Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка II. Шаг в сторону проклятого » 19 октября 2018 г. Круглый стол


19 октября 2018 г. Круглый стол

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 19 октября 2018 года.
2. Временной промежуток: 18:00 - 20:00.
3. Название, охватывающее суть эпизода: Круглый стол.
4. Участники: Алекс Кросс, Асикага Руми, Максим Карпов; Катерина Фельдман, Александра Крылова.
5. Мастер эпизода: Малкольм Террел.
6. Место действия: где-то в 23 секторе, личный поезд генерала Карпова.
7. Ситуация: Успешная операция против Яхонтова только добавила больше вопросов. Шоком для военных врачей стали полная невосприимчивость генерала к боли и его ускоренная регенерация. Вдобавок к этому Карпову еще предстоит решить судьбу Крестовского и определить будущее всей России.
8. Очередность: Максим Карпов, ГМ. Далее очередность будет определяться ГМ-ом.

0

2

Одет: чёрный плащ и китель офицеров ОАР, брюки под цвет кителя, военные ботинки, запястья перебинтованы;
С собой: механические часы, армейский нож, именной ГШ-18, коммуникатор;

Гигантские створки сомкнулись, скрывая Жнеца, и поезд тронулся с места, быстро набирая скорость. Максим смотрел на нависший металл захлопнувшихся створок, сейчас эта капсула для перевозки его машины напоминала ему гроб… огромный гроб на колёсах, специально для него, сложенные на «груди» руки Жнеца, лишь усиливали эту мрачную ассоциацию. И всё же, Карпов не спешил покинуть машину и окунуться в неприличную роскошь и удобства генеральского поезда. Может поэтому и не хотел, что видеть не мог всю эту напыщенную непотребность, так сильно контрастирующей с полем боем залитым кровью, измазанным сажей и провонявшемся дымом, порохом и стойким запахом смерти. Почему то из всей это грязи было противно до отвращения входить в залитый светом, чистый и роскошный солон. «И когда я стал таким брезгливым чистоплюем?» Грустная ухмылка исказила лицо пилота, а внутри было… пусто.
Катерина ничего не ответила на вопрос, предназначавшийся больше самому Максиму, нежели ей, как единственной собеседнице. После боя она вообще не проронила ни единого слова, будто стыдясь самой себя, за всё то, что произошло. Азарт прошел, оставив после себя лишь ничего в них обоих. Бой словно вытянул все силы, все эмоции, оставив лишь тихую непонятную горечь.
«Знаешь.. я всегда убивал легко: солдат, офицеров, политиков, террористов, порой обыкновенных бандитов, простых людей оказавшихся не в том месте не в то время, женщин, стариков… кто только не гиб от моей руки, и ещё больше тех, кто погиб от моих поступков, дававших импульс грандиозным событиям.. кровавым драмам… я никогда не сожалел об этом и не раскаивался в содеянном. И сейчас.. тоже… так почему так хреново?»
- Это.. всё я… - Катя говорила тихо, с трудом подбирая каждое слово. – Тебя, охватило моя ненависть, ты всегда убивал из-за необходимости, ради чего-то… а сейчас.. ты просто убивал…
Максим вспомнил смех.. её смех, который вскоре смешался с его. Враг не пытался бежать, не молил о пощаде, он бился до последнего, но всё это были лишь отговорки. Они торжествовали над беспомощным противником, глумились над слабым упиваясь собственной мощью. Они убивали просто потому что могли убивать. «Я отнёсся к Жнецу слишком легкомысленно, забыв, что он больше чем просто оружие. Повязнув в делах Организации, я совсем забыл о нём и… тебе, оставил одну… и вот чем всё закончилось – нам обоим сорвало крышу при малейшем испытании. Больше я этого не допущу.»
Рука Катерины вцепилась в рукав Максима. Она была умной девушкой, она могла быть жестокой, циничной и хитрой настолько, что сам Максим чувствовал себя дураком и простаком рядом с ней порой, она умудрялась жить той ролью, что отвёл ей создатель Жнеца, именно жить. Но даже ей был кто-то нужен, её вопрос не был задан, он был понятен без слов. «Обещаю.»
- Облачённому властью верить… - девушка слабо улыбнулась, – буду ждать.   
Карпов кивнул, и Жнец отторгнул его, вернув в обычный мир. Кабина пилота раскрылась, и Карпов едва не вывалился из неё, пытаясь выбраться. Всё тело охватила слабость, из стигматов на запястьях медленно текла кровь, окрашивая руки в красный цвет, Максим поднёс их к лицу «да, так оно и есть, по локоть в крови, чудно: своей, чужой, понадобиться, то и самих богов». Подъёмник тихо поднялся на уровень кабины и пара безликих врачей подхватили генерала под руки, собираясь ему помочь выбраться, но тот раздраженным жестом отстранил их и переступил на платформу, потребовав бинты.
В штабной вагон Максим уже вошел с перевязанными запястьями но, даже не позаботившись о смене запачканной одежды, тёмные пятна крови разводами въелись в рукава чёрного кителя. Александра едва заметив генерала, тут же вскочила на ноги с просторного дивана, чуть не выронив изучаемые ей бумаги.
- Ты всё-таки приехала. – Максим подошел к столу и осушил в один залп кружку с недавно заваренным чаем. Напиток приятным теплом разошёлся по измученному телу, возвращая его к жизни. «Такие мелочи, а порой способны человека вновь заставить почувствовать вкус жизнь, поразительно.» - Спасибо.
- Мелочи. – Саша внимательно смотрела на главнокомандующего, её руки слегка подрагивали, но она ничего больше не говорила, большие ярко-голубые глаза спокойно смотрели и ждали. «Почему у вас обеих, такие голубые глаза словно небеса? Не смотри… так».
- Не за это. – Максим поставил кружку обратно, отведя взгляд. – За то, что здесь.
- Идиот. – Крылова откинула бумаги на стол и взяла опустевшую кружку, пройдя к небольшому столику с различной посудой, фруктами, чайничками и прочим, вновь наполнив её и поднеся генералу.
Карпов глубоко вздохнул и принял кружку из рук своего адъютанта.
- Не отрицаю. – Хороший глоток и он почти жив, даже бледность отступила, как и лёгкое головокружение. – Гостей накормить, через двадцать минут я хочу видеть японскую наёмницу с её найдёнышем в третьем вагоне. Хотя нет… капитана Крестовского в первую очередь. Я хочу знать, какого чёрта там случилось, сначала от него, полную версию. Будем последовательны.
- Капитана… хорошо. - Саша помрачнела и села обратно на диванчик, на котором застал её генерал. – Я тоже бы хотела, твой Узбек мне звонил каждые пять минут, спрашивая, точно ли мы успеем им на подмогу, а справимся мы и так далее, на десятый раз едва не послала. И так до тех пор, пока от тебя сообщение не пришло, что ты расправился с атаковавшими и готовишь контратаку, не унимался. Потом вежливо попросил «Максима Викторевича», когда будет ему удобно, обязательно, перезвонить ему. Уверена, что он захочет узнать, мертвы ли те, кто виновен или ещё только на пол пути.
- Видимо, ему тоже отзвонили ребята с их базы, рассказав о том, что произошло. – Карпов прошелся по вагону и сел на диван. – Вот и замолчал. Мы выполнили своё обещание, доказали свою верность договору, и что не менее важно, показали свою силу и возможности. Однако инцидент не может остаться без последствий, и не только из-за «Чёрной Триады». Поэтому я хочу с капитаном в первую очередь поговорить и разобраться, а потом решать уже вопросы будущего.
- Хорошо, через двадцать минут его приведут. – Саша встала, немного подумала и добавила. – Отчёты занесу тогда позже. Ужин у тебя в каюте.

+2

3

Отношение к капитану Крестовскому после победы было весьма двойственным: с одной стороны немало поздравлений в связи с достигнутым, а с другой – недобрые взгляды со стороны уцелевших бойцов «Триады». И вот, наконец, все должно встать на свои места… Крестовского приглашают проследовать для встречи с командующим Карповым на его личном составе. А потом приглашают на переговоры. Вот только в приемной у Карпова капитан видит пару мрачных здоровяков, сопроводивших его недобрым взглядом. Впереди разговор с командующим… судьбоносный разговор.

следом Кросс, потом Карпов.

0

4

Одет: армейские ботинки, обычный армейский камуфляж, поверх него - черная шинель офицеров "Красноплечих".
С собой: меч, АПС, нож.

Крестовский не привык выходить из рабочего режима и потому начал обдумывать перспективы где-то после первого же подозрительного взгляда. Таковые он заметил еще до сражения, в лагере, однако тогда ему было действительно не до того. Сейчас он сопоставлял факты. Желали они этого или нет, но обстоятельства сложились весьма неожиданным образом - "Триада" успела за последнее время оказаться в союзниках ОАР, а вот с бойцами Крестовского скорее всего у них связаны самые нехорошие воспоминания. И теперь расклад не очень-то ясен... Следовательно, надо брать самый поганый вариант из возможных и отталкиваться от него. Карпов так или иначе наладил контакт с этими ребятами. И любому понятно, что не просто так - люди из "Триады" ничего не делают бесплатно, так или иначе. Это уже само по себе было плохо. Алекс никогда не любил  подобных людей.  Да, среди "Красноплечих" были те, для кого альтернативой был штрафбат, а то и трибунал с расстрелом. Но не уголовники, а именно проштрафившиеся бойцы, чьим талантам посчитали нужным найти применение. Да, он принял к себе "Россомах", но держал их в ежовых рукавицах, а наиболее "выдающихся" товарищей выгнал или ликвидировал - проще говоря, он командовал ими. А тут речь шла явно о союзе, в котором, разумеется, эти урки потребуют себе равного положения с бойцами ОАР. Даже он, далеко не идеальный в отношении чести и всего такого офицер, подсознательно противится такой идее. А что будет с теми, кто эти самую честь и принципы не растерял? Вот-вот. Сесть-то они за стол с урками сядут, да только плохо это кончится рано или поздно. Разве что у Карпова на этот счет есть план, на что хочется надеяться. Мысль как-то делиться  властью с мафией у Крестовского вызывала отторжение - подобные организации надо либо обезглавливать и подчинять, либо выжигать каленым железом. Но все это были общие соображения, пусть неприятные, но тут Крестовский ничего изменить не мог. Далее по списку следовала его собственная проблема. Судя по всему, они так или иначе вывели Яхонтова на "Триаду" и кончилось это плачевно - никакие, даже до зубов вооруженные мафиози не ровня бойцам генерала-мертвяка. Но Яхонтова повязали все закончилось благополучно... В теории. На практике, кто бы сомневался, уголовники будут винить тех, кто их подставил. А кто это? Правильно, Александр Крестовский и его отряд. Который и раньше предпринимал попытку испортить "Триаде" жизнь. Таким образом, при поиске виноватых он в списке первый. Потом - его офицеры. Бракова Карпов скорее всего прикроет - все-таки это его человек, и он его ценит. Можно ли то же самое сказать о Крестовском,  Новиковой, Дракулешти и Рудине? Сомнительно. Новикова хороша, но она не более чем пилот - выдвинул ее Крестовский и оказался прав, но тем не менее, с точки зрения командования ОАР она скорее всего просто хороший боец. Дракулешти более ценный специалист, но не тот человек, которого будут всеми силами вытаскивать. Рудин - и того хуже, бывший штрафник, затем "Россомаха". Как бы он ни был хорош на деле, опять же репутация не ахти. Крестовский аналогично в ОАР человек новый, известно о его работе на Евросоюз, да и в России "Красноплечих" все же ценили своеобразно - звали, когда нужно, но в то же время без сомнений пихали в самое пекло и вешали всех собак. И если с героями старой закалки типа Воронина, Каминского и Рысевой еще обращались уважительно, то таким как Крестовский, доставалось по полной. Вот и сейчас, если полетят головы, то нетрудно угадать, с кого начнут. Ему при необходимости припомнят и общение с Эллеонорой, и что-нибудь еще, - когда надо обосновать карательные меры, такие вещи быстро всплывают на поверхность. А когда речь идет о ситуации, в которой надо поддержать отношения с союзниками... Очень легко обосновать любые жертвы среди исполнителей. Карпов неплохой человек, но он лидер и когда нужно, будет думать именно как политик. Вот только... понимает ли он, что может выйти из этой истории? О самом Крестовском немногие пожалеют. Но многие запомнят, что русского офицера наказали из-за бандитов. И часть из них задумается - не они ли будут следующими, если что? Но это решать Карпову и ему же разбираться с последствиями.

Надо сказать, что на поздравления, что на враждебность Крестовский отвечал спокойствием. Пока что это все его догадки и до тех пор никто не должен видеть его эмоции. Когда-то очень давно - пусть по календарю и недавно - он еще не мог этого делать. Но после гибели Рыси, Липецкой резни и уничтожения батальона - научился скрывать то, что чувствовал. Также спокойно он прошел мимо тех, кто находился в приемной у Карпова, на всякий случай запомнив и их самих, и их расположение. Если это триадовцы и они попытаются что-то сделать - чтож, напоследок он хоть одного, да прихватит с собой. Смерть Алекса давно не пугала - в силу произошедших событий на том свете компания ожидалась куда приятнее, чем в окружающей реальности. Правда, было одно сожаление. Если он сейчас умрет, то так и не увидит свою дочь или сына, который родится у Эллеоноры. Не сможет сказать ей "спасибо" за это. И, что уж греха таить, больше не увидит ее саму.

Я безнадежен, верно? Иду по краю, а думаю вот об этом. - Про себя усмехнулся Крестовский, - Да, сейчас я переключусь  на дела насущные и буду серьезен, но все же. Элли... Нет. Я даже мысленно не буду просить у тебя прощения, пока все еще могу сражаться. Хрен им, так просто они меня не возьмут.

И, убрав подальше все сомнения и сожаления, Крестовский  вошел в кабинет.

- Командующий, капитан Крестовский по вашему приказанию прибыл.

Сам же присмотрелся. Девушку запомнил, но куда внимательнее отнесся к командующему, отметив бинты на запястьях. Да и вид у Карпова был... Немного не того. Бывает так, что точно по человеку не скажешь, что с ним не так, но видно, что не все в порядке. Крестовский вспомнил  машину, которую пилотировал Карпов в том бою. Он таких никогда не видел. стоит ли предположить, что управление ею так сильно выматывает? Хороший вопрос, но ответа на него не предвидится. Здесь вопросы будут задавать ему. И он был к этому готов.

+3

5

Покинув гостиничный вагон и Сашу, Максим, пройдя по узкому, освещённому тёплым приглушенным светом, отделанному панелями под красное дерево коридору, с мягким ковровым покрытием пола и арочным потолком, до самого конца, вошел в свою каюту, располагавшейся за тяжелой, уходящей в стену дверью. Свет автоматически включился, как только владелец каюты переступил порог, освещая его просторные, для поезда, владения, здесь действительно можно было разве что спать, как работать в такой «мягкой» и расслабляющей обстановке, генерал просто не представлял. Впрочем, это ему сейчас и нужно было – отдых, хотя бы немного. Полдня пилотирования, после чуть ли не четырёхмесячного перерыва, вымотают кого угодно, а полдня в Жнеце наедине с Катериной и подавно. Карпов чувствовал себя как выжитый лимон, и физически и эмоционально – сегодня он сократил себе жизнь на пару лет, может меньше, но в чудеса верить не получалось никак, не было больше на это сил, хотя сегодняшний день ими, чудесами, буквально изобиловал, сыпля одно за другим.
Тяжело шагая, Максим доплёлся до кровати и рухнул на неё, мягкое ложе обволокло мужчину, обнимая измученное тело и мягко щекоча ноздри слабым приятным ароматам каких то цветов. Карпов прикрыл глаза, отдаваясь усталости и полностью расслабившись. Буквально через минуту, перевернулся на бок, потом на спину, раскинув руки, и недовольно уставился в сводчатый потолок кремового цвета.
- На такой кровати, спать без женщины под боком - себя не уважать.
Адресованные потолку претензии остались без ответа. Да и когда спать-то? Меньше чем через полчаса предстояло решать, что делать с несчастным капитаном, которого волей случая или судьбы, кому как больше нравиться, затянуло в неприятности с головой, угрожая оттяпать эту самую голову. И это была лишь одна из проблем, стоявших на повестки дня из множества.
Карпов, рассудив, что ничегонеделание не является формой отдыха, если это только не здоровый сон, перебрался с кровати, созданной для двоих и не меньше, в ванную под душ. Поток холодной воды заструился по телу, смывая: пот, кровь, грязь и усталость; ледяной душ бодрил, прогонял замаячившую на самом краешке сознания мысль о сне, очищал голову и мысли, как и само тело. Через десять минут, Генерал хоть по-прежнему и не являл собой образец бодрого и жизнерадостного человека, но выглядел гораздо лучше, да и чувствовал тоже. Уловленный запах стынущей в одиночестве еды, стал отличным показателем этого, десять минут назад Максим даже не обратил внимания на свой ужин.
Генерал с деловитым видом, под тихонькое позвякивание посуды, методично истребил в кротчайшие сроки всё содержимое тарелок, чашек и блюдец, ознаменовав свою окончательную победу поеданием  парочки пирожных, так полюбившихся ему в последнее время. Всё-таки были свои преимущества в том, что бы возглавлять одну из крупнейших подпольных военизированных организаций в мире, пусть и большинство из них в сути своей были Карпову не по душе. Его адъютант, правда, была немного иного мнения, на этот счёт, и не брезговала пользоваться открывающимися преимуществами своего положения. 
Александра появилась вскоре после трапезы, принеся обещанные доклады, касающихся в основном «Альфа-террора» и недавних событий.
- Меня беспокоит, что у противника есть такие машины как Ка-58 и авиация способная оперативно доставить на поле боя базовую роту десанта. – Карпов листал рапорты и составленные отчёты по допросу бойцов Альфы и людей покойного Филина, к удивлению охотно пошедших на контакт после боя. -  Где-то не подоплёку у них должен быть аэродром. Пусть разведка носом роет землю, но найдёт мне их в кратчайшие сроки, я устал узнавать всё в последний момент, по факту или от вообще левых организаций.
- Я бы сначала поговорила с этим «Владимиром», возможно у него есть такая информация, это сэкономит нам время и даст возможность эффективно воспользоваться потерей их лидера. – Сидевшая на крае кровати Крылова, достала из кармана записную книгу с пристроенной к ней ручкой и принялась её листать, ища что-то.
- Генерала в расчёт не берёшь? У него-то уж точно нужная информация есть. А Владимир будет сотрудничать с нами или нет, это ещё вилами на воде писано, не факт что он сразу пойдёт на контакт.
- Сам понимаешь, с Яхонтовым придётся очень долго работать, к тому же мы понятия не имеем, что он такое. – Саша отвлеклась от поисков и, наклонившись вперёд к креслу, на котором устроился главнокомандующий, вытащила из стопки рапортов пару листов и положила сверху. – Медики разводят руками так же, как Данила, когда его спрашиваешь о Жнеце. Клинически он мёртв, по факту жив, причём оправляется от полученных ран с неестественной скоростью и эффективностью, вплоть до восстановления утерянной конечности.
Генерал взял положенный сверху отчёт и пробежался по нему глазами. Чего-то подобного, наверное, и следовало ожидать от воскресшей твари, но всё же это впечатляла: полностью регенерировать всю кисть – это было нечто, по человеческим меркам.
- Шрамы остаются?
- Аам.. рано ещё судить, ранения тяжелые и ещё не полностью зажили. Всё же и у него есть свои пределы. – Саша что-то пометила в своей книжечке и спрятала её обратно в карман. - Или же он старается много сил не тратить, умудряясь как-то контролировать этот процесс. Если его способность к регенерации не чудо, основанное на чём-то сверхъестественном, то вероятно такие фокусы ему дорого стоят, за всё нужно платить.
- Ясно. – Максим переложил рапорты на стол. – К поискам диспозиций остальных сил Яхонтова приступить, не дожидаясь исповеди Владимира. Так же меня интересует группировка британцев, возглавляемая неким Альбертом, собрать о них информацию, но в контакт не входить, следить за любыми передвижениями.
- Будет исполнено, генерал. – Крылова поднялась с кровати и кивнула на часы, пора было идти.
Максим вздохнул и встал следом, направившись к выходу из каюты. Тяжелая дверь под тихий шорох захлопнулась за их спинами, коридор спального вагона был по-прежнему пуст, не считая их двоих. Всех гостей распределили в другом вагоне под не зримым присмотром - элементарные правила безопасности.
- Что-нибудь от групп, отправившихся в эпицентр слышно? – Через плечо обратился к идущей сзади Саше Карпов, ступая по мягкому ковру.
- Несколько стычек с одиночными тварями и парой стайных групп мутантов, потерь нет, пока что это всё. Экспедиция продвигается осторожно, в особенности после предоставленной наёмницей информацией, они только добрались до основного комплекса. Скоро будет результат.
- Теперь это не так критично. Торопить их не надо, сейчас у нас каждый человек будет на счету, я и так позволил понести Альфе слишком большие потери.
Пройдя через тамбур, Карпов со своим адъютантом попал в следующий вагон, выдержанный в строгом стиле без излишеств, обстановка располагала именно к работе. Максим подошел к столу, поверхность которого представляла из себя карту всей России, сверху которой лежали подробные карты  регионов.
- Имперцы что-нибудь за это время предпринимали?
- Нет. Сидят тихо. Скорей всего до них даже ещё не дошла информация о выбросе. Дальше Нарьян-Мара и Мурманска они практически слепы. Больше ничего не происходило.
- Хорошо.

- Командующий, капитан Крестовский по вашему приказанию прибыл.
Главнокомандующий поднял взгляд на вошедшего офицера, застывшего перед ним, и увидел непроницаемого, спокойное лицо солдата, готового принять свою судьбу, какой бы она не была. Александр уже знал, почему он здесь.
- Капитан.- Максим говорил ровно и спокойно. – Сегодня одержана важная победа над одним из противников Организации, движение породившее раскол в народе потеряло своего лидера и лучших солдат, и вы в этом сыграли со своими подопечными не последнюю роль. – Генерал чуть подался вперёд и облокотился руками о стол. -  Но меня беспокоят некоторые обстоятельства, которые выставляют вас не в лучшем свете, капитан, и требуют от меня принятия  соответствующих мер. – Карпов опустил взгляд обратно на карту, на которой было выделено местоположение лагеря Альфа-террора, комбината «Ясный» с зараженным сектором, база Чёрной Триады и места сражения с силами Генерала Яхонтова. – Впервые мы обратили внимание на ваш сектор, когда пришла информация о выбросе неизвестного химического вещества на большую территорию, однако, согласно докладам ваших людей, началось всё несколько раньше: с японкой наёмницы Асикаги Руми, необычного снайпера, именующем себя Владимиром, и целой стаи животных подвергшихся радикальным мутациям и сожравших целый отряд бойцов. - Главнокомандующий вновь перевёл взгляд на Крестовского. – Я жду от вас развёрнутого доклада, капитан, обо всем, что произошло с 17 по 19 число включительно, всё до мелочей. От него будет зависеть моё окончательное решение, которое коснётся не только вас, но и целого ряда лиц.

+1

6

Ну да, всегда есть одно "Но". - Усмехнулся про себя Крестовский, - Впрочем, в открытую и не в допросной камере - это не так уж плохо. И речь в первую очередь обо мне, а не о моих людях.

- Так точно. - Крестовский в общем-то и сам был не против разложить для себя все по полочкам. И начал рассказ с того, что его в его отряд должна была прибыть японская наемница Асикага Руми. Когда она в течение часа не явилась на встречу, Крестовский принял решение выслать отряд для выяснения участи наемницы. Однако когда один из "Егерей" рассказал ему о находящимся в тех местах "проклятом месте", Крестовский принял решение возглавить отряд лично и заодно разобраться с местной страшилкой, которая
могла иметь под собой реальные основания и быть причиной задержки наемницы. На месте отряд обнаружил подстреленного монстра, признаки перестрелки... И кучу трупов в доме. Плюс табличку с указанием на химкомбинат "Ясный-4" - возможную причину мутаций.

- Из-за последующих событий мы так и не смогли выяснить, кто это мог быть. До того момента мне не было известно о присутствии в районе какой бы то ни было группы. Единственное что можно сказать - их убили не звери, а тот, кто умел пользоваться оружием. - Уточнил Крестовский и продолжил. Определив по следам, что наемница отправилась в лес, группа вызвала подкрепление и отправилась следом. Алекс упомянул и о сильном ощущении "давления" со стороны, как будто кто-то за ними наблюдал, отметил и то, что ранее с подобным не сталкивался. Далее группа встретила наемницу, причем одну. Однако после расспросов она отвела капитана в сторону и сообщила о спасшем ее снайпере. Крестовский, понимая, что контакт лесного жителя с командой может привести к нехорошим последствиям, на свой страх и риск отослал группу, решив поговорить с тем, кто помог Асикаге. К счастью, на тот момент переговоры прошли успешно, но был и еще один аспект проблемы.

- Я сразу заметил, что этот человек не  торопится нам доверять. Несмотря на то, что он пошел на контакт с Асикагой и помог ей, к нам он относился явно подозрительно. Возможно, он отождествлял нас с бойцами Яхонтова или ранее сталкивался с кем-то похожим на нас... И кончилось все плохо. Это вполне реально - я видел, как мои бойцы нервничали в этом лесу и выйди к ним этот Владимир - скорее всего кто-то не выдержал бы и выстрелил. Я-то всякого навидался, но не у всех настолько крепкие нервы. Так что не исключено что тех людей в заброшенном лагере убил он. Тем не менее, все прошло мирно. - Он продолжил. Ничто не предвещало неприятностей, но вскоре после возвращения в заброшенный лагерь, осмотром которого занималась выдвинутая группа, Руми и ее друг пропали снова. Как они  покинули лагерь незаметно - Крестовский  точно объяснить не мог, но версия у него была.

- Судя по всему, Владимир обладает некими экстрасенсорными способностями. Это подтверждает доклад Кошкина о более поздних событиях - Асикага не видела Кошкина, хотя находилась недалеко, в то время как Владимир явно знал о его местоположении, как будто никакой маскировки у Кошкина и не было. Подобным образом он легко мог провести Асикагу сквозь наши посты.

Далее события начали развиваться так быстро, что времени, как-то их обдумывать практически не было - прежде чем дошло до поисков Руми и ее друга, произошел выброс, и по всем каналам прозвучало сообщение Яхонтова. Так как у Руми были координаты главного лагеря, Крестовский и не пытался ее дождаться, сделав приоритетом спасение группы, которая находилась с ним и возвращение в лагерь. Это сделать удалось, избежав потерь. Сразу после возвращения в лагерь  была отправлена разведгруппа "Гидры" на бывшую территорию "Россомах" - "Альфа" всегда присматривала за таковой, используя связи бывших бандитов с населением, вот и теперь необходимо было проверить ситуацию там. После этого группа так и не вышла на связь.

- Я могу предположить, что именно после отслеживания ими данной группы силы Яхонтова столкнулись с "Триадой" и именно поэтому представители таковой имеют претензии к моему отряду. - Пока Крестовский никак это не комментировал. Лагерь после его возвращения готовили к обороне, усилив патрули. Именно один из таковых  обнаружил возвращающуюся в лагерь наемницу и ее напарника, после чего попал под огонь бойцов Яхонтова, среди которых были замечены  солдаты, похожие на Владимира. С большим трудом и с помощью друга Руми отряду удалось оторваться и вернуться в лагерь, после чего наемница сообщила то, что знала о ситуации - впрочем, не слишком много - и затребовала связь с командованием. В это же время посланная для выяснения принадлежности неопознанного вертолета Ка-58 группа, состоящая из Устинова на УМ и отряда "Гидры" под командованием Комаровой, столкнулась с Альбертом Франклином, отряд которого сбил этот вертолет и попал под огонь сил Яхонтова. Франклин, оценив ситуацию, предложил свою помощь в сражении с Яхонтовым, и, как показали дальнейшие события, не подвел. Единственное что смущало здесь Крестовского, было следующее:

- Как вам известно, мой отряд заключил перемирие с силами Одиннадцатого Рыцаря Эллеоноры МакКонелл, считавшей что мы - все, что осталось от ОАР после уничтожения базы. У меня были средства связи с ней, однако когда я об этом упомянул, Франклин попросил меня не сообщать МакКонелл о его прибытии в Россию. - Крестовский помолчал и добавил, - Ранее, во время переговоров, я задал МакКонелл вопрос - на кого из Рыцарей Круга она может рассчитывать. И она ответила, что каких-то близких отношений у нее ни с кем из них, кроме Первого Рыцаря, не было. Франклин, по нашим данным, является Пятым Рыцарем. Можно предположить, что его нежелание контактировать с МакКонелл вызвано не личными, а иными причинами, но таковые мне не известны. Рыцарь за время контакта вел себя весьма вежливо и проявлял готовность к сотрудничеству. Допускаю, что переговоры с ОАР входили в его планы, а произошедшее просто несколько ускорило события.

Дальнейшее Карпов, в общем-то, во многом видел сам.  Впрочем, Крестовский с самого начала не делал на это скидки, расписывая происходящее с момента неявки наемницы на условленную встречу чуть ли не по минутам. Именно так он рассказал и о сражении, хотя тут ничего особенного не было - бойцы просто вели бой, как могли. Капитан ограничился тем, что прошелся по действиям всех участников, не забыв и "Триаду" - те, как бы там ни было, свой вклад внесли.

- У меня все. - Закончил он рассказ, ожидая закономерных вопросов. Главнокомандующий оттолкнулся от стола и отступил на шаг назад, развернулся в сторону и сделал ещё пару шагов, задумчиво глядя под ноги, словно представлял всю эту историю как дорогу и с каждым шагом заново проигрывал в сознании все её этапы.

- Занятно. - Первый, глухой шаг, отдавал тошнотворным трупным запахом. – О принадлежности погибших солдат в поселке, где вы натолкнулись на труппы, нам ничего не известно. Наших там не было, насколько мне известно. Однако в этом районе пропадали разведчики ранее. Труппы были все одинаковы по степени «свежести», могли ли быть среди них наши люди? Имелись ли видимые следы мутаций или заражения на телах, следов экспериментов?

Крестовскому тогда было особо не до трупов - сначала он их осмотр отложил на следующий день, а потом пропала Руми и произошел выброс. Поэтому пришлось сосредоточиться, чтобы припомнить то, что он успел заметить.

- Подробно осмотреть трупы мне помешал выброс. Однако заметно было, что степень разложения различна, а люди были разными - среди жертв были и одетые как гражданские, и в военной форме. Видимых признаков мутаций и химического заражения я на них не заметил. Учитывая репутацию места среди местного населения, вероятно, среди такового тоже были пропавшие здесь. Выглядит так, что всех убитых просто оттаскивали в этот дом, и это происходило какой-то период времени. - Подумал и добавил, - За исключением мутировавших волков и Владимира, я не заметил на территории признаков заражения, за прошедшее до выброса время никто из бойцов на что-то подобное не жаловался. Растительность в зоне также не выглядела пострадавшей. Моя вторая специальность - химик, так что могу сказать точно - там не было заражения, которое можно заметить без комплексных анализов. Поэтому звери, на мой взгляд, скорее результат экспериментов, чем естественные мутанты.

-Любопытно. – Карпов кивнул своей помощнице, сделавшей очередную пометку. Следующий шаг, тихий как поступь Владимира. – Вы пригласили довольно подозрительного и опасного субъекта в лагерь, по неизвестным причинам, последовавшим за наёмницей, но при этом  не шедшим на контакт, как таковой с остальными людьми. Вам не приходило в голову, что он может оказаться «троянским конём»? Почему вы не предприняли советующих мер для безопасности всего подразделения, хотя бы на первое время?

- На мой взгляд, единственной реальной мерой безопасности было держать его на виду. Альтернативой было либо вступить с ним в конфликт, что, скорее всего, закончилось бы гибелью группы, либо утратить контакт и фактически находиться под прицелом, не имея возможности вычислить возможного  противника. Честно сказать, мне не нравились все три варианта. Доводом в пользу выбранного было то, что этот человек мог легко убить весь мой отряд или меня, - то есть чтобы нанести нам серьезный вред, ему не нужны были хитрости - однако не стал, а наемнице напротив, помог, - Ответил Крестовский, - Это было решением на момент встречи. Далее он был нам нужен, как и Асикага, для выяснения обстоятельств выброса, а его действия по прикрытию отхода группы Кошкина подтвердили, что он нам не враг.

Задумался и добавил:

- Я подозреваю, что его предыдущие попытки пойти на контакт с людьми заканчивались именно конфликтным вариантом. Исходя из реакции моих бойцов, они без меня, скорее всего, открыли бы стрельбу при появлении подобного человека в такой ситуации. - Пауза, - И есть еще один момент. Он не может общаться нормально, что только добавляет проблем... Однако Асикага его как-то понимает лучше нас всех. У нас не было времени расспросить ее об этом всерьез, но я подозреваю, что это может быть причиной, по которой он не только пошел с ней на контакт, но и защищал впоследствии.

- Упускать такого субъекта из виду, конечно, было бы глупо. – Карпов чуть повернулся к Крестовскому, искоса глядя на него. – Проблема в том, что вы обеспечили не достаточный за ним присмотр, как следствие, он ушел из лагеря, а вы спохватились слишком поздно, когда вам пришлось заботиться о уже совершенно иных проблемах. – Генерал отвёл взгляд и сделал ещё один шаг. – К счастью для вас, это упущение сыграло лишь нам на руку. Отчаянная смелость или безумие и глупость, но Асикаге Руми и нашему другу удалось спровоцировать Яхонтова на решительные действия, и как следствие: химическое оружие было применено на слабозаселённой территории, а он сам впоследствии выдал себя. Вы же с отрядом успели уйти из области заражения. Собственно здесь начинается самое интересное и в то же время не приятное. – Карпов заложил руки за спину и развернулся к Александру. – Для начало, вспомним нашего «товарища» Альберта Франклина. Вы встретились с ним во время рейда разведгруппы к месту крушения вертолёта Ка-58, который они же и сбили… капитан, вы запустили противника в тыл. – Максим сделал акцент на последних словах. – Британия… британцы, наш противник, возведённый нами в символ «зла», который должен быть безжалостно выкорчеван с нашей земли, как сорняк. У меня половина солдат в ОАР имеет всего одно желание – убивать проклятых британцев, а отнюдь не эфемерная идея о свободном и светлом будущем. Британия отняла у них всё: страну, свободу, дом, родных, будущие, Всё! У них ничего не осталось кроме этого желания. – Максим подошел к столу и оперся на него, опустив голову. Тяжелый вздох и Генерал вновь поднял взгляд на капитана. – Вы понимаете, что эйфория от победы быстро пройдет, и люди задумаются об этом маленьком эпизоде? Вы становитесь очень популярны среди людей, но не в самом лучшем смысле. Чего только договор с Одиннадцатым Рыцарем стоил, если бы не куча иных проблем, тогда чуть не разваливших ОАР, от меня бы требовали, что бы вас вздёрнули как предателя. Только понимание того что это нам на руку, оправдало ваши тогда действия и моя поддержка.

- Мы не против, того что бы вести диалог с некоторыми силами бывшей Британии, рано или поздно, нам придётся на это пойти. – Александра встала с дивана и подошла к Карпову, и коснулась легонько его руки.  – Раскол породил различные группы, преследующие различные интересы и представляющих различную идеологию. Поддержка некоторых таких сил, поможет раскачать и так с трудом стоящий на ногах Колосс, окончательно погребя империю, а если «союзник» ещё и придёт к власти на её остатках, то мы можем окончательно закончить войну с Британией. Но любой такой шаг должен быть тщательно взвешен, продуман и осторожен. Люди, в большинстве своём не готовы принять идею «прощения» британской оккупации и сотрудничества с ними. Заявление Яхонтова лишь подлило масла в огонь, породив сомнения в самой Организации, а так же новую волну антибританских настроений.

- Британца надо было использовать. В вашей ситуации это было разумно – использовать все имеющиеся ресурсы. Получилось же всё наоборот. Вас использовали.

Крестовский слушал, причем крайне  внимательно. Возможно, Карпов об этом сейчас не думал, но, разразившись монологом насчет непрощения британцев, он дал Крестовскому достаточно много. Алекс в ОАР был практически гостем - около суток на базе, минимум общения с командным составом и затем действия в качестве командира "Альфа-Террора", состав которого может и представлял собой хороший пример рядового состава ОАР, но не давал хорошего представления о том, кто сейчас там принимает решения и формирует главный курс. Если уж на то пошло, Крестовский о Яхонтове - до его предательства - и то знал больше чем о руководстве ОАР. Теперь он получил хорошее представление о настроениях в организации. В принципе, он такого и ожидал - только упертые патриоты будут держаться до конца. Упертые... И слишком часто не видящее дальше собственного носа, готовые ради мести в настоящем похоронить свое будущее. Увы, такова реальность и если у армии подобного рода достойные и умеющие думать командиры, то это все не так уж страшно. Но если командир такой же? Тут уже вопрос был о Карпове - работает ли он на эффект или говорит от сердца? Первое нормально, второе - чревато неприятностями. Эллеонора тоже была упертой, но поддавалась убеждениям, аргументации и, что уж греха таить, эмоциям и симпатиям, иначе Крестовский был бы мертв.

- Если у них ничего не осталось кроме жажды мести... Есть ли у них будущее, командующий? Мне известно это чувство - желание уничтожить любой ценой врага, отнявшего самое дорогое. И однажды я поддался ему, однако решил, что это было первый и последний раз. Иначе бы не считал себя вправе быть кем-то кроме рядового солдата - на большее одержимый местью не способен. - Не удержался Крестовский, - Мне не впервой делать грязную работу и принимать решения, которые мало кому понравятся. При нашей предыдущей встрече вы ясно дали мне понять, что на помощь со стороны я рассчитывать не должен. Поэтому во всех ситуациях, о которых вы говорили сейчас, я действовал на свой страх и риск с одной целью - сохранить свой отряд и продолжать сражаться. Я признаю, что многие мои действия были неоднозначны и ошибочны, и готов ответить за них.

Крестовский сделал паузу. Если Карпов внимательно читал его досье, то он прекрасно знал все, о чем говорил Александр. И про его месть за убитого командира, и про то, что "Красноплечие" всегда делали то, за что другие не взялись бы, не видя разницы между врагами из числа британцев и предателями-соотечественниками. Только результат имел значение.

- Вам решать, нужен ли я ОАР - живым, мертвым, бойцом, подсудимым на показательном трибунале или искупительной жертвой для поддержания союзнических отношений -  уверен, если "Триада" еще не потребовала мою голову, то это лишь вопрос времени. - Несмотря на содержание его слов, Крестовский сохранял спокойствие, - Я могу надеяться только, что принимая решение, вы будете думать о будущем России, и пострадаю только я, а не мои бойцы. Остальное меня не беспокоит.

Неожиданно Крестовский вспомнил одного из своих учеников в Эшфорде. Сузаку Куруруги, Рыцарь Круга и предатель в глазах соотечественников. Он так и не смог, не возбуждая подозрений, спросить этого парня о том, что им двигало, когда он выбирал подобный путь. Но, возможно, между ними было больше общего, чем могло бы показаться. Ведь Сузаку абсолютно точно знал, на что идет... И все же шел. Впрочем, только время могло показать, был ли кто-то из этих двоих прав, однако для Алекса это время, кажется, уже наступило...

Главнокомандующий молчал, слушал, спокойно, даже с некоторым интересом следя за Крестовским.

- Будущее говоришь… - Когда он закончил, Максим выпрямился.  – Месть, палка о двух концах, капитан. Ты прав в том, что для тех, для кого она является самоцелью - нет будущего. Сгорев в пламени ненависти, люди опустошают себя, и если не гибнут, то просто не знают, как жить дальше, потому что теряют смысл своей жизни, свершив месть или не свершив, впадают в апатию. Но это лирика. В действительности, народ не способный отстоять себя, отомстить, свершить возмездие, называй, как хочешь - вырождается. Всё просто: если тебе дали в морду и ты «простил» и не ответил, тебе снова дадут в морду, а потом будет бить каждый, кому не лень. Нам дали в морду и мы должны ответить или можешь забыть о «России», потому что даже если уйдёт Британия, придёт Китай, не он так кто-нибудь ещё, свято место пусто не бывает, не будь наивным, нас никто никогда в покое не оставит. Не на северном полюсе живём, что бы никому не быть никому интересными, а строить нам «жизнь в шоколаде» никто не будет, сами мы, как люди, никому кроме самих себя не нужны.  – Карпов усмехнулся. – Так что, в тех за кем ты не видишь будущего, капитан, я вижу материал способный возвести крепостные стены, что защитят наше будущие. Нужно лишь найти к нему толковый подход, направить их силу в нужное русло. А совладать с разбушевавшейся горной рекой, выходящей за свои берега в своей ярости, опасное и трудное занятие – одна ошибка и она тебя поглотит. Вот о чём я тебе толкую капитан. Одна ошибка и твои же люди тебя поставят к стенке. Не с безликими куклами имеем дело, а с народом, с разозлённым народом.

В вагоне повисло молчание, главнокомандующий задумчиво скользил взглядом по картам. В наступившей тишине можно было даже расслышать звук скользящей ручки Крыловой по листку своей книжечки, адъютант казалось, вообще потеряла интерес к происходящему и думала о чём-то своём, вернувшись обратно на диван еще в тот момент, когда Александр начал толкать свою речь.

- Оставим лирику в стороне. Надеюсь, вы сделали соответствующие выводы для себя, капитан, и впредь будите шире смотреть на ситуацию в стране. – Карпов провел по подбородку рукой и словно бы вернулся на свою воображаемую дорогу, сделав ещё один шаг, отдающим палёным. – Прежде чем я решу, что с вами будет, капитан, хочу до конца разобраться в происшедшем, не порите горячку. Вернёмся непосредственно к действиям «Альфа-террора». Вы готовились к отражению вероятного противника, проводили розыскные мероприятия, в итоге нашли пропавшую Руми и её необычного товарища с погоней на хвосте, и вскоре создали серьёзную проблему. Охарактеризую её вкратце: Яхонтов благодаря отправленной вами к границе территории «Чёрной Триады» группы, вышел на их базу, являющейся складами различного вооружения которым можно снабдить небольшую армию. Это поставило под сомнения не только недавно заключённый союз с Триадой, а так же едва не обеспечило нашего противника средствами для ведения боевых действий чуть ли по всей территории России, что откровенно говоря, меня больше волнует во всей этой истории. Не имей мы необходимых средств для немедленной реакции на произошедшее, ваше действия могли бы похоронить ОАР или как минимум дать толчок к всеохватывающей гражданской войне. И мы бы грызли друг другу глотки, в конец, опустошая страну и обескровливая народ. – Максим сделал паузу. - Даже с учетом всех смягчающих факторов, вроде нехватки информации, экстремальности ситуации и т.д., такой промах, я не могу игнорировать и спускать с рук. Вам есть, что сказать по этому поводу, капитан?

Крестовский, несмотря на сохранение спокойствия, сейчас был перед выбором - попытаться объяснить Карпову свой взгляд на вещи или плюнуть на это, ибо бесполезно. Поэтому он был краток.

- Отстоять себя, верно. Излишне продвинувшись дальше этого, мы рано или поздно превратимся в аналог Британской Империи, только на свой лад. И кончим точно также. Это очень соблазнительная идеология - видеть в противниках извергов и зверей, которые заслуживают только уничтожения. Очень просто становится все обосновать и оправдать. Зато потом точно также будут смотреть на нас. На своей шкуре я это уже испытал. - Мрачно усмехнулся, - Впрочем, похоже, что этот процесс уже трудновато будет остановить. Даже если кто-то и захочет.

Раскладку ситуации касательно "Триады" Крестовский выслушал молча. Карпов, похоже, считал, что в тот момент у Алекса должен был оперативно открыться третий глаз или пробудиться способности ясновидящего. И забыл еще кое о чем.

- Это была мера по проверке уже известной моим бойцам территории, как возможного плацдарма для отхода отряда. Приоритетом были именно столкновение с Яхонтовым и сохранение моего отряда, в то время как "Триада", исходя из доступной мне на тот момент информации, была организованной преступной группировкой, обеспечение безопасности которой от кого бы то ни было, не входило в мои обязанности. Напротив, с точки зрения тактики стравить Яхонтова с ними, заставив его сражаться на два фронта, было логичным решением. - Посмотрел на Карпова, все еще сомневаясь, понимает ли он этот момент, - У меня не было решительно никаких оснований предполагать, что ОАР могла заключить союз с преступной группировкой - ведь это выглядит немногим лучше, чем договор с британцами. То, что это русская группировка, значения не имело - у подобной публики нет национальности и Родины, им ничто не мешает завтра же продаться кому-нибудь еще, если ситуация изменится.

Улыбнулся:

- Не помню, чтобы я просил о снисхождении. Я могу только ждать вашего решения, а смерть меня давно уже не пугает, не говоря уже о чем-то другом.

- Вы должны были понимать, что преступная организация такого уровня не будет основывать базы просто так, ради присутствия, это не банда укурушей вроде тех, что вы разбили, и если они держаться за конкретную территорию, значит, там что-то есть и уж точно не плантации конопли, о ней бы вы знали. – Заметил Карпов. – Более того, Яхонтову было наплевать на Триаду, их интересовали только вы, если бы у них ничего не было, они бы и не стали ввязываться с ними в схватку, как и триадовцы не стали бы бросать открытый вызов генералу. Попытайтесь вы перебраться к их границам, скорее всего именно вы бы и оказались со всем отрядом между двумя огнями, преступная организация, предпочла бы, если бой неизбежен, атаковать слабейшего. А учитывая, что вы защищались и отступали бы, выбор для них был бы очевиден. Это исходя из вашей ситуации без информации о договоре.

Пояснять, почему Карпов доверился Триаде и заключил договор с преступной организацией, он не стал, просто опустив этот момент, не желая влезать в очередную полемику не имеющей уже никакого смысла. Убеждать в чём либо Генерал Александра не собирался, нужные выводы уже были сделаны из разговора. Офицер оценен как командир и человек, вывод был не утешительным, как командира Карпов его больше не видел, а за промахи поставившими Организацию на грань, нужно было отвечать.

- Капитан Александр Крестовский. – Главнокомандующий посмотрел в глаза капитану. – Вы отстраняетесь от командования подразделением «Альфа-террор». В Организации вы разжалованы до рядового и переводитесь в специальное подразделение «Омега», по возвращению на главную базу, вас заберут в расположение части и введут в курс дела. На этом всё. Свободны, солдат.
Подразделение «Омега», о котором упомянул Карпов, имело дурную славу, мало кто долго в ней мог продержаться и большинство в ОАР расценивали Омег как смертников на которых поставили крест по той или иной причине, но напоследок решили использовать на благо Организации. И это было не далеко от истины – большинство заданий подразделения не предусматривали выживания отряда по исполнении оного, и чаще всего отряд и не выживал. Однако, тем же везунчикам, что удавалось выживать достаточно долго, возвращаться живыми, несмотря на то, что их возвращения откровенно и не ждали, имели все шансы быть переведёнными в другие военные части Организации, получить офицерское звание и репутацию героя кровью доказавшего свою верность и преданность делу ОАР, но таких счастливчиков никто так сразу и не припомнит, и были ли они вообще. Иногда «Омегу» называют "Чистилищем".

У Крестовского были некоторые сомнения, но Карпов их развеял. Как и Крестовский для Карпова, так и Карпов для Крестовского был взвешен и оценен. И аналогично результат был далеко не лучшим из возможных.

А все мой проклятый идеализм, как бы смешно это не звучало. И ведь даже сейчас не буду делать ничего такого, ибо сам виноват. Надеюсь, что и мои ребята не будут. Прости, Нора. - Алекс про "Омегу" ничего не знал, но догадывался, о чем речь. Можно было только надеяться, что по остальным не пройдутся репрессиями, утверждая курс на светлое будущее.

- Есть. - Крестовскому сказать более было нечего, разве что... Тогда он не попрощался этой фразой, но теперь она Карпову будет по адресу, - Ave, Caesar, morituri te salutant.

И вышел. Теперь осталось только поиграть со смертью в жмурки, догонялки или любую другую игру по ее вкусу. Но разве он не всегда так поступал?

+1

7

Дверь захлопнулась за бывшим капитаном, как и многие его надежды и чаянья. Разочаруется ли он в своём главнокомандующем и Организации под его началом, потеряв веру в их дело, и может даже усомнится в том, на чьей стороне воюет? Сложно было сказать, хотя Карпов считал, что это неизбежно в той или иной мере. Ведь так трудно сохранить веру в тех, кто тебя без колебаний «казнит» за ошибки, которые, казалось бы, ты и не мог бы предотвратить, и вроде бы даже всё что ты делал, было правильно и откуда тебе было знать, что всё обернётся против тебя и выбранная дорога ведёт в пропасть, а  руки, что бы спасти, никто не подаст, лишь холодно вынесут приговор. Крестовский не слышал Карпова, провозгласившего на собрании высшего состава офицеров страшную по сути своей фразу: «Иных интересов, кроме как интересов России, у руководства ОАР и вообще любого имеющего честь носить мундир офицера, быть не может». В ней было больше смыслов, чем могло показаться на первый взгляд. «Мы живём в эпоху Хаоса, Александр. Ты можешь не верить в меня, но верь в свою Родину, остальное не важно, тогда быть может ещё и меня переживешь… мне не так уж и много осталось…»
- В его бывшем подразделении больше нет необходимости? – Тихий женский голос вывел Генерала из раздумий. Максим повернулся и посмотрел на Сашу, по-прежнему продолжавшей листать свою книжечку с задумчивым видом. Несмотря на казавшуюся незаинтересованность в разговоре с Крестовским, он подкинул ей пищу для размышлений. Не сомнения, но озвученный вопрос о том, что Британия уже не тот противник, которого должна ставить во главу угла своих врагов Организация, лишний раз напомнил о том, что мир стремительно меняется и вскоре, и ОАР должна будет поддержать один из осколков старой Британии, который, ведомый новой идеологией и взглядами на мир даст жизнь иному государству на развалинах поверженного «Рима», закончив эпоху Священной Британской Империи и её грандиозным и безумным в своей бессмысленной жестокости завоеваниям, закончив войну.
- Больше нет, но его структуру и состав менять не стоит. Перераспределить личный состав с поправкой на потери, и приписать в неизменном виде как одно из подразделений к Молотову, их самих перебросить на запад, сейчас всё будет решаться там, подполковник здесь сможет закончить всё и своими силами. – Крылова удивлённо посмотрела на Карпова, но потом понимающе кивнула. Последняя заметка в книжечке и она отправилась в карман. Выбрать один из осколков, означало отвергнуть остальные и ввязаться с ними в неизбежную войну, а ведь ещё предстояло воевать против того самого «Рима», приемником которого стала Гегемония, унаследовав большую часть его силы. Новый мир, требовал крови, прежде чем родится. Как и всё в этом мире, дети растут на костях своих предков. – Меры предосторожности, так же нужно принять соответствующие, они всё-таки из-за около зараженной зоны все, сюрпризы мне не нужны.
- Само собой. – Крылова помолчала, была ещё одна проблема. -  Вероятно столкновение Крестовского с людьми Триады, пострадавшими от его действий. Я распорядилась присматривать за ними, наблюдение снять?
- Нет. Пока нет.- Карпов отрицательно мотнул головой. - Любые попытки самосуда пресекать немедля и жестко. Я не позволю головорезам своих офицеров резать… пусть и бывших. Союзники мы или нет, они должны ясно понять, что им придётся считаться с нашими порядками и их уважать. Без этого, сотрудничества не построить.
- У них своя «философия» на этот счёт. – Саша поморщилась. – Но как люди привыкшие думать категориями выгоды и прибыли, возможно, согласятся.
- Если нет… - Карпов развернулся к карте. Перед ним раскинулась территория России, сложной и противоречивой страны, к которой всегда нужен был свой уникальный подход. Этого не понимали Европейцы, пытавшиеся навязать ей собственную политику и использовать в своих целях впустив в союз, надеялись навязать свои правила игры, но не вышло. Союз был лишь на бумаге да на картах, в действительности запад и восток раздирали противоречия чуть ли не по каждой мелочи. Этого не понимали и британцы, подмяв под себя страну силой но, так и не сумев её проставить на колени. И отнюдь не только гигантская территория была их проблемой. То, что работало: в Европе, Африке, Японии; здесь терпело крах. Но с такой же проблемой сталкивался и сам Карпов. Сражаться за эту страну, народ, было проще, чем вести и пытаться ей управлять. Хотя проще ли? Крестовский тоже, просто сражался, как мог, а в итоге чуть на гильотину не попал и теперь должен будет пройти через пару кругов Ада, вернутся с которых, шансов не много. «Какая ирония. Меня натаскали воевать в любой стране мира, с любим народом, против любого режима, любых служб, движений, организаций, подноготную которых я знал, как пять своих пальцев, а вот у себя дома оказался как на незнакомой чужбине… наёмница.» - Вызови нашу японскую наёмницу, Асикаги Руми, сейчас этот вопрос более высокого приоритета. И да… - Карпов повернулся полу боком к Александре. – Сначала одну, возможно не на все вопросы она решится отвечать в присутствии своего товарища, боясь его задеть или ещё что. Заодно посмотрим и проверим кое что.

ООС: Следующий пост предлагаю диалоговым написать. Связь: скайп - ЛС; как удобней. Ловить по вечерам, с поправкой на +3 часа к московскому.

+2

8

Согласованно по ICQ
Это было страшно. Страшно до такой степени, что хотелось закрыть глаза руками и спрятаться под одеялом, чтобы не видеть этих насмешливо-холодных глаз, которые приближаются к тебе все ближе и ближе.
Шаг, еще один шаг…
«Отойди от меня скотина, Владимир ну что же ты?!»
Девушка смотрела на Язова и ждала, ждала поддержки и спасения.
Было очень трудно стоять на месте, не побежать, не закричать, не поднять впереди себя руки, защищаясь от этого жуткого взгляда Яхонтова.
До определенного момента страх и паника метались внутри Асикаги, а потом что-то щелкнуло, паника отступила, внутри появилась безмятежность и апатия. Руми спокойно стояла и наблюдала, как ее собственная смерть приближается к ней.
- Ну, давай уже, может я тебе поперек горла встану и ты сдохнешь, монстрятина безмозглая! – Асикага даже плюнула, надеясь, что плевок долетит до этого торжествующего лица.
Отчаянно щипало глаза, в горле стоял противный комок, но японка продолжала смотреть на Яхонтова и даже умудрилась криво улыбнуться.
«Сколько времени прошло, как я покинула место схватки? Хватился ли кто нас? Можно ли думать о помощи?»
Одновременно с этими мыслями, Яхонтов оказался рядом с ней, и раздались выстрелы.
Несколько пуль одновременно ударили по генералу, вгрызаясь внутрь и опрокидывая его на землю. Но даже при таких повреждениях Яхонтов пытался встать, когда последний выстрел перебил ему руку, на которую он опирался.
На поляну выбежали люди из лагеря, Владимир смог встать, все говорили на этом странном языке, который девушка понимала лишь отрывочно, внутри словно разогнулась огромная пружина, отбросив в сторону все другие чувства, оставив только жуткую усталость и дрожь.
- Закончилось, Ками-сама, все закончилось… - адреналин отпускал, сперва у девушки начали дрожать руки, после ослабли колени, она едва стояла, пытаясь не заплакать перед всеми.
Руми уловила отрывок фразы:
– Она здесь ради тебя, так будь мужиком, твою мать! А этот никуда уже от нас и тебя не денется – сказал кто-то из людей, голос был знакомым, но лицо японка разглядеть не могла, слезы застилали глаза, еще чуть-чуть и она разрыдается как сопливая девчонка.
Мгновение и Руми прижали к чему-то огромному и обжигающе горячему, большая рука скользнула по волосам в попытке успокоить, а сама девушка вцепилась во Владимира и слезы нашли выход.
- Ты дурак! Я там, пока тебя тут… - Асикага всхлипнула и двинула кулаком по плечу Язова – Почему ты лежал? Почему не вставал? Почему?! – еще один всхлип и удар – Знаешь, как мне было страаашно… - остаток фразы потонул в рыданиях.
Со стороны смотрелось комично, огромный мужчина стоит и терпит, пока его поливает слезами и избивает маленькая женщина.
Но Асикаге было плевать на тех, кто мог бы ее сейчас увидеть.
- Эй, герои хреновы, вы там как? – медик деловито заматывал Яхонтова бинтами – Шибко не дёргайтесь, сейчас этого упакую и осмотрю вас. Кирилл, где карета наша?
Руми отлепилась от Язова, пытаясь вытереть слезы рукавом, но добилась только того, что еще больше перепачкала лицо. Приступ истерики прошел, сейчас девушка чувствовала невероятное облегчение, она и Владимир живы, Яхонтов повержен, войско мутантов вырезано почти подчистую. О цене вопроса, она старалась не думать, потому что другого варианта выжить для них не было…
- Герои хрена почти в порядке, только вот командованию придется раскошелиться на новую форму. Мне кажется, что я от страха в штаны наделала… - японка нервно захихикала и облокотилась на Язова.
Закончив с Яхонтовым медик обратился к Владимиру: - Показывай, что с рукой и рёбрами, видел, не хило приложили, и не выкобенивайся, тут все свои, кроме этого – он кивнул в сторону спеленатого генерала.
На поляне появилась еще куча людей, каждый  говорил что-то, хлопали друг друга по плечу, а Руми опустилась на земляной холмик и тихонько раскачивалась из стороны в сторону.
Перед ней возник Кошкин, потрепанный, контуженный, окровавленный, но живой и даже с остатками боевого пыла:
- Извини, что долго шел. Пришлось сказать пару слов этим ублюдкам.
- Ублюдки, есть ублюдки… нечего было с ними разговаривать, пулю в лоб и все дела – Руми хлопнула Кошкина по плечу и даже смогла улыбнуться – Я рада, что ты выбрался живым.
Девушка подумала, что Кошкин вполне может остаться единственным знакомым человеком с лагеря. Вернее единственным живым знакомым…
Прибыло начальство, Яхонтова увезли и потихоньку все стали стягиваться в лагерь, для ожидания дальнейших распоряжений.

- Ну может, поешь? – Руми битый час расхаживала по комнате ожидая, когда ее вызовут.
Владимир еще раз отрицательно покачал головой, за прошедшие полчаса девушка спрашивала его об этом уже в четвертый раз.
Асикага вздохнула и продолжила истаптывать ковровое покрытие, пытаясь за судорожным мельтешением скрыть неуверенность.
Из головы не выходили намеки Крестовского, что Владимира могут забрать для опытов, или обнародовать, что он тоже такой же мутант, как и нападавшие. Слишком многие погибли в лагере от их рук, лап, клыков и прочей нечисти. Отношения между Язовым и людьми наладились после этого боя, но что будет с ними, когда все узнают, что Владимир немного не человек?
Что Карпов решит с ними делать?
Девушка споткнулась и слегка побледнела, при одной только мысли, что будет если ситуация повернется в худшую сторону? Смогут ли они выбраться отсюда, не перебив при этом персонал и не столкнувшись с жутким оружием главнокомандующего?
Напряжение идущее от нее передалось Язову, он поднялся и погладил ее по голове, как бы пытаясь сказать, что все в порядке, и не в таких передрягах бывали.
Улыбнувшись в ответ, наёмница потрепала его по руке и снова уставилась на дверь.
Когда та открылась, Руми даже вздрогнула, оттуда вышла миниатюрная девушка и пригласила внутрь:  - Асикага Руми, вас вызывает главнокомандующий!
Владимир поднялся и собрался следовать вслед за японкой, но был остановлен маленькой ручкой девушки в форме: - Пожалуйста, подождите здесь, сначала мы хотим поговорить с мисс Руми.
Асикага дернулась и оглянулась, разве можно оставлять его здесь одного? Все время после атаки, она старалась почти всегда быть с ним, а сейчас, в такой важный момент им придется разделиться?
Но Владимир не испытывал никакой тревоги, он согласно кивнул и переместился обратно на стул, давая понять что все нормально.
«Все будет нормально, иди» - голос появился в голове у девушки и тут же пропал.
Расправив плечи и придав себе независимый вид, Руми шагнула внутрь.
Дверь за ней захлопнулась, отгораживая девушку от чувств и ощущения Язова. С непривычки Руми даже зажмурилась, она уже привыкла к этим ощущениям и когда они пропадали, ей казалось, что ее раздели и выставили на всеобщее обозрение.
«Не ссать в компот, там повар ноги моет» - всплыла в голове чья-то фразочка.
Карпов стоял рядом с картой, Асикага тихонько кашлянула, привлекая к себе внимание.
- (Яп.) Рад знакомству, Асикаги Руми, Главнокомандующий ОАР Максим Карпов.  – Подняв взгляд с карт, представился Максим на не плохом японском, уже прилично отточенным за последние месяцы. – Вы требовали встречи с командованием, насколько мне известно, утверждая, что владеете важными сведениями.
Максим сделал небольшую паузу, изучая свою собеседницу азиатку. Почему-то вспомнилась Танако Рена, тоже японка и тоже попала в тот ещё переплёт едва прибыв в Россию, теперь же Руми, не успев прибыть в расположение частей Организации, как влипла историю, по которой можно написать приличный роман. Был и ещё один «приключениц» с восточных островов, если Генералу не изменяла память, звали его Такаи, полу японец, полу русский, не успел причалить, как оказался в центре облавы устроенной британцами. Странная судьба у японцев в России.
- (Яп.) Та информация, которую вы нам предоставили, очень ценна, есть ли ещё что-нибудь, что вы могли добавить к ранее переданным нам сведениям?
- Дополнить, по сути, мне нечем. Подробностями если только, а так основная информация уже была озвучена. Многое пояснить, наверное, сможет Владимир, только я не уверена, захочет ли он делиться этой информацией...
- Хорошо, мы пригласим его чуть позже и побеседуем с ним. – Мягко кивнул Максим. – И раз уж зашла речь о вашем напарнике. Вы ближе всех из отряда Крестовского с ним сошлись, вернее, буде сказать, вы единственная кто с ним нашел «общий язык». Мне бы хотелось узнать о нём по больше, как и некоторых обстоятельствах с ним и с вами связанными. При каких обстоятельствах вы с ним столкнулись в первый раз, ещё до того как капитан нашел вас, что произошло тогда?
- Когда я столкнулась с мутировавшими волками, раздался выстрел, судя по звуку, стреляли из СВД. Подумав, что это могут быть как раз те люди, с которыми мне предстоит работать, я пошла на звук выстрела. Но людей из лагеря там не было, а был Владимир который держал меня на прицеле. Единственное что я смогла сделать в той ситуации это убрать оружие и заговорить с ним - Руми поежилась от воспоминаний - далее я спросила про дорогу к лагерю, и он неожиданно решил меня туда сопроводить. Первое впечатление было очень странным, огромный рост, габариты тела, он изъяснялся знаками и жестами. У меня появилась мысль, что это связано с химической деятельностью завода. А потом когда Крестовский и остальные вышли на наши следы, это подтвердилось. Язов хотел отправить меня одну к лагерю, а самому встретить преследующих нас людей. Но когда я озвучила то, что это могут быть союзники, он... - девушка запнулась, решая говорить эту фразу или нет - он снял очки и пристально на меня посмотрел. Глаза у него не человеческие... Я словно погрузилась в них и увидела Крестовского и команду, мало того, что я их увидела, но и почувствовала общую эмоциональную обстановку. Напряжение и страх. Слияние было настолько полным, казалось я могла бы даже учуять запахи исходящие от них. Далее я попросила Язова спрятаться, чтобы узнать у преследующих кто они такие. Либо помощь, либо враги. Думаю, что было после, вы знаете.
Карпов переглянулся с черноволосой девушкой, удивления не было видно на их лицах, но сказанное не могло их не взволновать. Ненадолго в помещении повисла тишина, Главнокомандующий, смотря перед собой, о чём-то думал некоторое время, а потом не глядя на Руми вновь заговорил.
- Почему вы ушли из лагеря "Альфа-террора"?
- Владимир позвал меня с собой, желая показать мне нечто важное. Все произошло настолько быстро, что у меня не осталось времени предупредить Крестовского или кого-нибудь из лагеря. Но прежде чем мы продолжим, я могу рассчитывать на то, что вы не пустите Язова под нож для исследований? - Руми уставилась на Карпова.
- Под нож для исследований? - Максим помрачнел, его тёмные глаза вновь упёрлись в девушку. – Я не святой, Руми, но у всего есть свой предел. Уподобляться Яхонтову я не стану.
- Я прощу прощения, если обидела. Не могу привыкнуть к тому, что можно кому-то довериться - Асикага слегка расслабилась и продолжила - Он позвал меня к территории химкобината Ясный, потому что только там он мог со мной поговорить. Владимир не может разговаривать обычным методом. Он общается посредством мыслей. Телепатия, разработка Яхонтова или просто побочный эффект от генетических изменений, я не знаю. Как только мы оказались около комбината, Язов рассказал мне кто он такой и что происходит на этом заводе. Нас заметили и выслали погоню, позже я должна была передать эту информацию людям из лагеря, а сам Язов решил остаться там и задержать погоню. Но получилось так, что мы выжили вдвоем. По его словам он самый сильный из того подразделения мутантов, что создал Яхонтов, возможно, этим и объясняется наличие у него сознания. После выброса, я отключилась, а когда пришла в себя, оказалось что я могу общаться с ним постоянно. Он слышит мои мысли, я его. А раньше это было возможно только на территории химкомбината. Собственно дальше мы продолжили двигаться к координатам, которые мне дал Крестовский и натолкнулись на подземную станцию с хорошо охраняемым поездом, в котором уносил ноги Яхонтов. Мы не смогли напасть на него прямо там, ибо он очень хорошо охранялся. Поэтому мы добрались до лагеря и стали требовать начальство. – Руми говорила сбивчиво, перескакивая с одного важного момента на другой.
- Ясно… - Тень спала с лица Карпова. – Сам Владимир не упоминал, почему отрёкся от Яхонтова?
- Как я поняла, эксперимент проводился скрытно и возможно насильно. Мне кажется, когда Владимир пришел в себя и увидел в зеркале уродливую тварь, вместо человеческого лица... – Руми ненадолго замолчала - Яхонтов создал идеальную машину для убийств, но слегка просчитался с количеством сознания оставленного в подопытном, а так как внутренность у Язова человеческая, он не смог беспрекословно подчиняться приказам этого вивисектора.
- Его не сложно понять, если всё действительно обстояло так. Да и рапорты наводят на мысль, что он был готов любой ценой рассчитаться с ним. – Максим грустно усмехнулся. – Тем не менее, мести он предпочел вас и это говорит уже о многом.
Генерал прошелся вдоль стола, заложив руки за спину.
- Надо признать, что люди научились творить настоящие чудеса. Жаль только, что они приняли такие ужасающие в сути своей и бесчеловечные формы как «Фрейя» и живые, безвольные орудия, вроде солдат созданных Яхонтовым, которым пытались сделать и Язова. – На миг Карпов замолчал, словно вспомнил ещё одно «Чудо», которое могло бы встать вровень  с перечисленными. Максим тяжело, с явным оттенком печали и грусти вздохнул. – Руми, Организации нужна ваша помощь и в дальнейшем, в частности, я бы хотел, что бы вы мне помогли уговорить Владимира помочь нам и поделиться тем, что он знает.  Мы столкнулись с чем-то, гораздо боле грандиозным, чем свихнувшийся генерал, одному ему, всё это было бы просто не по силам. Он лишь одно звено, в длинной цепочке, ведущей к человеку ввергнувшем весь мир в хаос, Яхонтов лишь один из исполнителей чужого, по истине дьявольского замысла, жертвы которого не поддаются исчислению, ведь Россия лишь кусочек мира в тянутого в затянувшуюся драму. Но мы практически ничего не знаем о нашем противнике. Кроме того, что он творит поистине невероятные вещи, невероятные и отвратительные. – Обойдя стол, Максим подошел почти вплотную к девушке, заглянув ей в глаза. – Могу я рассчитывать на вашу помощь?
Асикага взглянула в эти глаза, но не нашла ни малейшего намека на ложь или притворство.
- Можете на меня рассчитывать. Я постараюсь уговорить его, но если он не захочет, давить я не буду - девушка говорила спокойно и уверенно, в голове просчитывая разные варианты развития дальнейших событий. Если Владимир согласится сотрудничать, значит, в ближайшее время у них есть работа. А если есть работа, значит все не так плохо на сегодняшний день.
«Если Владимир согласится, мы попробуем расплести этот клубок. Тем более, мне кажется, что он не успокоится на поимке Яхонтова, и так же как Карпов захочет дойти до дна этой ямы с дерьмом»
- Рад это слышать. О большем и не прошу. – Генерал слегка улыбнулся и обернулся к наблюдавшей за ними девушке. – Александра, пригласи Владимира к нам.

Эпизод закрыт.

+2


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка II. Шаг в сторону проклятого » 19 октября 2018 г. Круглый стол


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC