнаружились шипы. "И ты, Брут"... Сначала обаяшка Ривалз, затем рыжуля Шарли и длинный фотограф, а на десерт - эта творческая личность, на взаимопонимание с которой Аби расчитывала. "Да они меня заклюют все вместе, особенно, если Кросс к ним присоединится", - мелькнула у Аби пораженческая мысль, но тут же была вытеснена нарастающей агрессией. Пользуясь тем, что преподаватель разговаривает с младшеклассником, Абигайль совсем повернулась к парочке единомышленников и, сложив руки на спинке стула, уставилась на Верити. Ее самообладания хватило на то, чтобы не перебивать девчонку - но и только. Тревога и накопившееся раздражение из-за того, что они все здесь говорят о какой-то ерунде вместо того, чтобы обсуждать по-настоящему важное событие, требовали выхода.
- ...могу рассказать, если захочешь, конечно.
Аби тут же одарила Верити короткой холодной улыбкой, словно взаимным поклоном, показывая, что оценила финальный пассаж.

- Тет-а-тет, так тет-а-тет. Главное, чтобы твоя новая подружка не взревновала, - ответила она Герману и снова повернулась к девчонке.

- Так мило, что певица в жанре фолк-рока и будущая участница кружка журналистики готова послушать, что я знаю о генетике. Я, право, польщена, хотя и не совсем понимаю причины, которые сподвигли тебя согласиться на предложение, сделанное мной другому человеку. Вероятно, тут дело в твоей разговорчивости, о которой ты упоминала, когда представлялась, - безукоризненно вежливым тоном нахамила мисс Смит. Да, это неразумно, некрасиво и даже недостойно, но самонадеянное Веритино "я готова послушать изложение твоих познаний" слишком разозлило Аби, чтобы остаться без ответа. - Еще я не поняла, причем тут Озерный рыцарь и кто такой граф Ллойд вместе с его гением, но раз уж ты сама предлагаешь, то я с удовольствием послушаю про пилотов и "железных коней". Ты, наверное, видела результаты квалификационных экзаменов Сузаку Куруруги и других Рыцарей и сравнивала их между собой, раз так уверенно говоришь о выдающихся талантах Куруруги? У меня такой информации нет, так что остается верить тебе на слово. 
Не то, что Абигайль не поверила в способности Куруруги, хотя откуда девчонке знать кто в Круге лучше, а кто хуже? Просто в данный момент эта тема ее мало занимала. "Ас? Ну ладно, ас, ну бывает. Нумерованные тоже не равны, может кто-то из них и пошустрее кого-то из британцев. Не зря же создан институт пожалованных"...
Потешив свою мстительность, она продолжила более конструктивно:
- Я согласна с твоим определением нации и мне тоже кажется, что нельзя так просто говорить - одна культура лучше, чем другая. Для того, чтобы их сравнивать, нужны какие-то критерии, параметры сравнения. И в нашем мире такой критерий - военная победа. Сила. Умение заявить о своей силе и доказать ее. Смотри: наша культура воспитала у нас менталитет победителей, традиции создали предпосылки к победе. А мировоззрение других и их следование своим ценностям привели к поражению. Значит, наша культура лучше, а их - хуже. Верити, каким же образом твоя гордость за то, что ты британка, дает право другим гордиться своей национальной принадлежностью? Чтобы гордиться чем-то, неплохо бы иметь основания для этой гордости. Иначе это признак ограниченности, косности мышления и раздутого самомнения. У некоторых - например, британцев - основания для гордости есть. У некоторых - например, "одиннадцатых" - теперь нет. Кое-каким нациям стоило чаще вспоминать о патриотизме лет десять назад. Всему свое время; после капитуляции их патриотизм действительно пустой звук. Впрочем, иногда такая запоздалая любовь к отечеству приобретает уродливую форму и превращается в терроризм. Что мы и наблюдаем в этом Секторе. Право на такой вид гордости ты тоже подтверждаешь?

К концу монолога Аби остыла настолько, чтобы догадаться, зачем Верити возится с телефоном и ноутбуком. "Великая Британия, точно, ведь можно выйти в интернет через телефон!" После чего ее осенило: "а вдруг коварная девчонка специально меня спровоцировала, чтобы я выставила себя в нелестном свете? Похоже на земляков... А я повелась, как последняя дура! Нет бы подумать, прежде чем грубить ей!" Аби стиснула зубы, чтобы вздохом не выдать своего огорчения, и осознала, что пялится на младшеклассника поверх Веритиного плеча. И, похоже, пялится уже давно, потому что ребенок смотрит ей в глаза. «…довольно угрюмо. Тяжелый взгляд для подростка. Хотя его можно понять, кому понравится, чтобы на него полчаса глазели". Младшеклассник уставился в окно, а Аби поспешно повернулась к преподавателю, и вовремя - тот решил начать урок.

Вертевшийся, как юла, неугомонный Кардемонд, разумеется, не сразу заметил инициативу Кросса, и Аби едва не рассмеялась, когда он к ней обратился:
- Аби, прости, но я не расслышал тему факультатива. Не могла бы ты мне подсказать?
Вот уж у кого взгляд  веселый.
- Перед Кроссом извиняйся, - улыбнулась Абигайль. - Говорим про СМИ. Можно или нельзя ограничивать их права, если их действия могут навредить. Он упомянул инцидент с заложниками в каком-то Кабу... Кагучеке, что ли. Ты знаешь, о чем он?

+2

41

- Так мило, что певица в жанре фолк-рока и будущая участница кружка журналистики готова послушать, что я знаю о генетике. - Верити слегка опешила от такого комментария, ибо при всём проявившемся в последних фразах ехидстве в эту она вложила не только заострение внимания на буквальности восприятия аргументов Аби, но чистосердечное намерение, она действительно готова была послушать и узнать что-то новое, хотя в возможность доказательства Аби её идей научными знаниями и не верила. Но что в её желании могло вызвать подобный комментарий? - Я, право, польщена, хотя и не совсем понимаю причины, которые сподвигли тебя согласиться на предложение, сделанное мной другому человеку. Вероятно, тут дело в твоей разговорчивости, о которой ты упоминала, когда представлялась. – Тут подоплёка предыдущей фразы стала ясной и, надо сказать, Аби сумела очень точно попасть по слабому месту, ибо при всей своей говорливости и эмоциональности Верити частенько переживала, что перебарщивает, когда успевала замечать свой словопоток. Слабым местом было и неумение видеть границы, непонимание, что в чужой диалог вступать иногда невежливо. Увлечённая желанием высказать своё мнение, Рити совершенно об этом не подумала. И теперь даже несколько смутилась.
- Прошу прощения, что встряла в не в свой разговор... - искренне извиняющимся тоном ответила она. - Боюсь, это действительно неуёмная разговорчивость и желание высказаться по данному вопросу, если есть, что сказать. - По ходу этой добавочной реплики Верити осознала, что, возможно, высказалась ещё более нагло, чем в прошлый раз, но ничего не смогла поделать, она всего лишь сказала правду, ибо и впрямь не могла сдержаться и ничего не сказать по такой важной для неё теме.

Дальнейшие же заявления Аби об «Озёрном рыцаре» и квалификации рыцарей круга вернули Верити подсознательную уверенность, с зыбкой почвы правил приличий и отношений с людьми она вернулась к надёжной информационной, здесь она действительно могла утверждать, что неплохо знает, о чём говорит. И не удержалась от того, чтобы не объяснить это собеседнице, говоря с увлечением ребёнка и, странно сочетающимся с структурированностью изложения:
- Граф Ллойд Асплунд — выдающийся учёный и ведущий специалист в области робототехники, в том числе и конкретно «рыцарских коней», он является главой «Камелота», исследовательской команды, подчиняющейся напрямую принцу Шнайзелю и занимающейся дальнейшей разработкой технологий в области найтмеров и главным образом Ланселота, начала она. - А «Озёрный рыцарь» является примером того, что национальность на распределении талантов никак не отражается, он, как я слышала, был лучшим из всех претендентов на пилотирование Ланселота, и неизменно показывает высочайшие результаты. Сводную таблицу успехов различных рыцарей круга я не видела, но за себя говорят результаты участия в боевых операциях, к примеру в конфронтациях с Европейским Союзом.Да, добавила Верити про себя, кого как не его люди прозвали «белым богом смерти».. - Все данные можно найти в официальных источниках и на информационных сайтах, освещавших те события, - даже в той ужасающе искажённой форме, в которой их позволяют выкладывать. Верити ещё раз вспомнился весь путь, пройденный ей, пока она поняла, что всё совсем не так, как заливают высокомерные или же припуганные журналисты в экранов телевизоров и обложек печатных и виртуальных изданий. Но в деле восхваления гордости Империи их материалы были безупречны, и сейчас не грех было на них сослаться, особенно учитывая, что в данном конкретном случае они были практически правдивы.

Следующий же монолог Аби сразил Верити окончательно. Она чувствовала, что внутри неё всё дыбом встаёт от каждой фразой, так противоречили эти утверждения её внутренним убеждениям... Но удивительно было то, как потрясающе складно Абригайль их говорила! Верити всегда ценила сложные беседы и достойных собеседников для полемики, потому вместе со всем раздражением она безумно радовалась возможности скрестить взгляды.

Однако, первые пару секунд после того, как девушка кончила, Рити даже и не знала, с чего начать и от чего потянуть нить логических рассуждений, опровергающих и контратакующих построение Аби. Но дальше, постепенно накручивая обороты, она начала свой ответ:
- Для начала, критерий, по которому идёт сравнение в этом мире — не только военная мощь и сила. Вообще глубокий вопрос, является ли она критерием, или только формальным искажателем истинной картины. Ты говоришь, что «культура воспитала у нас менталитет победителей, традиции создали предпосылки к победе». Всё куда более прозаично. Победу и поражение, особенно в конкретном случае теперешнего 11 сектора, определяют в первую очередь технические достижения, во вторую — ресурсы, в том числе и банально человеческие. За первый фактор в ответе не культура с традициями всего государства, которое в нашем случае по большей части смотрела за происходящим с диванов и офисных стульев, а ограниченная группа одарённых, порой даже гениальных людей, посвятивших себя науке. То, что в Британнии их больше и им даются большие ресурсы в пользование — это без всякого сомнения верно, но причина этого в банальном превосходстве территории и населения над оными бывшего острова Японии. Вообще, гениально, когда сверхдержава атакует маленькую-премаленькую страну и после победы заявляет о своём многоплановом превосходстве культуры и традиций​, - Верити сама удивилась, насколько очевидна было предыдущая фраза, почему раньше она замечала этого так отчётливо? Вдохновлённая, девушка поспешила продолжить. - Но пойдём дальше. Гордость за страну — это гордость за те её достижения, которые ценит сам человек согласно своему своду ценностей и мировоззрения, и, кстати, иметь таковые ему никто запретить не может. Я испытываю глубокую гордость за свою страну, которая первая когда-то отправилась осваивать неизвестные земли на другом континенте, смогла объединить разрозненные земли, наладить стабильную экономику, развить разнообразнейшие области производства, я горжусь также, что принадлежу к той же нации, что и великие поэты, писатели, музыканты, художники... И случись завтра у Империи неудачи и тяжёлые времена, это ничуть не отразилось бы на этой гордости, только бы вдохновило искать выходы из создавшейся ситуации. Точно также и другие ошибки последних лет и даже, возможно, конкретных политиков, которые тоже люди, могут принимать неправильные решения, но этим не умаляют достоинства нации в целом, для людей не затмевают достижения, собранные веками. И понятно, что они не считают нужным менять всю свою систему взглядов, симпатии и приоритетов только потому, что нашлась страна, которая, имея изначально большие ресурсы и способности, подчинила их силой. Институт «пожалованных британцев» я плохой идеей не считаю, но уж что поражает негибкостью, так вот эта система. Интеграция проигравшей страны в страну-победителя — явление нередкое в истории, но никогда попытки не были такими диктаторскими, а если и были, то неизбежно смягчались со временем. Британцы не пытаются «помочь» проигравшим номерам, они пытаются, и частенько не без наслаждения фактом, заставить их публично отказаться от собственных ценностей, затоптать их и заставить с приниженной позиции восторженно смотреть на все проявления не только мощи, но той же культуры и традиций победителей. Которые совсем не всегда и далеко не со всех взглядов таковыми являются. Это самонадеянная попытка перекроить всё по своей мерке, которая и приводит ко всем проблемам. - Верити выдохнула. Она поняла, что её понесло, но уже не была способна себя остановить, она должна была подробно ответить по всем пунктам, до конца.

+2

42

- Да, я никогда не одобряла террор, - продолжила она, - и никогда не считала эти ужасные поступки выражением гордости за страну или нацию, в какой бы то ни было странной форме, когда они убивают сплошь и рядом ни в чём не повинных людей собственной нации. Даже история сразу вспоминается, про одного «революционера» - девушка произнесла это слово с ярковыраженной иронией, - со страниц книжек по истории, который, узнав план своих товарищей поджечь столицу, как способ достижения своих революционных планов, сказал, что в таком случае им придётся сменить самоизбранное название, ибо зваться «людьми благородной цели» им более не будет к месту... И прав, кстати, оказался. - добавила Верити с улыбкой. - Но это не отменяет того, что спровоцировано это было в первую очередь вызывающим поведением самих британцев и попыткой окончательно затянуть гайки. Ведь такое поведение рано или поздно, но неизбежно приведёт к краху. Даже... - неожиданно Верити пришёл на ум спасительный пример, - премьер-министр Шнайзель, насколько я понимаю, не слишком поддерживает подобную политику, об этом говорит его поведение в ходе ведения военных действий с Европейским Союзом, он мог воевать дальше и скорее всего произвёл бы полный захват территорий, но он предпочёл остановиться и заключить мир, чтобы оставить людям некоторое пространство. Если я правильно понимаю его идею, а я, кстати, очень уважаю второго принца и ведущуюся им политику, это было отнюдь не проявлением великодушия, а скорее хорошо рассчитанным наперёд и более выгодным в ситуации ходом. Жаль, что немногие это видят. - Верити тяжело вздохнула. Ей всегда было тяжело вспоминать, что далеко не все предпринимают усилия задуматься и оценить то, что сейчас происходило в Британнии и в мире. И даже... - Кроме того, - голос девушки внезапно и непроизвольно погрустнел и посерьёзнел, - вспомни и третью принцессу Юфемию. Опуская трагическую концовку, в которой столько непонятного и противоречивого, что заслуживает отдельной и очень долгой дискуссии, вспомни, как она предложила именно то, что нужно, уравнивание прав без заставления людей отказаться от собственных ценностей, вспомни, как на это откликнулись как сотни и десятки тысяч человек, готовых к кооперации... - Верити было очень тяжело говорить о самой главой и рухнувшей мечте в её жизни, которую ей показала Юфи, как и многим, многим другим. Да, она приехала в эту страну ещё и для того, чтобы выяснить, что же на самом деле случилось. Нельзя об этом забывать. Нельзя забывать ангелов, что подарили свет.

Отвлёкшись на мысли о розоволосой принцессе с редкой, уникальной по своим качествам душой, искренней и готовой бороться ради воплощения своих идей, -  она никогда, никогда не поверит, что это маленькое чудо могло сознательно убивать людей, в добром или недобром здравии, - Верити остановила свой монолог и только тогда очнулась и оценила размеры разрушений и ужасающую длину речи, прочитанной вполголоса. И почувствовала, что никак теперь не может отдышаться. Она осознавала, что сейчас сказала очень много лишнего и даже бунтарского, но она была настолько уверена в сказанном, что даже пожалела, что никогда теперь этого не повторит, - и готова была понести ответственность за каждое слово... Впрочем, выкрутиться с минимальными потерями она бы тоже не отказалась — хотя бы сможет продолжать курировать портал... Да, кстати. Она взглянула на экран окончательно загрузившегося монитора и обнаружила в приложении почты новые письма...

Но её внимание привлёк и комментарий Аби Ривалзу, который вернул её к, собственно, теме факультатива. Она понимала, что слишком много говорила за последний десяток минут, но не могла не высказать своё мнение, хоть на очередную тираду ей банально не хватало заряда и энергии:
- Я считаю, профессор Кросс, - начала она уже в полный голос, предварительно подняв руку и получив разрешение высказать своё мнение, - что хотя некоторая очевидная предосторожность должна иметь место, но она должна сводиться к минимуму. Ибо версия событий, которую узнают люди, должна быть максимально приближена к реальности. А самое лучшее — чтобы они не слышали какие-то доклады и мнения, а могли видеть своими глазами происходящее, и делать свои собственные выводы. Ибо если люди не будут знать, что происходит на самом деле, они не смогут адекватно реагировать на события в реальности, с которыми встречаются сами каждый день, и это неизбежно приведёт к новым проблемам, конфликтам, недопониманию и самой невозможности понимания. А это ведёт к упадку, разладу и даже деградации... Я, конечно, увлеклась в моих нерадужных прогнозах, но я уверена, что люди должны знать правду, и только в ней ключ к решению многих проблем. - Верити понимала, что сейчас выплёскиваются наружу основы и базы её взглядов, но в упор не видела в сказанном что-либо вызывающего, только лишь констатацию своей точки зрения, и, - она позволила себе добавить в мыслях, - очевидных истин. Она не забывала, что поставила себе целью не только узнать правду, но и донести её до людей, а среди выдающихся и, кроме того, хорошо знакомых с ситуацией на ежедневных примерах  и по молодости лет ещё достаточно гибких во взглядах учеников Эшфорда надеялась найти хоть какое-то понимание и поддержку. Если уж с кого-то надо было начинать, то точно с этих людей, многим из которых она уже симпатизировала.

+1

43

Можно сказать, Алекс наслаждался ситуацией. Кажется, с организаций дискуссии у его учеников проблем никогда не будет, так рьяно они развернули дискуссию не совсем по теме урока, но тоже довольно интересную. Даже жалко было, что из-за конспирации он не мог им прочитать действительно интересную лекцию  про расово-национальные проблемы. И рассказать, как британцы воюют, с позиции их оппонентов. Чтож, если тут все-таки восторжествует Зеро, не исключено, что такой шанс будет. И Алекс сможет провести куда более интересный факультатив уже под настоящим именем. Интересно, какое тогда лицо будет у Абигайль... Да, это стоит того, чтобы один раз себе такое позволить.

А вот Верити его сразила наповал. Для Алекса ее деяния были подвигом на уровне древнегреческого оратора. Появилась даже идея следующий факультатив дать провести ей самой. Или взять в ассистентки, даром что она не химик явно. И ее ответ его порадовал весьма. Алекс решил развить тему:

- Неплохо. Я бы даже сказал, хорошая идея. Но. Задайте себе вопрос, почему все-таки СМИ могут приносить вред? Вполне вероятно, освещаемые ими события играют куда меньшую роль чем те, кто их освещает. Ведь те, кто работает в СМИ, часто подвержены влиянию таких факторов, как политика или борьба за популярность их передач. И в этом им может изменить чувство меры. Если вспомнить, то фактически Зеро использовал СМИ как свое оружие, пусть они и не подчинялись ему. Необычность привлекает, особенно если это пахнет "сенсацией" - да, там любят это слово. И вот в итоге СМИ показывают именно то, что кто-то хотел им показать. Да, вроде бы это правда и правдивое освещение ситуации, так? Но... В какой-то момент незамеченными проходят небольшие, но важные события. Или наоборот, где-то делают из мухи слона. Это тоже правда, но либо не вся, либо не ко времени. И происходят ошибки из-за того, что те, кто выбирает события для эфира, тоже люди...

Алекс сделал паузу, чтобы ученики поняли, что он имеет в виду.

- И вот тут мы приходим к выводу, что ограничения извне - только часть проблемы. Другая - сами СМИ, которые, вне зависимости от ограничений, не идеальны. Поэтому почему бы нам не подумать, какими именно они должны быть, чтобы у кого-то не возникла мысль их ограничивать?

+2

44

Как-то незаметно для него самого, его спор с полненькой высокомерной особой перерос в спор, между полненькой особой и талантливой красавицей. Когда их обмен любезностями перерос в спор – Герман упустил и теперь уже не мог никак вклиниться в дискуссию и предпочел тактично молчать, растеряно переводя взгляд с одной представительницы слабого пола на другую.
Ему стало настолько от этого не по себе, что он даже пропустил мимо ушей немного ехидный комментарий. Спор явно набирал обороты, хоть со стороны и казался вымученно вежливым – если бы не рамки приличия и желание выглядеть достойно перед глазами всего класса и в глазах противника, они, наверное, вцепились бы друг другу в волосы. Впрочем, на этот шаг могла бы еще пойти дурнушка, так как ее раздражение Герман улавливал намного лучше, чем Верити. Возможно потому, что Аби сейчас была одна против многих, с кем она не сходилась во мнениях.
«Может мне нечего делать в журналистах» - растерялся парень. Он любил писать статьи на различные темы, хотел бы как-то освещать происходящие события, однако никогда не страдал словоблудием, да и выбить из него длинную ораторскую речь было невозможно. Поэтому, не имея сил и возможности вмешаться, он зыркнул глазами в ноутбук, предпринимая еще одну попытку рассмотреть картинку на экране.
Через несколько минут девушки, наконец, перестали препираться и переключились к непосредственной теме урока.
- Задайте себе вопрос, почему все-таки СМИ могут приносить вред?
- Не стоит забывать, что народ – это в первую очередь толпа. Неосторожное слово, а уж тем более показ с места событий, может привести к необратимым последствиям. Толпой легко управлять, стоит только найти точку соприкосновения и отдать команду, чем и пользуются СМИ, а точнее те, кто этими СМИ управляют. Я считаю, что население должно быть в курсе всех событий, но подход должен быть индивидуален.
Конечно, мысль была бредовая – СМИ, они на то и средства массовой информации, чтобы нести информацию в массы. Индивидуальный подход в данном случае был просто нереализуем. Однако следующий вопрос учителя поставил Германа в тупик, возможно причиной тому был недавний спор, который не хотел выходить у него из головы.

+1

45

Извинения шипастого цветочка погасили Абину злость. Даже если девчонка признала свою некорректность только для того, чтобы выглядеть милашкой в глазах окружающих («что несложно на фоне такой злобной драконихи как ты,  Абигайль»),  Абино раздраженное самолюбие было успокоено. Более того, что-то в тоне землячки заставило Абигайль поверить в искренность извинений. Самой Аби нередко случалось под влиянием эмоций ляпнуть что-нибудь не подумав, а потом сожалеть об этом; может Верити просто такая же несдержанная, и незачем считать ее коварным манипулятором?
В начале увлеченного монолога землячки Абигайль недоумевала — Верити заядлая спорщица, которая препирается ради азарта, или ее взаправду волнует тема национального превосходства? Глядя на симпатичную девчонку с красивыми локонами трудно было поверить в серьезность ее оппозиционных взглядов. «Зачем ей это?» У нее есть все - она британка, судя по всему из небедной семьи, наверняка пользуется успехом у парней, обладает легким характером, может жить в свое удовольствие, не забивая свою хорошенькую головку скучными политическими вопросами...
Слушая Верити, Аби прикусила губу, чтобы не перебивать. Очень хотелось возразить: «Мы не всегда были сверхдержавой, что же мешало 11й Зоне стать такой же и дать нам достойный отпор?... Разве ты не видишь, что эти ученые возникли не сами по себе — наш уклад создал их, поддержал, вложил в них деньги?... Зачем же Британии интегрировать в себя «номеров» с их упадническими ценностями? Британии нужны гибкие сильные умные люди, а не закосневшие и цепляющиеся за пережитки прошлого неудачники»...
Однако Верити говорила так уверенно, словно не в первый раз защищала свою точку зрения, словно ее аргументы были подкреплены фактами, о которых она знала, а Аби — нет. 
- ...И случись завтра у Империи неудачи и тяжёлые времена, это ничуть не отразилось бы на этой гордости...
Аби зависла. Мысль о том, что могущественная Британия может быть повержена, даже не приходила ей в голову. Такой возможности просто не существовало в ее картине мира. «Временные неудачи? Возможно... Но поражение? Нет, невозможно. Зачем прогнозировать, что было бы в ситуации, которой просто не может быть!» И все же  неожиданный, дикий, нелепый аргумент Верити заставил Аби растеряться. Так же как отсылки к погибшей принцессе и ее прожектам, которыми Абигайль никогда не интересовалась. А вот у Верити, похоже, неплохой кругозор. Аби поймала себя на том, что думает как любопытно было бы поболтать с девчонкой об императорском доме. «И о принце, да»...

Аби заметила, что рыжий сунул любопытный нос в Веритин ноутбук и мучительно позавидовала ему. «Судя по ее выступлению, она скорее читает новости, чем обзор с Недели высокой моды. Я бы сейчас все отдала, чтобы поменяться с ним местами... Рыжий, поругайся с ней и пересядь, а?» - мысленно взмолилась она, но молитвы, разумеется, не были услышаны.

В ответ на вопрос Кросса землячка спела арию, вполне уложившуюся в систему взглядов, показанных ею ранее:
- ...версия событий... должна быть максимально приближена к реальности... видеть своими глазами... делать свои собственные выводы...

Зато будущий фотограф и журналист приятно удивил Аби, сказанув:
- Народ – это в первую очередь толпа... толпой легко управлять...
«О да, да! Скажи еще что-нибудь такое же демократичное, чтобы наш цветочек размазал тебя по стене». Ирония была в том, что сама Абигайль считала так же. И бред про «индивидуальный подход» выглядел неуклюжей попыткой сгладить прозвучавшее в этих фразах чувство превосходства. «Интересно, а себя ты относишь к толпе? Или ты из тех, кто считает, что все люди равны, но некоторые равнее?»

Аби обернулась к Верити и торопливо, чтобы Кросс не рассердился, шепнула ей:
- Потом продолжим, ладно?

И тут же повернулась к преподавателю.
- Можно мне, сэр? - вряд ли ее мнение понравится Кроссу, но ей, похоже, по-любому не быть в числе его любимчиков. - Тогда, может, государственная цензура — решение проблем? Я согласна с Германом, что толпой можно управлять, и считаю, что это должно делать государство. Жесткий контроль за СМИ позволит формировать сознание людей в нужном Империи направлении и не допустит влияния тех, кто слепо гонится за сенсациями или стремится управлять сознанием народа. Мне кажется наивной надежда на то, что полнота информации позволит людям адекватно реагировать на жизненные ситуации. Люди будут реагировать так, как их научат — родители, окружение, книги, СМИ. Таково свойство человеческой психики - перенимать модели поведения... И если не контролировать  преподносимую информацию, толпа будет адекватна не интересам государства, а интересам  любого ушлого манипулятора.

+1

46

Заместитель директора Фредерика Лингорфус

Стрелка старомодных настенных часов стремительно приближалась к восьми. Практически весь персонал Академии Эшфорд уже успел разойтись по домам, а в коридорах было просто невыносимо тихо. Украдкой и очень сдержанно, как это и полагается такого суровому и серьезному человеку как миссис Лингорфус, она вышла из кабинета, притворяя за собой дверь и собираясь сделать вечерний обход. В ее прямые обязанности это не входило, но заняться было все равно нечем, а в случае каких-то непредвиденных обстоятельств ей придется отвечать.
Занятия в кружках, в связи с экзаменационной порой и приближающимися каникулами, были сведены к минимуму, поэтому закрепленные кабинеты были пусты. Лишь из-за усложнившейся политической обстановки в секторе 11, среди старших классов проводились факультативы, но и они уже успели закончиться. Задерживался только класс «А», судя по стройному гулу – обсуждения там шли на ура и заканчиваться пока не собирались. Жаль, что придется их поторапливать.
Прежде чем войти в кабинет, женщина поправила волосы и прислушалась к шуму за дверью, боясь вмешаться в неподходящий момент. Но ровным счетом не смогла ничего разобрать.
- Прошу прощения, профессор Кросс, - женщина коротко постучала и вошла в кабинет, окидывая присутствующих оценивающим взглядом. Все было в порядке, отсутствовала лишь новенькая ученица. Впрочем, вторая девушка, мисс Смит, вполне влилась в коллектив.
- Вынуждена сообщить Вам, что время позднее и пора заканчивать занятия, - она подошла поближе к учительскому столу, шепнув Кроссу о том, что отчет по проведенному занятию он может предоставить завтра или в течение недели. После чего обратила свое внимание на Абигайл.
- Надеюсь, Вам понравилось занятие. К сожалению, Вы прибыли немного не вовремя – все-таки конец учебного года. Занятием это сложно назвать, но так Вы сможете лучше познакомиться с одноклассниками. Если возникнут какие-то проблемы, смело обращайтесь ко мне. Не задерживайтесь в классах и не забывайте о подготовке к экзаменам. Всем доброй ночи!
Последние две фразы уже относились ко всему классу, когда женщина направилась к выходу, чтобы продолжить обход.

0

47

- Я согласна с Германом, что толпой можно управлять, и считаю, что это должно делать государство.
- Да чушь какая-то, - возмутился Герман, понимая, что его слова поняли исключительно с удобной для девушки точки зрения, абсолютно не пытаясь понять его умной, но плохо высказанной мысли, - воспитывать в людях стадный инстинкт – одни крикнул «бежим» и все побежали. Разве это правильно, делать из своих подданных безвольную людскую массу, способную принять любое направление, стоит только подтолкнуть? Или тебе самой нравится быть маленьким винтиком в системе, бесполезным и никому не нужным, способным лишь не притормаживать остальных? А стоит тебе чуть сбавить темп, тебя просто затопчут или уберут, чтобы не мешалась.
Парень перевел дух, хотя особого волнения он и не высказывал. Пышка, со своим прямолинейным и топорным мышлением раздражала его все сильнее и сильнее – вот уж кто точно среди британцев всего лишь безликий элемент с навязанным системой мнением. Ей сказали «думай так», она так и думает. Интересно, она сама это осознает или искренне считает себя ценной индивидуальностью?
- В принципе я немного не закончил свою прошлую мысль. СМИ – это способ передать информацию, сделать его индивидуальным практически не предоставляется возможным. Но если подумать, влияние на людей оказывает, не столько информация, сколько способ ее подачи, используемые эмоции и мнение окружающих людей. Информация должна оставаться информацией, так или иначе, всему чему учат журналистов – уметь оформить информацию так, что бы вызвать у людей нужные эмоции. СМИ должно быть независимым и беспристрастным, только в таком случае каждый человек будет иметь собственную точку зрения на происходящее.
Закончить очередную, якобы умную, но как всегда недоработанную мысль ему снова помешали. На этот раз в кабинет вошла заместитель директора, оповещая класс об окончании факультатива. Пожалуй, парень даже порадовался, что эта дискуссия, способная перерасти в небольшой такой скандал или, что еще хуже, в базарную ругань.
Стоило замдиру оповестить об окончании занятия, как у Германа тут же зазвонил телефон. Наспех он запихнул тетрадку в портфель, несильно ткнул Абигайль в спину со словами «еще увидимся», кивнул Верити и выскочил из кабинета.
- Да? – кто мог позвонить еще в такое время, если не родители? – Да, мы уже закончили. Нет, еще не в курсе. Давай, я позже перезвоню.
Захлопнув телефон, он наскоро засунул его в карман брюк и поспешил в общежитие. Ему еще предстояло кое-что сделать. Разговор с толстушкой может подождать.

0

48

Ну да, для некоторых все так просто... Алекс был военным, и знал о прессе чуть больше чем те, кто не воевал. Ведь когда идет настоящая война, информация приобретает порой и иной смысл. Они, "Красноплечие", пусть и искренне, но работали на публику - их успехи вдохновляли своих, а их жестокость подавляла противника, именно потому, что о них писали и рассказывали, а спецслужбы нередко направляли слухи и прочее в нужное русло. И наоборот, порой население ограждали от информации. И там, и здесь бывали перегибы.

- Цензура не такая уж плохая идея, но у нее есть и оборотная сторона. А именно - доверие. Если ограничения переходят определенную черту, то народ просто перестанет доверять официальным СМИ и обратится к слухам и всему подобному, которые еще меньше поддаются контролю, чем свободные СМИ. Так что проблема, как видите, как раз в этом - любые крайние меры имеют слабые места. А напоследок я скажу о том, что вы, возможно, не осознали. В случаях с терроризмом и военными действиями вся ответственность лежит отнюдь не на СМИ. Именно военные эксперты следят за тем, чтобы информация не просочилась и не причинила вреда. Как следствие, виноваты в первую очередь не журналисты, раскопавшие очередную "сенсацию", а те, кто позволил им раскопать ее. И для тех, кто это понимает, подобные вещи подрывают авторитет правительства не меньше, чем жесткая цензура. Подумайте и об этом на досуге... - Последнюю фразу он добавил, увидев Фредерику Лингорфус, и догадавшись, зачем она могла прийти. Ведь и правда, увлеклись. Ничего не поделаешь, он ведь учит весьма интересных людей, и волей-неволей такое не совсем формальное общение затягивается - всем есть, что сказать.

- Да, разумеется, госпожа заместитель директора. Уж простите, с такими учениками время летит незаметно. - Улыбнулся он. И затем обернулся к классу:

- Что ж, нам пора попрощаться на сегодня. Я рад, что у вас нашлось, что сказать по теме сегодняшнего факультатива и надеюсь, он будет не последним. - Профессор стал потихоньку собираться. Все-таки у него были и другие дела, надо было заняться ими.

0

49

- …Или тебе самой нравится быть маленьким винтиком в системе, бесполезным и никому не нужным…
Слова рыжего задели Аби, хотя и попали не туда, куда метил обидчик. Перспектива быть винтиком не огорчала ее, а вот причина такой однозначной судьбы – бесталанность – была больным местом. И наличие в классе известной певицы-ровесницы проехалось по этому больному месту многотонным найтмером. К сожалению, никакая свобода СМИ и свобода мысли не наделят талантом, и лучшее, что может сделать бездарность для общества – быть эффективной частью механизма.
– Ну почему у тебя «направленная в правильное идеологическое русло» сразу равна «безвольной»… Герман, ты видишь только черное и белое, оттенков не различаешь? – на языке вертелась колкость: «тогда твоим фоткам одна дорога - в дешевую газетенку с низким качеством полиграфии». - В какой это системе не нужны винтики? Если в системе будут одни яркие индивидуумы, она развалится, потому что ее нечем будет скреплять. Ты удивишься, но я не против быть полезным винтиком в механизме Империи.
«…А стоит тебе чуть сбавить темп, тебя просто затопчут». В обществе, основанном на принципах социального дарвинизма, нет места слабым. Задним числом Аби вспомнит разговор и согласится с Германом, что этот аспект имперской идеологии мерзок, но сейчас, в раздраконенном состоянии духа ей не до сочувствия тем, кому не повезло. И рыжий слишком противный, чтобы можно было хоть в чем-то признать его правоту и тем самым капитулировать перед ним на глазах всего класса.
– А топтать меня не с чего, - подытожила она.
Дальнейшие объяснения парня показались ей мутными, похожими на поспешную попытку подпеть Верити и оправдаться за предыдущий некорректный пассаж, и Аби уже изготовилась поглумиться над рыжим, но этим кровожадным планам помешала Лингофурсиха.
Ее появление чудесным образом завершило семинар. Словно добрая фея взмахнула волшебной палочкой и сказала: «Пшли вон отсюда, через пять минут эта аудитория превратится в тыкву», - и тут же Кросс свернул дискуссию, хотя за миг до появления волшебницы выглядел увлеченным.
Стоило преподавателю попрощаться, как Герман испарился. Аби только и успела, что крикнуть рыжему в спину:
- Эй, маэстро пера и объектива, а как же наш разговор про толстых и тонких? – и мысленно запульнула  в него катышком жеваного тетрадного листа. «Когда-нибудь я сделаю это по-настоящему», - пообещала она себе, чтобы восстановить душевное равновесие после фамильярного тычка. Сделать это было необходимо, потому что пожилая змея уставилась на нее, а Абигайль была достаточно большой девочкой, чтобы понимать – если ты успешно настроила против себя половину класса и классного руководителя в придачу, надо быть милой хотя бы с заместителем директора.  Аби встала.
- Надеюсь, Вам понравилось занятие… Вы сможете лучше познакомиться с одноклассниками. Если возникнут какие-то проблемы, смело обращайтесь ко мне, - фея была полна добрых намерений.
«О да, славненькое знакомство получилось, ничего не скажешь!»
- Спасибо, госпожа Лингорфус, - вежливо ответила Аби, стараясь придать голосу теплоты и искренности. – Вы так поддержали меня сегодня... Факультатив оказался занятным, и я уже познакомилась кое с кем, так что, думаю, в Эшфорде у меня все будет в порядке. Но я очень признательна вам за внимание и за возможность обращаться.
Величественная дама, на царственной осанке которой не сказались ни жара, ни бесконечные коридоры Академии, уплыла.

А Аби осталась лицом к лицу с проблемой: у кого из несостоявшихся друзей можно попросить модем, не роняя собственного достоинства? Она огляделась: в классе почти никого не осталось, Кросс неторопливо собирал свои бумаги... У мисс Смит не было модема, чтобы почитать в Сети новости про захват принца. Зато у нее был живой свидетель, и она знала, что никогда не простит себе малодушия, если сейчас уступит своей застенчивости и не выпытает у него все подробности. Она с минуту потопталась у своей парты, разглядывая Кросса и собираясь с духом. Преподаватель химии казался открытым и дружелюбным. Возможно, такое впечатление создавалось благодаря растрепанным волосам или расстегнутому воротничку рубашки, а может, дело было в демократичной манере вести урок - тактичность, с которой Кросс отнесся к своим ученикам и их мнениям, даже самым примитивным или нелепым, покорила Абигайль.
Она подошла и встала напротив его стола, сцепив пальцы в замок на уровне талии.
- Профессор Кросс, сэр, вы не могли бы уделить мне немного времени? – начав говорить, Аби ужасно покраснела, но махнула на это рукой и решительно продолжила. – Вы сказали, что вас задержали беспорядки в городе. Простите за настойчивость, но неужели вы видели похищение Премьер-министра своими глазами? А можно попросить вас рассказать, как все было?
Ну вот, теперь обаятельный химик наверняка будет считать ее стервятницей, охочей до трагических сенсаций, но Аби не смогла подобрать других слов, чтобы ее личная заинтересованность в этой теме не была так очевидна.

Отредактировано Abigail T. Smith (2010-07-28 20:10:01)

0

50

Алекс уже перестроился со школьных дел на проблемы сегодняшнего дня - будучи профессионалом, он делал это быстро. Тем не менее, сильно отвлечься ему не дали. Как ни странно, это была Абигайль, причем она сильно смущалась. И вряд ли из-за него, Алекс обычно чувства неловкости у учеников не вызывал, так как не имел привычки отдаляться от них. Преимущество молодости было в том, что сейчас его все-таки можно было воспринимать как "своего", несмотря на официальные обращения и все такое прочее. Несмотря на то, что позиция Абигайль была для него однозначно враждебной, сама девушка была Кроссу интересна, как новая личность в его классе. Ее вопрос, если подумать, был ожидаем, судя по всему, девушку всерьез интересовало произошедшее со Шнайзелем. Кто знает, почему именно. Все-таки не каждый день принцев похищают, а Шнайзель был личностью яркой и вполне был способен вызвать интерес и восхищение у британцев, особо если речь о романтически настроенных юных девушках. Алекс внимательно посмотрел на девушку, но без осуждения или чего-то такого. Порой, рассказывая что-то людям, узнаешь куда больше, чем рассказал. Правда, придется уклониться от подробностей и избежать любых намеков на Карен.

- Чтож, попробую. Я видел это с расстояния и все произошло очень быстро. - Пояснил он. - Я не военный и не разбираюсь в таких делах, но могу сказать что либо это был гениальный план, либо похищение произошло спонтанно. Честно говоря, я не ожидал, что принц может оказаться на улице практически без охраны, потому поначалу не думал, что это он. А потом все и началось. Кажется, принц спросил дорогу у девушки, оказавшейся террористкой. И началось. Она взяла его в заложники и в итоге сумела скрыться вместе с ним, так как все внимание сил военных было нацелено на площадь, и отреагировать они просто не успели. Кто был ближе, говорили, что принца ранили при попытке освободить, но, кажется, не серьезно.

А вот теперь стоило ждать реакции. В общем-то, в рассказе хватало интересных моментов и надо было увидеть, что заинтересует девушку больше.

0

51

Абигайль приготовилась к холодной отповеди или даже к насмешке, но когда Кросс поднял голову, в его лице читалось только внимание. На мгновение Аби почувствовала себя неловко. «У человека рабочий день закончился , может, он на свидание собирается или потусоваться, а тут ты его задерживаешь». Однако вся эта рефлексия мигом вылетела у нее из головы, когда химик сознался, что действительно видел принца.
- …принца ранили при попытке освободить, но, кажется, не серьезно.
«Он ранен». Вся краска отлила с Абиных щек, но сама она этого не заметила. Почувствовала только, как сердце словно оборвалось и ухнуло куда-то вниз.
- А точно не серьезно? – чужим голосом переспросила она, забыв все положенные вежливые приставки «сэр» и «профессор».
«Ранен, но несерьезно» - попыталась она осознать. У него не было охраны, и кто-то вот так запросто ранил его, едва не лишив жизни, как совсем недавно принца Кловиса. Сейчас Шнайзель эль Британия мог бы лежать там же, где лежал Кловис, в огромном холодном зале губернаторской резиденции, и его теплая улыбка погасла бы навсегда. А Император снова призвал бы британцев сплотить ряды. Только никакие пламенные речи не смогли бы вернуть в этот мир сияние глаз Второго принца, звуки его чарующего голоса…  В носу защипало, но воспитанная мисс Смит взяла себя в руки и не дала навернувшимся слезам пролиться. «Не сейчас, дурища». Тягостное предчувствие терзало ее с первых слов рыжей Шарли, и у нее было время подготовиться и принять тяжелую новость, и теперь она довольно быстро справилась с собой. В принципе все могло быть хуже. «Да, могло быть намного хуже».

Было кое-что в словах Кросса, что не укладывалось в голове, поэтому Абигайль уточнила:
- Девушка… Принца захватил не Зеро, а "одиннадцатая"? – Аби примерила событие на себя: вот она, Абигайль Тереза Смит восемнадцати лет, захватывает в заложники министра, ну, скажем, Евроюниверса. Случайно встречает его на улице, такого толстенького, в благородных сединах и дорогом костюме, подбегает к нему и тычет в него пистолетом… Абсурд. - Как она это сделала? Она угрожала убивать британцев, если он ей не подчинится, да? А потом его ранила? Как это получилось?
Только засыпав химика жадными вопросами, она наконец вспомнила о нормах этикета и спросила уже более чинно:
-  Профессор, а вы верите, что это могло быть случайностью? Как Премьер-министр мог оказаться на улице неспокойного Сектора без своей охраны… Это же наверняка заговор, да, сэр?

0

52

Конечно, рассказ девушку заинтересовал, но Алекс не ожидал такой реакции на слова о ранении. Конечно, патриота никогда не радует, когда такое случается с лидером нации, но это было немного слишком, тем более что реакция была непроизвольной, девушка сама не заметила, как изменилась. Вот значит, как обстояло дело. Ему даже стало жалко девушку, хотя он не испытывал симпатии ни к ее взглядам, ни тем более к принцу, которого при удобном случае и сам убил бы или взял в плен, по ситуации. А вот Абигайль было жалко. Поклонницы есть много у кого, но у нее это было всерьез, похоже... А Шнайзелю явно до лампочки те. кто так за него переживает.

- По крайней мере ничего такого, что угрожает жизни. - Не вдаваясь в подробности, успокоил ее Алекс, полагаясь на собственный опыт по части огнестрельных ранений. И  перешел к объяснению насчет девушки.

- Кто знает. Зеро лидер сопротивления, но не будет же он сам все делать - это невозможно. Так что она вполне могла быть из его банды. Кажется. принц слишком близко подошел к ней, а у нее оказалась хорошая подготовка - она приставила к нему пистолет раньше, чем кто-то успел отреагировать. И ранила принца не она, это, по словам очевидцев, была шальная пуля со стороны тех, кто пытался его спасти. - Объяснил он, не уточняя, кто там еще был. Слова о заговоре были интересной версией, но было в них и слабое место:

- Мисс Смит, если бомбу без химика не сделать, это еще не значит, что я эксперт по заговорам. - улыбнулся он. чтобы немного ее подбодрить, - Но это маловероятно. Ведь за охрану принца отвечают британские службы и предполагать заговор - означает подозревать самих британцев. А они явно не имеют причин служить Зеро или помогать местным жителям.

+1

53

- …она приставила к нему пистолет…
«Вот стерва!» - чуть не брякнула Абигайль. Она уже ненавидела эту неизвестную ей "одиннадцатую", вооруженную пистолетом, удачей и умением действовать. И при этом где-то в закоулках Абиной души шевельнулась зависть к решительному характеру девушки-нумерованной, которая, быть может, была всего лишь немножко старше ее самой. «Такие, как она, на балах не подпирают стены, вместо того, чтобы пригласить симпатичного парня на белый танец. Ведь это был наш бал, устроенный в нашу честь, можно было совершить безрассудство, а я упустила свой первый и последний шанс подойти к нему»
- Мисс Смит, если бомбу без химика не сделать, это еще не значит, что я эксперт по заговорам.
Аби невольно усмехнулась шутке.
Вообще-то, в устах ее пендрагонских преподавателей такая фраза означала бы возмущенное - «на что это вы намекаете, мисс Смит? Как вы могли подумать, что я, верный сын своей Родины, могу знать что-то о заговорах? Ты назвала меня изменником, противная девчонка!». Однако улыбка эшфордского химика, его возраст и полное отсутствие пафоса исключали, по ощущениям Абигайль, подобный подтекст.
- Но это маловероятно. Ведь за охрану принца отвечают британские службы, и предполагать заговор - означает подозревать самих британцев…
«Разве в британской армии служат только истинные британцы? - едва не возразила Аби. – А как же все эти "пожалованные" – вчерашние нумерованные, у каждого из которых может быть камень за пазухой?» Слова Алекса о шальной пуле якобы горе-спасителя утвердили Абигайль в ее подозрениях, и она удивилась, как же сам преподаватель может быть таким слепым? Она внимательно посмотрела на Кросса, пытаясь за обаятельной улыбкой разглядеть причину внезапной наивности. На мгновение за его плечами возникла тень ее столичных учителей, демонстративно-патриотичных и одновременно параноидально-осторожных в своих высказываниях, и тут же рассеялась. Вряд ли тот, кто поощряет в учениках такую свободу околополитических взглядов, испугается разговора о возможных кознях вокруг Премьер-министра. Скорее всего, Алекс Кросс просто считает мисс Абигайль Смит приставучей набитой дурой, беседовать ему с ней скучно и вообще хочется побыстрей удрать из душного чопорного Эшфорда и заняться своими делами. «Отмазался».
- Конечно, вы правы, сэр, - кисло подтвердила Аби, глядя на химика с некоторым разочарованием. Настаивать на развитии темы, от которой тот деликатно уклонился, было невозможно. – Откуда же в британских службах взяться предателям… Большое спасибо за рассказ. Как хорошо, что вы не пострадали в этой заварухе. Извините, что задержала. А вы не подскажете, как пройти в библиотеку?
Ничего не остается, кроме как пошариться в Сети через библиотечный терминал.
Нелестный образ навязчивой идиотки, наверняка сложившийся у Кросса, позволял Аби надеяться на то, что классный руководитель не понял истинных причин ее недавней эмоциональной несдержанности. Это обстоятельство можно было считать своеобразным лимонадом из лимонов. В остальном же приходилось признать, что первый день в Эшфорде оказался не слишком удачным для мисс Смит.

+1


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка I. Время перемен » 9 июля 2018 г. Факультатив в Академии


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC