Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка II. Шаг в сторону проклятого » 19 октября 2018 г. Сицилианская защита


19 октября 2018 г. Сицилианская защита

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

- Прости. - Крестовский не стал размазывать признание своей ошибки, неважно, по незнанию или из-за всей этой ситуации, которая порядком действовала на нервы, - И вы, Владимир. Можете мне врезать, когда из этого дерьма выберемся.

Теперь он знал, как того звали. Впрочем, все равно ничего не знал об этом человеке и том, что с ним произошло. Почему охранял Руми, почему единственный из всех  таких, как он, решил восстать против проводивших над ним эксперименты? Нет ответов и вряд ли в ближайшее время будут. Хуже всего было то, что Крестовский, конечно, и в мыслях не имел сдавать гиганта ученым на растерзание, однако в штабе у Карпова могут найтись те, кто считает по-другому и обосновать это тому же Карпову сможет - хрен подкопаешься. Не факт что спасет и добровольное сотрудничество. Однако Александр мог только надеяться, что сможет предотвратить подобное. Ему и так и так придется за многое отвечать, если они выберутся из всего этого, но иного выхода нет. Он командир этого отряда и не будет себя выгораживать за чей-то счет. Командиры "Красноплечих" часто вели своих бойцов практически на верную смерть, но и сами шли впереди и всегда вступались за подчиненных, если было нужно. Такой была Ольга, таким после ее смерти старался быть он. Получилось или нет - время покажет.

- Пусть земля им будет пухом.

Он выпил за погибших, про себя отметив, что ребята действуют весьма оперативно, а вот он все-таки от командной работы немного отвык. Не в целом, но в некоторых мелочах. Ведь потому тогда и согласился в ЕС на агентурную работу, что не чувствовал себя готовым снова вести людей на поле боя. Тот период прошел, но неудивительно, что снова вернуться к этой роли будет не так просто. Главное чтобы ошибки не стали фатальными раньше, чем он их преодолеет.

- Да. - Согласился он, когда был доставлен передатчик и перешел к делу, - Передаем координаты и ситуацию, включая рыцаря, ждем ответа. А затем делаем все, чтобы Руми и Владимир оказались в нашем штабе целыми и невредимыми.

А потом Руми рассказала то. что в некоторых деталях Крестовский и сам подозревал. И, сопоставив с прошедшим по всем каналам сообщением от Яхонтова, сделал вывод, что он как раз и есть та самая "шишка". Что было еще хуже, так это известия про поезд. Получается, у врага есть и такие средства в распоряжении...  Все совсем хреново выглядело. Не исключено что придется повторить маневр, который Карпов организован при уничтожении той базы с скрытным отходом большей части отряда. Но вряд ли этот противник даст это сейчас осуществить в полной мере. А тут еще и выброс оказался хуже, чем они могли себе представить.

- И имя этой шишке - Яхонтов, верно? - Крестовский посмотрел не на Руми - на Владимира. Тот должен знать, так казалось капитану. А вот что делать...

- Ждем ответа. - Перевел взгляд на Кошкина, - Выдай Руми и Владимиру оружие и снаряжение из нашего запаса, на их выбор.

- Слушаюсь. - Виктор кивнул, ожидая готовности японки.

0

32

Где-то на пол пути к лагерю «Альфа-террора»

- Тебе звонят.  – Нарушила затянувшиеся молчание Катерина, оторвав своего пилота от созерцания окрестностей и мыслей по поводу происходящего. Рефлекторно, встрепенувшийся парень проверил все каналы связи: с Филином и его отрядом, ударной группой и Триглавом; однако к своему недоумению обнаружил полную тишину в эфире и лишь, потом отреагировал на сигнал о перехвате. – Из лагеря, шифрованное… было, только что отправили.
«Посмотрим. Экстренный канал, интересно.» Перед Карповым открылось окошечко, в котором высветилось содержимое уже расшифрованного текста, «Быстро ты его, молодец», Катя лишь хмыкнула в ответ, но проделала это с долей удовольствия, а пилот быстро пробежался по скупым строчкам, говорившим поразительно много. «Скотина…» Словно осколки разбитого зеркала рассыпались в сознании Генерала, начав сумбурный вальс, соединяясь в каком-то едином кошмарном вихре.
Первое отражение и масштаб катастрофы в Сибири предстал в особо устрашающем масштабе: то, что видел Карпов, могло бы дать фору многим фильмам ужасов и извращённым фантазиям рисующих несуразные карикатуры на монстров. А в Триглав уже спешит зашифрованное Катей сообщение, которое примут не в центре связи, а в ангаре номер восемь, где Данила со своей командой не один месяц оттачивал алгоритмы шифровки и расшифровки, доведя их до автоматизма и совершенства, один из бойцов с округлившимися от шока глазами прилетит к Крыловой с результатом, а дальше заработает отлаженный механизм приказной системы, и бойцы, направленные к зоне заражения, передёрнут затворы, по новому взглянув на зараженную землю и спасаемых людей, нет стрелять без разбору не будут, но будут готовы. Зона отчуждения вырастет в разы, и каждый зверь станет врагом. Максим увидел спокойное лицо подполковника и ярость в глазах, он уже знает, что сказать своим людям, чтобы те возненавидели и прониклись всей глубиной рукотворного кошмара, от мало до велика, от домохозяйки до солдат и офицеров, крики о Яхонтове, как враге народа, как лесной пожар поползут по больной земле России и их поддержит с пеной у рта срывающийся на гипнотизирующий крик глава отдела информации, со всей своей махиной пропаганды, весточка и Триаде отлетит. Доказательства? «Стикс» уже крадётся по туннелям к заводу, скоро им придёт новая информация, и враг перестанет быть неизвестным, а цель будет понятной, они добудут доказательство, а всё что будет шевелиться уничтожат раньше, чем сообразят, что видят. А если это ошибка? Народ напуган, а Страх - он сам рождает чудовищ и порой куда более убедительнее реальных, этой крупицы будет достаточно, а остальное – героизм Освободительной Армии России, не щадя живота остановившей адское нашествие, призванное дьяволом Яхонтовым, и народ поверит. Яхонтова не станет, а победителей не судят, в особенности, если они последняя надежда для тебя.
Зеркало пошло трещинами, разлетелось и рассыпалось,  вновь закружившись в вихре, новая комбинация, новая цепочка, новое отражение на восстановленной зеркальной глади. Вот оно, всё то, что было непонятно при штурме базы колониальных сил Британии под Мурманском. «Дылды, закованные в железо» маршируют, печатая шаг, уже не люди, а орудия убийства, почти совершенные: не знают страха, жалости, амбиций, морали, неповиновения - марионетки, в руках безумца, продавшего душу дьяволу, готовые на всё, способные на невероятное, идеальные бойцы, они сквозь землю вырываются наружу. Верные старой Британии, ещё не сменившие её флага, парни гибнут сотнями, беспомощные, жалкая добыча, триумф близко, но предательство сметает монстров огненным вихрем, флот молчит и уходит, армия ЕС растоптана в пыль без поддержки с моря, и солнце освещает лишь кровавый берег бойни. Бедный Яхонтов, он так и не узнает, что стал разменной монетой, никто не понимает, что дирижёру в этом акте победный звук трубы не нужен, и он переходит на плач струнной скрипки, зал аплодирует, а белая маска ухмыляется, вознося руки к сверкающим в небе софитам… Маска?
Отражение покрылось рябью, словно поверхность застывшего пруда, покой чей был нарушен прыгнувшей в него лягушкой. Исковеркалось, размылось, всё смешалось в дымке, из которой вышел один из нелюдей, один из идеальных солдат, оружие… но он сломан, сломлен, одинок, предатель или тот кого предали все? Его создатель боится, боится своего творения, он готов на всё, чтобы избавиться от него, но чем так важен, страшен? Сила? Способности? Нет, не только, он стоял рядом, рядом с ним, он верил в него и шел следом, был опорой, знал слишком много, зашел слишком далеко, но понял слишком поздно. Теперь он одинок, не человек, но уже и не монстр и последняя нить связующая с миром – девчонка, увидевшая в нём человека, признавшая в нём его, товарищ… нить становиться канатом и обрастает металлом, разрывая даже цепи ненависти. Она нужна Максиму, с ней он получит и отступника, в коем скрыто больше чем во всех марионетках безумца. Но мало получить заветную коробочку, подобрать ключ в хитрый замок неверия и разочарования, страха, проникнуть в душу сверхнечеловека… возможно ли или нет, ответ будет дан потом, сейчас они должны быть живы и здравствуя вернуться с ним в Триглав.
А сейчас… Яхонтов - живой пример падения лучших. Разлетевшиеся осколки пытаются собраться вновь, но картина столь же искажена, как лицо Иуды на полотне Тайной вечери одного творца, чью работу как-то довелось лицезреть когда-то молодому лейтенанту. Катерина приоткрывает завесу тайны, открывая иной для Максима мир, где смерть уже не становится неизбежным концом, где мёртвые встают из своих могил по воле возомнившего себя новой миссией, но на этот раз с другой чаши весов равновесия сил. И Генералу хочется сойти с ума при виде трещащего по швам старого мира, ЕГО мира!
Легкое прикосновение, впервые она коснулась его, нежная рука проскользила по щеке, привнося спокойствие и умиротворение в душу и сердце солдата вдруг почувствовавшего себя, обессиленным и старым не по годам. Он был так слеп, а ведь одно из чудес этого иного мира всё это время было рядом, уже как четыре месяца он сам связал с ней жизнь, подписав поистине дьявольский договор. Максим прикоснулся к её руке своей и почувствовал отчётливо, как никогда, её волнение, сожаление и грусть, она видела в его мыслях всё тоже, что и он… Жертва чьего-то тщеславия и амбиций, агнец возложенный на алтарь, чтобы саму Смерть в этом мире воплотить в форме Жнеца, а ведь где-то под капотом этой машины бьётся её «Сердце», такое же живое как и его. Сколь же ты жалок, Карпов… «Всё хорошо, Катя. Всё, хорошо.»
Яхонтов. Офицер - хорошая фигура на шахматной доске, стоящая подле короля, но при крупных ставках легко сдаваемая в обмен врагу, как и любая другая, и чёрный ферзь уже спешит занять его место, но успел ли тот отыграть свою роль или взят до срока, не завершив комбинацию? Нужные осколки без сомнения мог бы он сам вкроить в рисунок, если удастся его взять живым, но шанс настолько мал, что вся надежда остаётся на всё того же отступника, но если удастся, паутина заговора, опутавшая мир, обнажится.
Максим глубоко вздохнул, по-прежнему чувствуя прикосновение девушки на своём плече. Он чувствовал себя лучше, временная слабость ушла, оставив место решимости и сосредоточенности, ясности мысли, несмотря на то, что осколки всё продолжают танцевать в безумном вихре, образуя новые сплетения узоров и рождая новые отражения, но теперь уже задавая больше вопросов, чем давая ответов, вот один из них – рыцарь Круга. Что ему тут надо? Откуда он взялся? Почему не спешит объединиться силами с остатками старой Британии, не признавшей гегемонии, новой империи? Очередной ребус, который придётся решать и из-за которого придётся быть осторожней вдвойне. Мысль формирует ответ, и в лагерь уносится ещё одно послание. Рация командира отряда Триады оживает:
- Филин, выдвигайтесь с группой вперёд к лагерю, я не хочу светиться раньше времени, люди Яхонтова наверняка наблюдают за ним, чем дольше они не будут знать, с чем имеют дело, тем хуже будут подготовлены. Буду следить за всем со стороны и держать связь, в случае неожиданностей появлюсь и прикрою. По ситуации, мы получили новую информацию о происходящем, лагерь рассматривается как союзный, так что без стрельбы чего бы там ни увидели, о прибытие твоего отряда они информированы. – Карпов выслушал подтверждение приказа и добавил. – Разборки относительно случившегося, будут после того как Яхонтова вздёрнем, сейчас не до этого. Детали и план атаки разъяснён будет в лагере.
- Принято Босс, сначала дело, разборки потом. Главное что бы они не подставили снова, за своих пацанов я ручаюсь.

Укреплённый лагерь «Альфа-террора»

Сообщение Руми заставило всех притихнуть и вслушиваться в мерное щёлканье и постукивание механика по периферии передатчика, сосредоточенно составляющего сообщение в штаб по шаблону тут же нарисованному Кириллом, нависшим над Романом и следившим за каждым его движением, время от времени что-то тихо ему говоря по поводу того или иного освещаемого момента. Никаких споров, восклицаний, паники, каждый переваривал полученную информацию и не мешал «радистам». Лишь когда дело было сделано, люди зашевелились.
- Всё! Теперь будем ждать. – Роман потянулся на стуле, вытянув обе руки вверх и зажмурившись.
- Сколько?
Увы, пару часов уйдёт, дойдёт быстро, но пока расшифруют, разберутся, придумают, что делать…
- Ясно, значит, часа два ждём, а пока нам будут тут нервы мотать. – Завхоз отобрал пустой бутыль у Игоря, с сожалением посмотрев на одинокую каплю, скатившуюся по горлышку вниз. – Самое хреновое в этой истории то, что нам противопоставить этой чёртовой химии нечего.
- Лагерь вне зоны заражения, я постоянно слежу за состоянием окружения и людей с момента выброса, так что сейчас всё в порядке. – Игорь чуть подумал и добавил. – А раз этот со своими тут, то значит пока что ещё зона безопасна, иначе бы он они зашевелились, не дураки ведь что бы под собственный яд попасть.
- Не знаю, Игорь, не знаю, после всего этого безумия, я уже не уверен, время покажет. Да и сдаётся мне, боятся нам надо того что это породит, а не самой химии. Сомневаюсь что этот урод рассчитывал на эффект после пары лет или месяцев, всё должно произойти быстро. – Иван встал с ящика и подошел к Крестовскому. – Разрешите идти товарищ командир, надо бойцов готовить к встрече с адом помимо его чертят.
К нему присоединился завхоз и ещё чуть больше пол десятка человек, каждый хотел использовать отведённое время по максимуму, помимо Яхонтова с его бойцами у Альфа-террора появился ещё один вероятный противник, и лучше быть готовым заранее и перестраховаться, чем потом трупы хоронить, да и пересмотреть тактику стоило, чёрт его знает каких монстров вывел себе в армию проклятый генерал, пример в виде Владимира людей не обнадёживал.
Медик меж тем предложил Руми оказать обещанную медпомощь, после того как та с напарником вооружится подобающим образом, ствол по его заявлению в данной ситуации должен быть всегда рядом и заряжен, чтоб со «спущенными штанами» не застали.
- Полегче в выражениях солдат, девушка не местная и не о всех нюансах лексикона и жаргона знает. – Зависший над картой Браков просматривал проложенные командиром пути отхода и отметки где происходили столкновения и отметки о старых зданиях, железнодорожных линиях линиях и прочих коммуникаций, которые когда-то были тут проложены, раз противник использовал туннели, можно было прикинуть хотя бы приблизительные точки того где может появится подкрепление противника и быть готовым к части сюрпризов. – Получишь по своему хозяйству, а мы потеряем толкового бойца и медика, как жить потом?
- Да ладно тебе, свой человек, не первый день на фронте, такие вещи не умом, но душой понимаются. Солдатской душой! – Улыбнулся медик, подмигнув девушке. – Но на всякий случай, Руми, уточняй, прежде чем бить, но не наоборот, лады?
- Душой.. романтик хренов, где только такие берутся в наши времена… - Буркнул сосредоточенный Браков.
Внезапно приёмник ожил, издав скрежещущий звук, раскачавшийся на стуле Роман едва не навернулся от неожиданности.
- Что за.. да ну нафиг! – механик кинулся к оборудованию, а с улицы между полами палатки показалась физиономия завхоза с дымящийся самокруткой в зубах и вопросом. – Что за хрень, ты же говорил что два часа надо? Если сломал, я тебя закапаю!
- Да нет, всё нормально, сейчас… - Рома вспотел под настойчивыми взглядами находящихся в офицерской людей и аккуратно перевёл сообщение на бумагу, тут же пробежавшись по нему глазами. – Ох ё…
Браков тут же оказался рядом и взял листок, пробежав по нему глазами, потом ещё раз и задумался.
- Что там, не тяни. – Захар всё время находившийся в тени и молча наблюдавший за происходящим оживился. – Командование?
- Да… - Заместитель командующего снова уткнулся в листок, а потом перевёл взгляд на Крестовского. – Штаб знает, что здесь Яхонтов и планирует его взять, они уже приняли меры, силы Организации в нашем районе и готовятся нанести удар по его войскам, «Альфа-террор» должен принять участие в операции, для поддержки к нам вышел отряд союзников из Чёрной Триады, скоро прибудут в расположение лагеря, у них есть средства связи с командующим операцией, детали будут обговорены на собрании. Указания на счёт рыцаря – задействовать в операции, должен присутствовать на собрании, после операции командование само с ним разберётся. Насчёт Руми и её напарника. – Браков повернулся к паре. – Организация приняла к сведению твою информацию и уже предпринимает соответствующие меры, командование рассчитывает на личную беседу с вами обоими после проведения операции и просит оказать всяческое содействие для обезвреживания Яхонтова и его сторонников, совершивших все мыслимые и немыслимые преступления как против нашей родины так и против человечности. Как наёмному лицу вам гарантировано и соответствующая работе оплата, как и сумма за уже оказанную помощь Организации. – Конкретных цифр Кирилл не назвал, сердце лагеря людей рискующих каждый день собственной шкурой за идею и пресловутое светлое будущие не получая и песо за это, по меньшей мере, не разумно.
- Кто командир?
- Шифр… - Браков посмотрел на Захара и Крестовского. - Главнокомандующего Карпова.
- Глав… хех. Командир, однако, время даром не теряет. Сообщу остальным. Капитан, с вашего позволения. – Захар вышел из палатки.
- Какие будут приказы командир? – Браков проводив взглядом Захара и обратился к Крестовскому.
- Назревает крупное дело… - В этот момент проговорил Игорь и кивнул Кошкину. – Теперь Руми с Владимиром точно надо до зубов вооружить и привести в порядок. – Медик посмотрел в глаза девушке и мутанта, прикрытые очками. – Вы ведь, ребята, с нами или как?

+6

33

Передислокация группы Филина заняла чуть больше двадцати минут. Самое тяжелое в этой ситуации было понимание присутствия поблизости значительных войск Яхонтова и их явное бездействие, словно от наступательного пыла не осталось и следа. Впрочем, в лагере генерала все было не так тихо, как могло бы показаться со стороны.
- «Вепри» вышли на заданные позиции, - командная частота была переполнена поступающими докладами.
- «Каин» готов выполнять поставленную задачу.
- «Пауки» развернуты, товарищ генерал.
- Отличная работа, - Яхонтов в своем неизменном краповом берете находился в окружении внушительной охранной группы.
- Мы засекли приближение военной колонны со стороны последнего сеанса связи с людьми Скопина.
- Пусть двигаются, - генерал с трудом сдержался, чтобы не раздавить трубку военного коммутатора. – Наша задача понять, что там за сюрприз и подготовится к нему. Уверен, что они нападут первыми.


Тем временем Филин и его разношерстные бойцы прибыли в окрестности укрепленного района отряда Крестовского.
- Ну и как нам быть? – Филин почесал крепкий затылок. – А если эти косорезы опять что-то напутают и встретят нас огнем?
- Не ну им же сказать должны были, - рассудил один из пилотов УМ-6С.
- Короче так, - Филин ощерился. – После боя разберемся. Но вы там поспрашивайте, кто отрядом командует… и если что проследите, чтобы его не убили.
- Понял, - два УМ-а выехали вперед и аккуратно направились к передовой линии обороны. – Говорит АГ-3, группа самообороны «Триады», - пилот переключился на общий канал ОАР. – Вы там нас встречаете, или как?

Следом: Руми, Крестовский, Карпов.

0

34

Согласовано в icq
Как ни странно, но после того как Крестовский извинился, раздражение Владимира прошло совсем. И, кажется последнюю фразу командира, насчет врезать, когда выберемся из всего этого дерьма, Язов воспринял со смешком.
Руми окончательно расслабилась, если Владимир смеется, значит все будет хорошо.
Дальше капитан дал добро на передачу информации, и пока техник возился и отстукивал символы, Крестовский осмысливал все то, что вывалила Руми.
- И имя этой шишке - Яхонтов, верно? – капитан смотрел на Владимира, с которого разом слетел весь смех. Асикага почти физически почувствовала, как он напрягся, но по внешним признакам ничего не было видно.
- Ждем ответа. – Крестовский обратился к Кошкину, оставив японку думать, кому же было сказано про ожидание ответа, не то технику с передатчиком, не то Владимиру - Выдай Руми и Владимиру оружие и снаряжение из нашего запаса, на их выбор.
- Слушаюсь. - Виктор кивнул, ожидая готовности японки.
«Стоит ли перевооружать Владимира? Он со своей винтовкой не расстается, может, только если патронов поднабрать? А мне бы не помешал новый автомат вместо погрызенного, да и нож получше…»
- Всё! Теперь будем ждать – Руми оглянулась на людей столпившихся вокруг стола с передатчиком.
- Сколько?
– Увы, пару часов уйдёт, дойдёт быстро, но пока расшифруют, разберутся, придумают, что делать…
- Ясно, значит, часа два ждём, а пока нам будут тут нервы мотать – один из мужчин отобрал у медика пустую бутылку из-под алкоголя, с сожалением разглядывая остатки капель на стенках  – Самое хреновое в этой истории то, что нам противопоставить этой чёртовой химии нечего.
- Лагерь вне зоны заражения, я постоянно слежу за состоянием окружения и людей с момента выброса, так что сейчас всё в порядке. – медик добавил – А раз этот со своими тут, то значит пока что ещё зона безопасна, иначе бы он они зашевелились, не дураки ведь что бы под собственный яд попасть.
- Не знаю, Игорь, не знаю, после всего этого безумия, я уже не уверен, время покажет. Да и сдаётся мне, боятся нам надо того, что это породит, а не самой химии. Сомневаюсь что этот урод рассчитывал на эффект после пары лет или месяцев, всё должно произойти быстро – отобравший бутылку встал и обратился к Крестовскому – Разрешите идти товарищ командир, надо бойцов готовить к встрече с адом помимо его чертят.
На этот раз от Владимира шло одобрение, значит, мужчина все сказал верно.
- Правильная мысль, бояться надо именно того, что породит этот выброс. Мне по пути пришлось сталкиваться с некоторыми представителями мутагенных образований.
Модифицированные животные это уже само по себе ужасно. А если будут модифицированные люди? Города полные таких людей? А черт их знает, сохранят они сознание или нет? И что будет, если они его сохранят? Самые опасные противники, это те которые думают, так же как и мы…
- Руми передернуло, он обхватила себя руками и постаралась отвлечься.
- Кто там предлагал перевооружение? – девушка поднялась со стула и посмотрела на своего временного конвоира Кошкина.
- Пойдемте – сказал он и Руми с Владимиром вышли из палатки. Гордое название арсенал, носила другая палатка установленная недалеко от основной.
- Заходите – Кошкин откинул полог и вошел внутрь.
Внутри палатки располагались ровные ряды стеллажей, с разложенным, развешанным оружием русского и британского производства.
- Я бы не сказала что вы плохо живете, но не сильно густо – Асикага прошлась мимо полок с холодным оружием.
- Чем богаты, тем и рады! – улыбнулся Кошкин и застыл перед дверью – Выбирайте!
Руми почти сразу же нашла патроны для своего пистолета, немало удивившись этому факту. Потом ее коллекция оружия пополнилась ножом с дополнительным выкидным лезвием, и увенчалась добычей автомата. АКМ был точной копией скушанного в подземельях, Руми даже слегка погладила его по прикладу, вспоминая какую важную роль он сыграл в той схватке. Куртка у девушки потяжелела от запихнутых на привычные места запасных магазинов для автомата.
Владимир же только прошелся между полками и забрал несколько коробок патронов.
На вопросительный взгляд Руми ответил кивком и встал рядом с Кошкиным, явно дожидаясь девушку.
- Ты уверен, что тебе больше ничего не надо? – японка посмотрела на Язова, и ответом ей послужила волна согласия исходящая от него.
Раз он сказал, что больше ему ничего не надо, значит так надо, Руми уже засобиралась обратно в палатку к Крестовскому, когда увидела облегченный вариант бронежилета.
Автоматную очередь, он, конечно, не выдержит, а вот пару-тройку выстрелов, то точно.
Нацепив на себя броник, девушка осталась довольна результатом, ничего нигде не жало и не тянуло, да и вес был полностью подходящий для нее.
- Я готова, можно отправляться обратно – девушка вышла из палатки, вслед за ней вышли Кошкин и Язов.
К тому моменту, когда они вернулись обратно, в командирской палатке мало что изменилось, все те же люди, все те же темы.
Медик тут же предложил свою помощь, как-то, не слишком понятно пошутив, за что получил выговор от начальства, рассматривающего карту.
- Да ладно тебе, свой человек, не первый день на фронте, такие вещи не умом, но душой понимаются. Солдатской душой! – Улыбнулся медик, подмигнув девушке, а Руми отчаянно вспоминала как же зовут этого улыбчивого человека… а вот! Игорь!. – Но на всякий случай, Руми, уточняй, прежде чем бить, но не наоборот, лады?
- Своих не бью, наверное… - девушка в замешательстве обдумывала свой ответ, вдруг что-то не то ляпнула? Но Владимир молчал, значит, фраза была сказана без ошибок и выражала именно тот смысл, который в нее заложила наемница.
Внезапно ожил аппарат стоявший на столе, и начал плеваться различными звуками. Техник едва не навернулся со стула, кинувшись к нему и сразу же стал сосредоточенно что-то записывать.
- Что там, не тяни. Командование? – ожил еще один из мужчин населявших палатку.
- Да… - Браков стал читать послание, но слова доходили до японки плохо, поэтому половину сказанного она не разобрала и только на упоминании своего имени, подняла глаза на читающего.
Организация приняла к сведению твою информацию и уже предпринимает соответствующие меры, командование рассчитывает на личную беседу с вами обоими после проведения операции и просит оказать всяческое содействие для обезвреживания Яхонтова и его сторонников, совершивших все мыслимые и немыслимые преступления как против нашей родины так и против человечности. Как наёмному лицу вам гарантировано и соответствующая работе оплата, как и сумма за уже оказанную помощь Организации.
Руми облегченно вздохнула, на ближайшее время сосны отменяются, от Владимира тоже шло облегчение плюс с желанием сражаться.
- Кто командир?
- Шифр… - Браков запнулся и посмотрел на начальство. - Главнокомандующего Карпова.
- Глав… хех. Командир, однако, время даром не теряет. Сообщу остальным. Капитан, с вашего позволения. – один из мужчин вышел из палатки.
- Какие будут приказы командир? – Браков проводив взглядом ушедшего обратился к Крестовскому.
- Назревает крупное дело… - В этот момент проговорил Игорь и кивнул Кошкину. – Теперь Руми с Владимиром точно надо до зубов вооружить и привести в порядок. – Медик посмотрел в глаза девушке и мутанта, прикрытые очками. – Вы ведь, ребята, с нами или как?
- Можно было даже не спрашивать! Конечно с вами! У меня очень сильно чешутся руки, надавать этим мудакам по яйцам! – Руми хищно улыбнулась и отвела полу куртки в сторону – Перевооружение мы уже прошли, пока вы с передатчиком маялись.
Кошкин утвердительно кивнул, в ответ на фразу японки.
Владимир тоже кивнул, похлопав рукой по цевью своей винтовки.
- Смешанная русско-японская команда готова к выполнению приказаний! – девушка ухмыльнулась и хлопнула по плечу Игоря.

+2

35

Даже Крестовский почувствовал, что возникшая напряженность прошла. Впрочем, остались не менее серьезные проблемы. Начиная с заражения. Волков-мутантов он видел своими глазами, как и часть солдат. Поэтому опасность изменений под влиянием газа нельзя было исключать, он и сам это понимал, имея образование химика, пусть и не  самое полное, но с уклоном в военную его часть. Да, он никогда не слышал о газе, который может дать мутации сразу по контакту с целью, но это не повод отрицать саму возможность, не говоря уже о том, что возможен как минимум моментальный психотропный эффект. А с ним и физиологические изменения могут не понадобиться.

- Все верно. Придется потом все территории проверять, где выброс прошел. Куда можно, мы о выбросе сразу сообщили, и теперь уже можем только готовиться к худшим вариантам. - Констатировал капитан, - Так что на всякий случай бойцам передайте сразу, чтобы смотрели в оба. Мало ли что из зараженной зоны вылезет.

Руми ушла вооружаться,  некоторое время все было относительно спокойно... А потом пришло сообщение. С одной стороны, приятное в том что касалось помощи, но...

...для поддержки к нам вышел отряд союзников из Чёрной Триады, скоро прибудут в расположение лагеря, у них есть средства связи с командующим операцией, детали будут обговорены на собрании.

- Твою ж мать... - Крестовскому не надо было долго думать, чтобы понять очевидную проблему. А именно, что половина отряда у него скорее всего машинально наставит стволы на таких вот гостей. И те ответят скорее всего, тем же. Долгое отсутствие выхода на связь со стороны  отряда "Гидры", вскоре после его возвращения в лагерь вышедшего в качестве подкрепления к бойцам, находившимся на прежней территории "Россомах" (мера в общем-то плановая - часть методики ротации бойцов и подразделений), вспомнилось очень кстати - оно ведь могло означать не только отсутствие каких-то изменений в том районе.

- Кошкин, пошли бойца из своих к Дракулешти и Рудину, предупреди о скорых гостях. Им объяснять не надо. - Главное было успеть принять меры, чтобы не возникло больших проблем.  Пока же он сообщил Новиковой:

- Сообщи рыцарю что в ближайшее время будет собрание, его присутствие необходимо, но пока лучше ему в машине оставаться.

- Смешанная русско-японская команда готова к выполнению приказаний!

Крестовский улыбнулся Руми:

- Отличная новость. По опыту знаю, такая команда должна быть хорошей. - И обернулся к Бракову, - Приказ у нас один - полная боевая готовность, на этот раз к операции по уничтожению. И смотреть в оба надо за этими союзниками. Уж не знаю, как там Карпов с ними договорился, но нас любить у них причин нет и надо чтобы это не помешало операции. Рудин своих людей успокоит, но за "Триаду" мы ручаться не можем.

Вскоре после этого, место выхода "Черной Триады" к позициям отряда.

- Вот они, голубчики... Командир, ты уверен что им верить можно? Они нам уже единожды нагадили... - Пулеметчик оглянулся на стоявшего рядом с ним мужчину, один глаз которого был закрыт металлической пластинкой.

- Вот потому ты, Панин, все еще и в рядовых. - Парировал тот, - Будешь думать только о старых разборках и личных обидах - в жизни командиром не станешь. А будешь подвергать сомнениям приказы... К Дракулешти на задушевную беседу захотелось?

- Боже упаси... - Панин даже перекрестился наскоро. "Россомахи" поначалу все же не были образцом послушания и дисциплины - в их положении и неудивительно. Чужой отряд, новые командиры... Вот то  же Рудин, "Лихо Одноглазое". Кем он при Лютом был? Правильно, обучал солдат и на тяжелые задания ходил, но никто ему рулить бандой не давал. Только потому триадовцы и его со всеми остальными не порешили. А тут внезапно оказалось, что он у командования на хорошем счету и командиром отряда стал. Нет, бандиты вчерашние его уважали, -  мужик правильный и серьезный - но признали такое не сразу. Вот потому и пришлось румынке несколько помочь новобранцам осознать, что  ситуация немного изменилась. Не для всех это прошло гладко, но в итоге раздоры прекратились, Дракулешти бандиты побаивались, а Рудину подчинялись. Тот, впрочем, действовал грамотно - никого не гнобил зазря, но и спуску не давал, тренировал даже жестче чем прежде.

http://s018.radikal.ru/i510/1202/8a/c2894002f400.jpg

Сам Рудин мог бы назвать одну простую причину всего этого - он был солдатом и неплохим командиром, в банду попавшим исключительно в силу поворота судьбы, причиной которому был его тяжелый характер и неумение ладить с  некомпетентным командованием. Ясное дело, что, оказавшись в "Альфа-терроре", он почувствовал себя на месте - Крестовский относился к тем командирам, которых Рудин уважал, и оценил его способности по достоинству. Поэтому теперь он был командиром "Россомах" с позывным "Циклоп". И сейчас у него налицо была одна проблема - как не дать своим бойцам устроить конфликт с представителями "Триады". Да, внушение он им сделал, но сделал ли таковое  триадовцам кто-то? Именно поэтому маячившая за спиной УМ Устинова и пара отрядов "Гидры" в резерве его совершенно не успокаивали. Полагаться стоило только на себя...

Говорит АГ-3, группа самообороны «Триады». Вы там нас встречаете, или как?

- Говорит старший лейтенант Рудин, отряд "Россомахи" подразделения "Альфа-террор". -  Ответил Рудин в рацию, - Встречаем.

И добавил.

- Мы старые разборки вспоминать не будем. Надеюсь, вы тоже. Добро пожаловать. - Ему не слишком нравилась идея союза с "Триадой", но Рудин понимал, что лучше уж так, чем разборки и трупы. Их враг явно этому бы обрадовался, и это уже было достаточным аргументом, чтобы избегать подобного сценария.

Для Альберта Франклина:

Новикова приняла сообщение от командира и обратилась к рыцарю:

- Сэр Франклин, командир сообщает, что в скором времени прибудет подкрепление для уничтожения группировки Яхонтова. Состоится собрание, ваше присутствие там будет необходимо. Так что пока держите свою авиацию наготове. - Девушка почувствовала себя немного лучше, узнав что о них не забыли. Не то чтобы это влияло на ее боевой дух, но все-таки приятнее, когда есть кому помочь им.

+1

36

Получив подтверждение, колонна боевиков триады продолжила своё шествие, но не без опасений: настороженные взгляды, острожный шаг и пальцы, лежащие на спусковых крючках, готовые в любой момент спустить смерть с короткого поводка, стоит только окопавшимся ОАРовцам выкинуть какой-нибудь фортель, и что характерно – полное напряженное молчание. Со стороны же бойцов Крестовского можно было видеть абсолютно аналогичную картину, с той лишь разницей, что они сидели на своих огневых точках, удачно расположенных и дающих некоторую надежду на то, что если «начнётся», то вероятно у них больше шансов остаться живыми, чем у боевиков «Чёрной Триады», аккурат идущих по выделенному простреливаемому со всех сторон коридору.

- Думаешь, никто из них не сорвётся? У нас будут проблемы, если в лагере начнётся перестрелка. Яхонтов непременно этим воспользуется и раздавит всех их одним махом.
«Не волнуйся, Катя, во многом на это и расчёт. Они друг друга могут хоть до посинения ненавидеть, но каждый из них знает, что буквально в паре шагов от них сидит куда более опасный и коварный противник. Яхонтов как Дамоклов меч над ними сейчас, и до тех пор, пока он им угрожает, они будут улыбаться друг другу, скалиться, но улыбаться.»
- Всегда найдётся глупец, который может всё подпортить, если командиры и понимают всё это, не значит, что обычные солдаты будут придерживаться тех же взглядов. Для некоторых прошлое важней будущего и даже настоящего.
«Имей мы дело с аморфными структурами, я бы не стал так рисковать, а здесь расчёт оправдан.»
- Хм… твоя вера в разумность людей когда-нибудь выйдет тебе боком.

- И это всё? – Один из солдат, попивая что-то из своей фляги, с изрядной долей скепсиса окинул проходящую мимо колонну новых союзников, только-только вошедших в сам лагерь – Не густо.
- А ты что, армию хотел в подмогу? – Сидящий рядом товарищ снисходительно улыбнулся, даже не поднимая своего взгляда от земли, ещё и скрытого натянутой на глаза потёртой каской с парой вмятин на зелёной металлической поверхности. – Наивняк, нас как разведку бросят вперёд, чтобы вскрыть позиции противника и прощупать слабые места да ловушки, а главный удар придётся уже на долю других, тяжелых войск или что они там припасли, когда мы почву подготовим.
- Ха-а-а… нас на мясо пустят? – Солдат протянул сидящему флягу. – Чё-то гадство какое-то…
- Тактика это. – Приняв флягу, седок тут же к ней приложился и довольно выдохнул, сделав пару глотков.  – Тактика. В большой войне без жертв не бывает. Привыкай. Ты где коньяк тыришь?..

Завидев прибывшее подкрепление, Браков оторвался от снаряжения самого себя любимого, внимательно начав осматривать вновь прибывших. «-Хм.» Рука прошлась по колючему подбородку, через пару секунду зам потерял интерес к роте боевиков, вернувшись к своему занятию. Снайперская винтовка пристроилась на плече Кирилла, и тот, распихав поудобней боезапас, придирчиво проверил все, что набрал с собой ещё ранее, а потом несколько раз подпрыгнул на месте, убеждаясь в том, что ничего не сыпится, и не звенит, и не мешает одно другому, привычка.
- Хорош вертеться, пропустишь всё.
- Не пойдёшь? – Кирилл искоса посмотрел на Ивана.
- Нет нужды.
Пожав плечами, Браков подхватил АКМС и направился к офицерской, мерно шагая и осматривая слегка оживившийся лагерь по пути. Люди чувствовали, что из беспомощной жертвы сами превращались в хищников, роли поменялись, правда то, что от этого противник не превратился в безобидного кролика, увы, не до всех доходило. «Воодушевление хорошо, но спесь с бойцов сбить надо будет.» С такими мыслями Кирилл зашел в полевой штаб, где уже умудрились собраться все, кого касалось напрямую предстоящее планирование операции. «Второй раз прихожу последним…»

« Он не будет отступать, он никогда не знал, когда нужно бросать всё и отступить, это его, собственно, и погубило тогда.»
- Победа или ничего.. вы чем-то схожи с ним. Оба готовы рисковать всем, ставя на безоговорочную победу.
« Я научился отступать, потому я жив и могу продолжать эту войну.»
- Он тоже нашел способ продолжать её, даже после своей смерти.
« Нет, генерал Яхонтов слёг на том поле боя, вместе со всеми идеалами, за которые воевал. Он умер там, в полном смысле этого слова. То, с чем мы имеем сейчас дело, лишь его оболочка с извращёнными остатками души и памяти некогда благородного генерала. Марионетка, пляшущая под чужую дудку. Даже не предатель - Кукла.»
- Кукла… - Тихий голос Катерины, произнёс это слово с такой тоской, что Максим потерял нить своих размышлений о своём противнике и обернулся к ней.
Девушка стояла в стороне и смотрела в небо, яркое, безоблачное небо, равнодушное в своём величие к непонятным ему распрям и безумию человека, отражаясь в столь же ярких и чистых глазах Катерины. Карпов невольно засмотрелся на неё, совсем забыв про всё на свете. Почему она так пленяла его? Почему те редкие чувства, что пробивались сквозь пелену спокойствия и бесстрастия, таким громким эхом отдавались в нём самом, не первый раз уже глуша его собственные чувства и заставляя забыть свои проблемы, желания, тревоги? Побочный эффект слияния, или, как выразился Данила, обратная связь? Или что-то ещё? Вопрос на вопросе и ни одного вразумительного ответа. Всё, что можно было сказать, так это то, что она красива, невероятна красива.
- Ты видишь не меня… не совсем меня. – Катя опустила глаза, и они вновь стали неуловимы для восприятия. – Не отвлекайся.
Карпов вздохнул, всё это выбивало его из колеи, и, быть может, было бы куда проще относиться к своей напарнице как к простой, не в технологическом только смысле, программе, симулирующей разумного человека, чем как к действительно живому, разумному человеку с незавидной, мучительной судьбой. «Возможно бы, это было проще, но это было бы ошибкой.» Катя с некоторым замешательством посмотрела на своего пилота, не совсем уловив смысл его мысли, Максим лишь улыбнулся в ответ: «Не отвлекаемся.»
Продолжить, впрочем, им всё равно не дали, ожил канал связи с отрядом Триады, и Филин доложил о том, что они добрались до лагеря.

- Короче, Босс, мы тут все собрались и ждём твоего слова.
Филин, как представился командир отряда АГ-3 сил самообороны «Триады», сидел возле принесённой им же радиостанции и напряженно вслушивался. Ответ медлил, и в палатке повисла напряженная тишина. К счастью недолгая, и в полевом штабе раздался голос Карпова, подпорченный приёмником, не отличающимся чистотой передачи звука, но вполне узнаваемый.
- Говорит Главнокомандующий Освободительной Армии России, Максим Карпов. С данного момента, я принимаю на себя руководство операцией по захвату Яхонтова и ликвидации его сил, сосредоточившихся в данном районе…

- Хорошо, что ты не британский принц, а то бы представлялся только полдня, перечисляя все свои регалии… - Максим сделал как бы запланированную паузу и вопросительно посмотрел на свою напарницу, та невозмутимо смотрела на него, а потом вдруг, ни слова не говоря, просто развернулась и стала рассматривать окрестности, и как бы она вообще тут не причём. Карпов чуть помедлил и продолжил, но уже сбавив официальности в своём тоне.
- Обрисую ситуацию в двух словах. Мы имеем дело с опытным командиром, прошедшим не одну войну, имеющим богатейший опыт и превосходные способности командира. В его распоряжении ветераны войск спецназначения, элита вооруженных сил, Филин сталкивался с его ребятами лицом к лицу и знает, на что те способны. По нашим данным их около сотни, возможно больше. Это серьёзный контингент, с лихвой компенсирующий свою малочисленность учением. Поддержкой выступают механизированные отряды Универсальных Машин неизвестного типа в количество около четырёх десятков, вероятно обладающих сравнимыми или же превосходящими характеристиками наши серийные и малосерийные машины. Надеяться, что они под управлением новичков, по меньшей мере, глупо. В завершение можно добавить, что у Яхонтова на данный момент есть под боком ещё и команда бойцов с искусственно повышенными боевыми характеристиками, намного превышающих возможности даже хорошо тренированного солдата. Думаю, мисс Руми может в красках описать, на что те способны, если уже не запугала весь лагерь рассказами о них. От себя хочу добавить, что это не преувеличение, мне довелось и самому видеть результаты их работы… И вся эта братва, товарищи, спит и видит, как бы из нас фарш накрутить, а после гибели одного из превосходно обученных отряда бойцов, это желание у них по меньшей мере удвоилось. – Максим сделал небольшую паузу, вводная о ситуации «в двух словах» растянулась прилично и нуждалась в небольшой обработке сидящими на другом конце связи. – Надеюсь, все сейчас оценили опасность противника и его решимость, сделав соответствующие выводы.
- Ты сейчас их всех напугаешь так, что они под землю зароются и с места не двинутся, но да, работать будут очень слажено.
«Катя, ты упускаешь один момент, который не позволит им окапываться или пытаться бежать…»
- Яхонтов вскроет любую оборону, и Филин это знает. А эта Руми в курсе того, кто их преследовать будет и что от них не убежать так просто, по крайней мере им всем, как и капитан наверняка оценил потенциал механизированных подразделений немёртвого генерала, рыцарь просто в шоке от контингента, с которым ему в одиночку не справиться, а повоевать, видимо, хочется. Всё это припорошил «решимостью» Яхонтова их всех на фарш пустить, причём теперь ещё и за своих ребят, что мы на фарш пустили... Да-да, Я ни-че-го не упускаю. Ты не оставил им выбора кроме как победить или умереть, пытаясь это сделать. – Катя улыбнулась и вернулась к своему занятию по созерцанию местных красот, а у Максима зародилось подозрение, что девушке доставляет удовольствие его… подкалывать что ли? Однако и возразить нечего, всё это было неприглядной правдой войны. Война, мать её… «Разве я сказал неправду?»
- Ты мог попытаться их просто спасти, но ты ведь не играешь в службу спасения, верно? Тебе нужен Яхонтов и Руми с тем отступником, и как Генерал ОАР ты готов заплатить за эти победы кровью. – Катерина на миг осеклась. – Но лишь как Генерал. Старая цепь ржавеет, Максим. Что будешь делать, когда она оборвётся?

«Краткая» вводная «воодушевляла» не больше, чем куча дурно пахнущего навоза городского парня, решившего на лето заехать в деревню к бабушке и помочь по хозяйству в кои-то веки.
- Что ж, господа. - Воспользовавшись паузой в эфире, вставил свои пять копеек Браков. – Разумно сделать вывод, что или мы дружно пашем в одном направлении или же нам дружно с песнями и плясками Яхонтов выкопает братскую, - Кирилл посмотрел на британца, - интернациональную могилку. У нас команда разношерстная получается, не сработавшаяся, имеющая некоторые прения, мягко говоря, в прошлом. Но, как и Главнокомандующий, я надеюсь враг и желание пожить подольше у нас общие, и это сгладит все шероховатости в нашем взаимодействие, и этот вопрос до нашей совместной победы подниматься не будет.
«Что плохого в объединённой армии? Каждый воют за себя в первую очередь. Как решить эту проблему? Показать, что сейчас: «ты», «они», «мы»; не имеет никакого значения и вы все в одной лодке, причём подводной и довольно-таки хрупкой. Один налажает – ко дну пойдут все, бежать некуда. Капитан в своём репертуаре. Ну, триадовцам-то знакомо, что такое: сяду сам, всех с собой потяну; нашим тоже – один сдаст или наследит, вся группа под удар. Партизанские будни. Британцы.. индивидуалисты, предпочитающие культ личностей, каждый стремиться к вершинам, но стремится сам, не стаей, а одинокими волками, вот тут может и проблема быть…»
- Верно сечёшь, братан. – Задумавшийся Кирилл удивлённо уставился на нехорошо лыбящегося Филина. – Не ссыте, Яхонтов крут как яйца всмятку, но на нашей стороне сам Дьявол. – Злые глаза головореза, прошлись по каждому. – А Дьявол не любит, когда ему кто-то портачит дело.
Филин, не встретив возражений, развернулся к радиостанции и сообщил о готовности отряда.

- Босс, мы знаем, на что идём, каков план?
Голос Филина вклинился в разговор, в очередной раз, возвращая Карпова к делам насущным. Мысли скакали от одного к другому, мешая сразу сосредоточится на деле, Катерина случайно ли или намеренно ли,  но затронула одну из струн души Карпова, пробудив тщательно подавляемые сомнения и опасения, которые  теперь затмили собой весь разум Главнокомандующего. Усилие воли, и бешеные собаки вновь в клетках.. до поры до времени.
- Судя по тому, что мы можем наблюдать, после событий в секторе «Триады», наш противник поумерил пыл. – Начал Максим. - То, что он даже не попытался перехватить отряд АГ-3 и не допустить усиления лагеря, говорит о том, что Яхонтов сменил тактику и теперь сам уселся в обороне, на что рассчитывать он никак не мог, и возможности у него для этого соответствующие. Возьмём в расчёт также количество боевых машин и получаем в результате довольно широкий периметр, необходимый для рассредоточения техники и малочисленное количество пехоты для его прикрытия. Удар по двум крайним флангам заставит оголить периметр, оставив технику без прикрытия или перестроить весь периметр, что в случае войны на два фронта разорвёт силы противника и даст шанс ударной группе британских машин нанести удар в тыл, опрокинув один фронт. Подразделение особых солдат, ввиду своей малочисленности, не сумеет реагировать сразу на два фронта, и собственно его ликвидация во многом определит успех операции. – Карпов остановился и задал вопрос. – Руми и её напарник присутствуют? Они должны сыграть решающую роль в этом деле, отряд особых солдат необходимо будет ликвидировать раньше, чем они смогут переломить схватку хотя бы на одном фронте, и, зная особую заинтересованность Яхонтова в их ликвидации, можно утверждать, что пошлют их именно туда, где они засветятся, туда, где наши силы подготовят встречу им, если повезёт, то на этот крючок и сам генерал поймается. – Максим замолчал ненадолго. План был прост и вроде бы даже рабочим, но было два «но» - сам Яхонтов  и разрыв в уровне подготовки людей. Смогут ли они оказать нужное давление на противника и заставить Яхонтова реагировать нужным образом? Или же чёртов генерал умудрится играючи отбить наступление без каких-либо проблем? В любом случаи было ещё две карты на руках. – Основная ударная группа, вступит в бой чуть позже, нанеся удар в наиболее уязвимое место противника в случае разрыва сил неприятеля, или же вступит в схватку с механизированными отрядами противника, оставшимися без прикрытия, при поддержке британского отряда и начнут подавление пехоты, авиация к этому времени должна будет отрезать пути отступления или же выкурить наиболее укрепившейся отряд противника, зависит от ситуации. Чуть ранее отряд «Омега» нанесёт произвольный удар, исходя из ситуации, предположительно противник потеряет от половины и более боеспособных подразделений в ходе его атаки. Дальнейшей задачей, всех подразделений станет в первую очередь поимка Яхонтова, второстепенно – уничтожение остатков его группы. Операция не должна затянуться и пройти буквально на одном дыхании, очень важна согласованность действий всех подразделений. Непосредственно в бою я буду, руководить всеми силами и при необходимости корректировать действия в соответствии с ситуацией. Если у кого-то имеется критическая информация, способная поставить под сомнение план операции, прошу выкладывать сразу.

+5

37

Перестрелка затихала. С группировкой сил Яхонтова было покончено, но до ввода в бой «Жнеца» это далось сторонникам ОАР большой ценой: подчиненные последнего российского генерала стояли до последнего солдата и машины. Крестовский потерял больше половины своего отряда, а Филин умирал, смертельно раненый в живот, но довольный тем фактом, что его люди все-таки смогли поквитаться с Яхонтовцами. И совсем иначе дела обстояли у Руми с Владимиром. В какой-то миг японка поняла, что её защитник покинул её и испарился в неизвестном направлении. Никто не мог сказать, где находится лесной проводник, хотя очень многие запомнили его беспримерную храбрость в бою…


- Пытаешься меня остановить? – Генерал Яхонтов с усмешкой замер, глядя на Владимира. – Но получится ли? Ты ведь понимаешь, что ты мне не ровня…
«Не пытаюсь…» - офицер шагнул навстречу бывшему командиру. – «Уже остановил».
- Не остановил, - Яхонтов поморщился. – Задержал. Ты всегда был чистоплюем. И теперь пришло время поквитаться. Теперь нас тут двое: ты и я. Нет девчонки и нет Карпова на его чудесной машине. Я должен уйти, чтобы продолжить свое дело. А ты будешь пытаться мне помешать. Но… перед тем я хочу чтобы ты знал кое-что… ты не Язов. Он умер. А я захотел сохранить жизнь своему преданному офицеру и вернул его в личине, которую ты сейчас носишь.
«Лжешь!!!»
- Нет. – Яхонтов криво усмехнулся. – Владимир бы не пошел против меня. Как Скопин… как остальные. Ты лишь жалкая тварь. Уродливое создание. И ты думаешь, что девчонка с тобой потому, что увидела в тебе человека? Нет… просто тебя использовали. Где твоя девчонка?
Генерал стремительно бросился вперед и коротко ударил Язова в грудь. Проводник пролетел от удара несколько десятков метров и впечатался в толстое дерево.
- Слабак. – Яхонтов хохочет. – Чучело. Владимир бы стоял до последнего! – Он приближается рывком к Язову и ударом ноги впечатывает его в землю. – Ты умрешь здесь. И никто тебя не спасет…
Язов хотел было сопротивляться, но тут он увидел Асикагу Руми, которая быстрей других сумела найти его благодаря приобретенным способностям:
- Вот как, - Яхонтов повернулся к Руми. – Твоя девочка пришла. – Он тяжелым ударом сломал руку поверженному Владимиру. – Так трогательно. Мне это нравится…

Очередность: Руми, Карпов и Крестовский.

+3

38

После сообщения от командования, все люди в лагере активизировались, каждый был занят каким-либо поручением, муравейник ожил.
Руми сжала руки в кулаки, слишком все это было похоже на тот случай, в заводе. Те люди тоже вот так вот бегали и исполняли команды начальства, а оно оказалось самым большим ублюдком, которого девушка видела в своей жизни.
Но здесь была другая ситуация, но непонятное тревожное чувство все равно мучило Асикагу. Сейчас она до такой степени привыкла к мыслям Владимира, что не видела четкой черты между своими и его ощущениями и эмоциональными настроями.
Крестовский что-то увлеченно обсуждал с подчиненными, Кошкин тоже был занят, медик и еще один мужчина быстро-быстро переговаривались, из-за чего Руми не могла уловить даже смысла слов.
Слегка ошеломляющее действие алкоголя прошло, кусочки фраз потихоньку разбиралась,
и в один момент девушка заметила, что она понимает русский язык без малейших усилий.
В этот момент капитан отвлекся от разговора и улыбнулся ей: -  Отличная новость. По опыту знаю, такая команда должна быть хорошей.
«Конечно хорошей…» - Руми заметила, что продолжает держаться за руку Язова. Оглянувшись на Владимира, она поняла, почему русский ей казался родным языком.
Девушка просто слушала происходящее его ушами, а русский язык для Язова как раз и был родным.
Руми вздрогнула и отпустила его руку, Владимир ничего не сказал на это и просто передвинулся назад.
«Может это все же алкоголь?» - но сразу же отмела эту нелепую мысль. И только потом до нее дошло, что таким образом Владимир хотел ей помочь, транслируя перевод тирады ей. Асикага слегка улыбнулась и снова взяла его за руку, мысленно говоря «Спасибо».
Язов снова придвинулся поближе, и теперь русская тарабарщина стала для нее понятней родного японского.
- Приказ у нас один - полная боевая готовность, на этот раз к операции по уничтожению. И смотреть в оба надо за этими союзниками. Уж не знаю, как там Карпов с ними договорился, но нас любить у них причин нет и надо, чтобы это не помешало операции. Рудин своих людей успокоит, но за "Триаду" мы ручаться не можем.
«Карпов, союзники, смотреть в оба… Так, Карпов это начальство, союзники это те люди с которыми он договорился, что они помогут Крестовскому и его отряду в борьбе с мутантами, но видимо у капитана и этих союзников давняя вражда, поэтому ситуация столь накаленная. Как же все сложно, действительно без пол-литра не разберешься…»
Где-то невдалеке зазвучала рация, послышался топот сапог, и повисла напряженная тишина. Руми привстала со стула, чтобы высунуть свой любопытный нос за полог палатки, но этого не потребовалось. Внутрь вошли еще мужчины, после появления, которых в палатке стало нечем дышать. В воздухе словно летали наэлектризованные молнии, да и пахло от пришедших отнюдь не розами. А кровью и порохом…
Один из них поставил передатчик на стол, все остальные собрались вокруг него, и когда вошедший заговорил, Руми даже вздрогнула: - Короче, Босс, мы тут все собрались и ждём твоего слова.
Передатчик ожил и зашипел прерывающимся, механическим голосом. Слов девушка не разбирала, видимо после долгого транслирования Владимир устал, да и о самой Руми можно было сказать то же самое. Голова раскалывалась, виски жгло огнем, но наёмница лишь досадливо морщилась. Больная голова это довольная малая расплата, за знание о том, что творится вокруг.
Среди нескольких фраз на тарабарщине Руми уловила свое имя и вопросительно посмотрела на Владимира, но он покачал головой как бы показывая, что там нет ничего интересного.
Через несколько секунд на девушке остановился прожигающий взгляд странного человека принесшего передатчик.
Словно оценив ее и Владимира, он перевел взгляд на другого человека, а после на следующего пока в палатке не осталось ни одного, недосмотренного лица.
Передатчик вновь ожил и на этот раз в голове у девушки возникли четкие слова:
- Руми и её напарник присутствуют? Они должны сыграть решающую роль в этом деле, отряд особых солдат необходимо будет ликвидировать раньше, чем они смогут переломить схватку хотя бы на одном фронте, и, зная особую заинтересованность Яхонтова в их ликвидации, можно утверждать, что пошлют их именно туда, где они засветятся, туда, где наши силы подготовят встречу им, если повезёт, то на этот крючок и сам генерал поймается.
«Спасибо неизвестный главнокомандующий, за столь доброе к нам отношение» - девушка сплюнула себе под ноги.
Даже, несмотря на то, что он обещал поддержку, а их использовать только в качестве наживки, Руми понимала Язов не останется в стороне.
А также она понимала, что, скорее всего так и будет, Яхонтов будет именно там, где будут они. А если так, то удержать Владимира от боя, не сможет даже она. Если в подземельях не было шансов на победу вообще, то сейчас с поддержкой Карпова и его людей операция могла пройти успешно. Только на сколько успешно? Владимир измотан, возможно, даже ранен, а команда в поддержку, возможно, пойдет смешанная?
Можно ли доверять им свою спину? Можно ли предотвратить стычку Язова с этим выродком? Можно ли…
Ответов на это Руми не знала.
Девушка раскачивалась на стуле и просчитывала различные варианты развития событий.
Перчатка с руки была снята, а ноготь на большом пальце безжалостно искусан.
Что-то наподобие некого плана стало вырисовываться в голове девушки, и когда последний кусочек мозаики встал на свои места, она подняла глаза на собравшихся.
Все собравшиеся вокруг были готовы к всевозможным последствия, кто-то ради мести, кто-то ради идеи, а кто-то просто ради того, чтобы выжить.
Сама Руми относилась к последним, выжить было первостепенной задачей, девушка не собиралась умирать посреди леса заполненного мутантами, за простую идею.
Поэтому нужно выжить, и сделать так, чтобы выжило руководство, а то где потом искать свои кровные?
Но это была только материальная сторона вопроса, а другая сторона…
Асикага нервно усмехнулась и встала со стула, направляясь к выходу из палатки и увлекая за собой Язова.
Через некоторое время из палатки вышли все остальные. Вокруг лагеря образовалась тишина, и в следующий миг воздух взорвался миллионами звуков. Выстрелы, хрипы, шорохи и тени. В горячке боя Руми не успевала следить за перемещениями Владимира, хотя ощущала его присутствие рядом.
Его спина появлялась в самой гуще боя и в течение нескольких секунд лишала приспешников Яхонтова не только преимущества, но и жизни. Сама же девушка стреляла, перекатывалась по стылой земле и снова стреляла, перешагивала через трупы врагов и собственных товарищей и шла вперед казалось бы целую вечность.
Но переломный момент внес главнокомандующий, ворвавшись в драку и убивая так, что даже союзникам становилось страшно от этого зрелища.
Перестрелка затихала.
Девушка сидела у дерева, облокотившись на ствол и переводя дыхание. Последняя драка далась ей нелегко, легкие снова напомнили о себе, руки отказывались даже просто подниматься, а ноги уже не держали после всех картин этой схватки.
Ощущение чего-то недоброго вновь усилилось, несмотря на разгром армии яхонтовцев, он сам так и не попался никому на глаза. Похоже, план главнокомандующего дал осечку…
«Стоп! Какое на хрен, неприятное ощущение?»
Асикага резко вскочила, Владимир не ощущался. Причем не ощущался он не только поблизости, а совсем!
Руми сразу вспомнила разговор около завода, о желании Владимира закончить эту жизнь не зря. Девушка в панике огляделась вокруг, но никого из командования рядом не оказалось. Расспросив бойцов, она выяснила, что почти никто не видел Владимира после финальной схватки.
«Где ты?! Где ты, мать твою!» - девушка обхватила голову руками и присела на корточки.
Слабое ощущение пришло откуда-то сбоку, где-то рядом, но это ощущение смазывается, рассыпается среди тучи других чувств.
«Владимир?!» - на этот раз перед ее глазами предстала полянка, где Язов и Яхонтов стояли друг против друга.
- Идиот! – Руми, отбросив в сторону броник, бегом рванула к тому месту.
Когда она почти добралась до этого места, в ее сознании появилась другая картинка: диалог Яхонтова с Владимиром, смятение Язова и жестокий удар бывшего командира.
Последний рывок и задыхающаяся Асикага вывалилась на поляну, перед ней лежал Владимир, над ним стоял Яхонтов придавив его ногой к земле.
- Вот как, - Яхонтов повернулся к Руми. – Твоя девочка пришла – резкий удар и слышно как в руке Владимира хрустят кости – Так трогательно. Мне это нравится…
- Мудло! Убери свою поганую лапу с него!  – русское ругательное слово, невольно вырвалось из девушки.
Руми не отрываясь, смотрела на Язова, сейчас она могла видеть и чувствовать почти все, что испытывал он. Сломанная рука адски болела, но, кажется, его волновало больше всего, то, что сказал Яхонтов перед началом их боя.
«Стрелять? Не поможет, судя по всему, реакция у него даже выше чем у Владимира…»
- Ты же не знаешь ни хрена! – Асикага с ненавистью смотрела на Яхонтова.
«Владимир! Ты же меня слышишь? Я не знаю, может ли он слышать меня, или для него это сюрприз, что я могу разговаривать с тобой мысленно. Ты меня слышишь, черт возьми?! Как ты можешь верить его словам? Верить тому, кто убил тысячи людей просто так? Верить этому ублюдку? Ты человек! Пусть с отклонениями, пусть с необычной внешностью, но ты человек! И это говорю не только я, но и Крестовский, Кошкин, и остальные люди с лагеря. Которые видели тебя в бою, которые дрались спиной к твоей спине, если не веришь мне, спроси их! Вспомни свои первые слова:  - Я самый сильный из подразделения «Каин»… но сейчас я хочу, чтобы мои создатели в полной мере ощутили, насколько я силен. Однако… перед этим я хочу, чтобы хоть кто-то узнал, что я не просто причудливый мутант. Я русский офицер. Меня звали Владимир Язов. Капитан Владимир Язов! Ты капитан Владимир Язов! Поднимайся, вставай, сделай этого мудака! Вышиби ему остатки его мозгов и докажи, что ты не его игрушка, а нормальный, настоящий человек…» - Руми едва не плакала.
Но вслух продолжала поливать Яхонтова различной нецензурной лексикой, стараясь взбесить его и заставить отойти от Язова.
- Так что ты никакой не крутой перец, а дырка от бублика, раздувшаяся от дерьма в придорожном туалете!
Руми плюнула в сторону Яхонтова.
«Скорее всего, он сломает мне шею, как до этого сломал Владимиру руку…» - мысли неспешной волной возникали в голове у девушки и так же не спеша, удалялись.
«Умру – не умру?»

+4

39

Все пришло в движение. Всего один короткий приказ к началу операции, и рука судьбы рванулась ретиво писать очередную главу в истории этого безумного и неуёмного человечества, писать кровью самих актёров, принявших участие в одном из актов бесконечной пьесы о войне и мире, в котором она поселись, казалось, навечно, - жестокая, беспощадная и, вопреки изысканным песням поэтов о славных битвах и героизме, самопожертвовании, несгибаемой воли людей, в сути своей отвратительной и безобразной.
Первой жертвой, первой данью всаднику на бледном коне стал парень лет двадцати пяти, имя которого через пару десятков лет, а может и раньше, никто и не вспомнит. «Безымянный солдат» шел с небольшой разведгруппой в авангарде, срезая установленные растяжки, вскрывая мины, которых, к счастью, было немного, противник, пришедший увидеть и победить и вынужденный перейти в оборону, оказался не подготовлен к обернувшейся против него ситуации, всё-таки госпожа удача - капризная миледи, любящая разнообразие и непредсказуемые исходы, - сегодня изменила бывшему герою России, и это был хороший знак для бойцов освободительной армии, приободривший вначале солдат и давший скромную надежду, что они переживут сегодняшний день и ещё не раз поднимут стакан или помятую из нержавейки кружку в честь победы и что во время тоста не будут звучать последние поминальные слова в их честь и в честь их друзей и товарищей, сопровождаемые традиционной минутой памяти. До первой пули.

- А-3! Контакт! 
Рокот пулемёта приглушил голос ведущего отряд, провожавшего округлившимися глазами падающего от снайперской пули солдата и тут же, на рефлексе жестом приказавшего одновременно с оповещением своих по рации всем рассредоточиться по укрытиям. Бойцы как тараканы рассыпались, спрятавшись кто за что, и открыли ответный огонь по противнику, за что ещё один солдат поплатился жизнью, получив 7.62-ю в нижнюю челюсть, разворотившую её, смешав кости и зубы с жилами и мышцами, изорвав все сосуды. От удара он опрокинулся назад, обильно поливая тёмной кровью зелень и сырую землю, дёргаясь в судорогах и извиваясь как уж, но его агония длилась недолго: считанные секунды, и парень испустил дух.
Всего этого Карпов не видел: все эти маленькие трагедии разыгрывались для него посредством непрерывного движения и исчезновения символических значков на сферической карте Жнеца, обозначавших его солдат и солдат противника, и не могли, конечно же передать и малой доли всех кошмаров, что творились на поле боя, лишь сухие факты, не обременённые начинкой морали, сожаления, боли и чего-нибудь ещё, что могло отвлечь
А-3 не стало спустя всего сорок семь секунд, авангард был полностью разбит, несмотря на то, что парни цеплялись за свою жизнь до самого конца. Противник выиграл эту маленькую битву со счётом шесть - два. Подошедшая уже боевая группа К-1 заставила отступить «встречавший» отряд противника и чуть не угодила в ловушку, погнавшись за ним. Второй небольшой отряд противника попытался зайти с фланга и взять их в клещи вместе с первым отступающим, впереди же, выходя из тыла, замаячили неизвестного типа УМ, с такими машинами действительно ОАР раньше не сталкивалась, идентифицировать их не удалось, техника, видимо, собралась подавить своим огнём К-1, как только тот окажется под перекрёстным огнём прижат к земле и беспомощен, и потому сходу не атаковала, выходя на удобный вектор для атаки. Короткий приказ Максима, и преследовавший отряд К-1 сменил курс, неожиданно ударив по заходящей с фланга «клешне». Вторая, пытаясь всё же завершить комбинацию и воспользоваться моментом, прекратила отступление и попытался зайти в тыл, но сама получила удар в спину от ещё одного мобильного отряда, шедшим прикрытием для К-1. Техника противника, пытавшаяся выручить своих, попала под обстрел из РПГ и снайперских винтовок, рассчитанных на борьбу с легко бронированной техникой, заряженных бронебойными снарядами, и была вынуждена заботиться уже о своей металлической шкуре с мягкой начинкой, вдобавок ещё поиск удачного направления для атаки вышел боком, и она оказалась между двумя боевыми группами, отрезавших путь к отступлению к своим, пусть и связанных боем с несостоявшимися «клешнями».
Как бы всё было просто, если бы бой вёлся посредством безликих символов и бесстрастных схем и за их «спиной» не было живых людей… таких разных… неравных в своих возможностях и силах, стойкости, стремлениях. Люди Яхонтова стояли насмерть, им не было прощения за то, что они сотворили, и не было дороги назад, и они это прекрасно понимали: или они погибнут и падут, как предатели родины, как воплощение Зла, оставшись в памяти народа, или они победят и напишут свою историю, став героями, ведь победителей не судят, поверженный всегда не прав, а победа оправдывает всё: любую кровь, любую подлость и злодеяние. Так пишется история сильными мира сего, где правда слабого и поверженного немым криком растворяется в веках, и, если возвращается, то лишь для того, чтобы оправдать новую войну, придать смысл вновь проливаемой крови. А правда... она для каждого своя, она бывает разной, истина же ведома лишь Богу, и то, если тот составил себе труд существовать в этом мире, несущемся по замкнутому порочному кругу из поколение в поколение.
«Бессмысленная бойня…» Карпов пустым взглядом наблюдал, как рой значков основных сил левого фронта навалился на остатки разрозненных кучек красных точек обороняющихся сил, создавая реальную угрозу прорыва и выхода в тыл к основным силам Яхонтова… проклятого генерала, не спешившего бросать свои силы в бой, заставляя главнокомандующего вновь и вновь просчитывать ситуацию и искать подвох, ловушку.
- Он ждёт, пока ты выложишь главный свой козырь. Разве нет? – Максим кивнул, соглашаясь, но в то же время сомнение не оставляло его. «Он должен знать, что произошло там. Но откуда? Не было сигналов связи, они просто не успели, им не до этого было, никаких наблюдателей рядом, никаких средств дальнего обнаружения и наблюдения. Так как он узнал?» - Спросишь у него самого. Но не вижу ничего удивительного в этом для того, кто восстал из мёртвых и создал этих… сверхсолдат.
Всё было верно. Таковы законы нового мира. Или может наоборот: не нового, а первозданного, и всё то, что привык он сам считать «миром сегодняшним», лишь убогое нагромождение на нём, подобное грибку-паразиту, облепившему старое древо? Прав был древний философ, сказав: «Я знаю, что я ничего не знаю».
Сомнения пали, когда враг пришел в движение: не было сомнений в том, что он вопреки ожиданиям не стал распылять войска и решил сначала избавиться от одной группы с правого фланга, нацелив на неё большую часть своих сил, в то время как небольшое подкрепление должно было придержать вторую атакующую группу. Однако именно это подкрепление и привлекло внимание главнокомандующего. Один отряд пехоты шел с не то чтобы быстрой для людей скоростью, он нёсся со скоростью, которой бы позавидовали профессиональные спринтеры. «Вот и они».
- С-0. Рой в сетях.
- Принято. 

Солдат на миг высунулся из-за укрытия в виде пары толстых сваленных ветром или временем стволов старых деревьев и под тихий хлопок отлетел назад, потеряв всю заднюю часть черепа, которую просто снесло пулей калибра 7.62*39.
- Спи, моя радость. – Тихо, слегка охрипшим голосом пробормотал Браков и стукнул по уху. – С-4,6,7, пчёлы на подлёте, пропустить на пасеку, С-2,3, готовьте соты, остальным сидеть при колпаке, готовность 15 секунд. Мефодий! Встречай гостей, готовность 10 секунд.
В наушник отдалось разноголосым  эхом «Есть», а сам Кирилл быстро сменил позицию и разлёгся на небольшом заросшем возвышении меж деревьев, откуда прекрасно было видно Руми с её напарником и боевой группой, готовящейся встречать творения спятившего генерала.
На миг всё вокруг стихло: не было слышно ни звуков выстрелов, ни оглушающих взрывов, ни предсмертных вскриков и стонов боли раненых; в этой тишине можно было расслышать даже шелест листвы деревьев, раскачивающихся под неуёмным ветром, игравшим с вертушками леса. В ноздри ударил запах зелени и земли, столь слабый, что обычно на него и внимания не обращаешь, но сейчас, лежа в ней по уши, как приятно было его вдыхать, а не резкую вонь пота и крови, смешанную с пьянящим запахом пороха.
- Хм, никак помирать собрался? – Сам себе с кривой усмешкой задал вопрос Браков, в душе искренне удивляясь своему поведению, нашел ведь время… и всё же, почему-то ему стало спокойно, несмотря на предстоящий бой с монстрами в прямом смысле этого слова.
- С-7, вижу.. нихре..! Они здесь! – Последние слова были чуть ли не выкрикнуты, но в них не было необходимости. Три здоровенных фигуры буквально вылетели навстречу отряду Мефодия и Руми с Владимиром, сходу открывая огонь из своих ПКМ, всаживая длинные очереди в двух солдат, не успевших даже удивиться, не говоря уже что бы отреагировать и укрыться от шквального огня, обрушившегося на отряд.
А потом прогремел взрыв, метров десять земли вдруг превратились в одну сплошную стену пламени, пожирающую всё, что имело несчастье оказаться в ней: эффектно появившаяся троица, как и их жертвы, даже, что имело несчастье оказаться в нём, эффектно появившаяся троица, как и их жертвы даже не успели понять, что умерли, как их разорвало голодное пламя на части, опаляя остатки и выжигая плоть до костей и отделяя от неё части тяжелой брони, от одного вида которой становилось тяжело. Но не успели покинуть этот мир эти трое, как по бокам окопавшегося отряда появились новые размытые силуэты, в стремительном движении, парами обходящие отвлёкшихся на впечатляющее зрелище солдат. Винтовка Кирилла вновь кашлянула, и один из мутантов, споткнувшись, кубарем пролетел несколько метров, попытался подняться, одной рукой прижимая здоровую руку к шее, качнулся, сделал пару шагов и, упав на колено, медленно повернул голову в сторону Бракова. «Твою меть!» Снайпер тут же откатился в сторону, даже не пытаясь прихватить оружие с собой, и вовремя - буквально спустя секунду по тому месту, где он лежал, прошла очередь из пулемёта, перемешивая землю и вздымая небольшие неказистые фонтанчики земли в воздух вместе с подкошенными стеблями и сбитыми листьями. Браков вскочил на ноги и проворно отступил за крепкий ствол, по которому моментально забарабанили пули - напарник  подстреленного приближался с невероятной скоростью, поливая позицию снайпера огнем, не жалея патронов. Здоровяк, обвешанный железом, как древний рыцарь, выскочил к тому дереву, за которым прятался человек, и сходу всадил очередь… в пустоту. Полусекундная заминка, и мутант со звериным разъярённым рыком развернулся, ища исчезнувшего противника, шаг в сторону ближайшего куста. Щелчок выдернутой чеки из растяжки и взрыв, отбросивший на пару метров закованного в железо монстра. Пожёванный, как вскрытая старая консервная банка боец стал медленно подниматься с земли: из сочленений помятой брони сочилась кровь и в некоторых местах явственно виднелись следы пробоин осколками, хриплое прерывистое дыхание говорило о том, что ему хорошо досталось, хорошо, но недостаточно - марионетка Яхонтова не собиралась подыхать так просто и ещё жаждала придавить своего противника, переломать ему кости и оставить дохнуть в безысходности и агонии. Блеск стали, неуловимое движение руки, будто из-под земли появившегося Бракова, больше похожего на лешего, и двадцати пяти сантиметровый клинок вошел между сочленениями брони в горло, пробив трахею и войдя в шейные позвонки, поражая нервный ствол, парализуя всё тело ниже повреждения. Мутант замер как восковая фигура, и Кирилл, чуть помедлив, готовый ко всему, выдернул нож из шеи, проводив взглядом медленно осевшего поверженного противника.
- Что бы с вами там не намутили, основа всё та же – человек, вместе со всеми его слабостями. – Нож вернулся на место, а в руках Бракова его место занял АКМС со сложенным прикладом. Быстро окинув взглядом местность, боец вернулся к месту, где оставил снайперскую винтовку и тихо матюгнулся – пара патронов, выпущенных мутантом, попала по ней, начисто снеся оптику и разбив раму вместе с одной из подставок - теперь из неё не постреляешь. Сплюнув, Кирилл направился к месту, где располагалась группа Мефодия, по пути вызывая своих. – Это С-0, доложите обстановку!
- С-1, докладываю. Рой затравлен, по крайней мере колпак уверяет, что все скопытились. Мефодия срезали, С-11 отбыл, С-7 отдыхает, С-4,9,12 помяты, но в деле. Колпак цел.
Браков остановился рядом с ранее им подстреленным трупом мутанта и проследил его путь, который тот, видимо, проделал ползком. Несмотря на смертельную рану разорванной артерии, тварь проползла в сторону обидчика добрых метров пятьдесят, прежде чем испустила дух.
- Живучие, с**и. – И тут же переключился на связь. – С-7, занять оборону, помятых в тыл, остальные в коробку, пасём колпак.

Жнец сорвался с места, быстро сокращая дистанцию до поля боя, заходя по широкой дуге в спину атакующим силам Яхонтова, ещё не подозревавшим о том, что их бой проигран изначально. Часы, отсчитывающие секунды боя, каждая из которых была куплена жизнью самого пилота, вновь пришли в неумолимое и бесповоротное движение. За всякую подаренную победу небеса или же сама преисподняя взыщут свой процент с торжествующего Победоносца, когда придёт его время расплачиваться за победы земные, и лишь Смерть взимает за своё покровительство дань без промедления. Ирония судьбы: на одном поле боя сошлись те, кто продали свою душу, и каждый верит  в истинность лишь своего пути, но столь ли велико их отличие друг от друга?
Четыре машины неизвестного типа шли строем, ловко маневрируя и уворачиваясь от плотного огня сил ОАР и быстро сокращая дистанции до своего противника, показывая великолепные маневренные характеристики своих боевых машин и их высокую проходимость, сравнимую с русскими машинами, славившимися своей вездеходностью, а вместе с тем и высокий уровень собственного пилотажа. Яхонтов действительно здесь собрал лучших своих людей, настоящих профессионалов  во множестве схваток отточивших своё мастерство чуть ли не до уровня асов, и это чувствовалось в каждом движении найтмеров. Все три машины оказались обречены - гигантское лезвие прошло сквозь них как раскалённый нож сквозь масло, даже не почувствовав с их стороны сопротивления, и целое звено превосходных машин в руках прекрасных пилотов исчезло с поле боя в мгновении ока. Черная крылатая машина, внезапно появившаяся посреди боя, резко сменила траекторию своего движения и понеслась навстречу большой группе из десятка машин, пилоты которых, не веря свои глазам, вмиг побледнели от вида несущейся на них гигантской черной твари, что-то истошно орали своему командиру о появлении неопознанного врага и нервно дергали гашетку орудий, поливая тварь из всего, что было, и седея на глазах от понимания, что они не могут по ней попасть, просто не могут. Десяти, или даже больше, метровая дура неслась на них в лобовую, легко маневрируя, а они, словно пацаны впервые взявшие в руки оружие, не могли по ней попасть! Что-то мелькнуло, и шесть из двенадцати машин взорвались без видимой причины, а крылатая тварь, не сбавляя скорости, крутанулась вокруг своей оси и поймала несколько чёрных точек, исчезнувших в её теле, а на развороте, оказавшись рядом с одной из уцелевших машин, резко взмахнула косой, и найтмер развалился на части, разрезанный как минимум натрое, хотя любой мог поклясться, что видел лишь один удар, и то весьма условно. Оставшиеся кинулись врассыпную, стреляя по твари, не особо надеясь попасть, единственным их желанием было держаться от неё подальше, но тщетно. Катерина вмиг просчитывает их скорость и траекторию движения – захват целей и Жнец спускает с поводка свору гравитационных гарпунов, как гончих устремившихся к жертвам, резкими и непредсказуемыми движениями, отдаленно напоминающими стремительно движущуюся змей, не дающих шансов уклониться от смертельного оружия, быстро настигающих и впивающихся в металл, прогрызаясь до капсул пилотов и разрывая их на части, вырываясь с другой стороны машин, тут же устремляясь обратно к своему хозяину, уже приметившему новых жертв.
«Как всё просто…» Взмах косой, и несколько расчленённых солдат разлетаются в стороны, остальные суматошно пытаются отступить и перегруппироваться, чтобы дать отпор новому противнику. В то время как вокруг них начался настоящий ад, бойцы Крестовского и Филина вместе со вступившей в бой основной ударной группой налегли на ошеломлённого противника, не знающего уже, в кого в первую очередь стрелять: то ли на наседающих солдат и УМ, которых заметно больше стало, то ли на крылатую тварь, бесчинствующею посреди их войск, то ли по рассекающей по полю боя группе Винсентов во главе с рыцарем Круга, наносящих точечные удары по наиболее стойким группам противника, обращая и без того сломленный строй в неконтролируемый хаос. Это был конец, но, даже зная это, люди Яхонтова не собирались сдаваться или пытаться бежать, каждый из них собрался провести свой последний бой с честью, до самого конца…
- Давай убьём их всех… - В холодном голосе Катерины чувствовался знакомый азарт, как тогда бой пьянил, как и мощь Жнеца их обоих. А стоит ли сдерживаться? Люди Яхонтова сами выбрали свою учесть... «Живой мне нужен лишь один – генерал.»
Радость, ликование, жажда крови, а может само безумие в ответ волной передались пилоту от его напарницы, захлестнув с головой. И смех…

Причудливо смешавшийся японский и русский отборный мат обложил лес и лишний раз подогнал Бракова: счёт шел на доли секунд, у них был всего один шанс, второго не дадут. Неизвестно, каким чудом, но этой японке удалось отыскать своего пропавшего напарника, чтоб ему не ладно было: гад улизнул у них из-под носа, стоило им только на секунду расслабиться, порадовавшись тому, что бой был окончен и последний солдат Яхонтова пал. Кирилл чуть пол своей и без того не слишком пышной шевелюры не вырвал со злости, обнаружив пропажу, и обложил матом всю группу с собой заодно. Куда пропал мутант окаянный, можно было не гадать, и оттого становилось ещё хуже: если эти два придурка друг друга перебьют, ценность победы, купленной не малой кровью, снизится чуть ли не до нуля.
Яхонтов попал в перекрестие оптики. Кирилл глубоко вздохнул и успокоил дыхание и пульс, прикидывая расстояние, скорость и направление ветра, оценивая влажность и температуру воздуха, соотнося всё это с особенностью своей СВД, которую одолжил у погибшего солдата, взамен своей, безвременно отправившейся на запчасти с «легкой» руки одного из мутантов: увы, оружие в таком состоянии не слишком подходило для ювелирной работы, которую предстояло сделать снайперам, окружившим Яхонтова, но, как говорил Ворошилов: «Нет плохого оружия, есть плохие стрелки».
- С-0 на позиции, доложите. – В ответ пришло подтверждение, что вся группа вышла на позиции и готова к захвату.- С-8, работаем вдвоём по 12-23, остальные к захвату, готовность 5 секунд.
«Четыре, три..» Яхонтов с издевательской ухмылкой слушая «ласковые» со стороны наёмницы, сделал неторопливый шаг в её направлении, полностью поглощенный происходящим, растягивая  момент и наслаждаясь бессилием девушки, и, как он считал, поверженного уже Владимира… «один!» Парный выстрел, отчасти приглушенный потоком громкого мата наёмницы, и три куска металла преодолели трёхсотметровое расстояние, менее чем за секунду добравшись до цели и впившись в плоть генерала.
Группа сорвалась с места одновременно с выстрелами снайперов. Браков наблюдал, как подкошенный генерал упал, и как только тот попытался безуспешно вскочить на ноги, оаровец выстрелил ещё раз, выводя из строя вторую руку, на которую Яхонтов опирался. Генерал вскрикнул и уставился с ненавистью прямо на Кирилла, смотря ему прямо в глаза, несмотря на почти полукилометровое расстояние и то, что Бракова отличить от местной флоры можно было разве что споткнувшись об него. «Господи милосердный... он такой же, как и те». Испарина выступила на лбу снайпера, заворожённо смотревшего сквозь прицел в глаза своей жертвы, в которых светило что-то странное, похожее на красную галочку-птичку.
Бойцы группы «С» преодолели за рекордное время расстояние до Руми с напарником, уже поднявшимся на ноги и исступлённо смотревшего на своего противника: вот он, его главный враг, у его ног, беспомощный, хотя ещё недавно стоял, торжествуя над ним самим и угрожая расправиться с его… его… Руми… Идеальный момент всё закончить, положить его кошмару конец, отомстить и остановить его раз и на всегда.
- Ты собираешься вот так просто дать ему сдохнуть после всего, что он сделал? – Иван подошел к Владимиру и посмотрел на него в упор. – Ты имеешь на это право, возможно, как никакой иной солдат. Но разве у тебя не появилось кое-что поважней на данный момент? – Ваня кивнул в сторону едва не рыдающей девушки, кое-как сдерживающей проклятые слёзы, несмотря на то что опасность уже миновала. – Она здесь ради тебя, так будь мужиком, твою мать! А этот никуда уже от нас и тебя не денется.
- Б***ь! – Игорь подойдя к лежащему генералу забросил АК за плечо и стащил сумку со спины. – Свяжите его, а то мало ли, я перетяну раны, а то сдохнет раньше, чем положено. Какой гений руку к едреней фене снёс?
Солдаты навалились на генерала и перетянули его ремнями от автоматов, зафиксировав клиента так, чтобы он и пошевелиться не мог, хотя ему, видимо, этого и не особо хотелось. Боль Яхонтов терпел отменно, а вот потеря крови заметно ослабила тело. Медик, чертыхаясь по-чёрному, ловко перетянул повреждённые конечности, останавливая ток крови, и обмотал раны бинтами, обработав их каким-то раствором, попутно вкалывая что-то своему пациенту, от чего тот окончательно поплыл.
- Эй, герои хреновы, вы там как? - Не отвлекаясь от дела, Игорь окрикнул Руми и Владимира. – Шибко не дёргайтесь, сейчас этого упакую и осмотрю вас. Кирилл, где карета наша?
- Сейчас будет. – Браков вышел к месту происшествия неторопливым шагом, окинув его взглядом. Вид генерала был неважный: последний выстрел из-за спешки слегка скосился, и левую руку Яхонтову просто оторвало, да и правая безвольно висела, перебитая в локте; колено представляло собой сплошное кровавое месиво: сустав вывернут неестественно в другую сторону, а коленная чашечка была просто раздроблена патроном. – Жить будет?
- Жить будет, никуда не денется, крепкий, с**а. –  Медик подошел к Владимиру и скептически осмотрел его. – Показывай, что с рукой и рёбрами, видел, не хило приложили, и не выкобенивайся, тут все свои, кроме этого. – Игорь мотнул в сторону Яхонтова.
Вдали послышался звук мотора, а потом и треск веток: к группе сквозь редкий лес несся в сопровождении четырёх УМ-5 старенький потрёпанный БМП, видимо тоже принявший участие в недавнем бою, за ним выглядывал ещё один, как и первый обработанный умельцами из ОАР.
Колонна остановилась рядом с группой: из первой БМП выскочил человек в полевой офицерской форме и погонами майора, из второй команда медиков с носилками и сумками, прямиком направившаяся к Яхонтову и Владимиру, последнего не дал утащить Игорь,  заявив, что тот в порядке, и он сам справится. Полевики немного помялись, но с согласного кивка майора отступили, предоставив второго пациента Игорю и Руми.
- Ну что, майор, как дела у наших? – Браков устало сел на опрокинутый ствол дерева и положил рядом свою СВД.
- Операция завершена, сейчас оказываем помощь раненым, собираем тела погибших товарищей и противников, оружие и технику, дальше в лагерь Альфы, а там видно будет. – Майор чуть помолчал и добавил. – Хорошая работа, бойцы, вы все сегодня герои.
Браков тяжело вздохнул, что-то хотел ответить, но, подумав, промолчал, лишь махнул рукой и, достав флягу, сделал пару глотков. «Уроды мы, а не герои, все герои сдохли во время войны».

+5

40

Они вступили в бой. Теперь уже не было разницы, кто есть кто и в каких отношениях с остальными - они сражались все вместе, потому что иного выхода просто не было. И когда бой закончится, вполне возможно, многие пересмотрят отношение друг к другу. Да, были трения между бойцами ОАР и новобранцами из "Россомах" - но сейчас они сражались бок о бок, не вспоминая об этом. Именно эту нехитрую истину сообщил Крестовский всем перед боем, как и раньше, очень давно - так ему казалось - говорил своим бойцам. "Тот, кто сегодня прольет кровь вместе со мной, будет мне как брат". Так говорили тем в батальоне, кто впервые шел в бой и только после него становился полноправным "Красноплечим". Сейчас он сказал это тем, кто уже сражался в операциях отряда, но впервые вступал в настоящую битву, сражение, из которого очень мало шансов вернуться. Они действительно успели стать для него кем-то большим, чем просто солдаты. Крестовский знал если не всех, то тех, кто определял лицо его подразделения. Браков и другие бойцы. Дракулешти, Кошкин, Комарова. Рудин и его "Россомахи", которых он помог сделать не бандитами, а бойцами. Новикова, Устинов и остальные "Красноплечие" - каждый из них заслуживал право носить такое имя. И Руми и Владимир, которых он не считал чужими. Многие другие, которых он знал.

И теперь все они отправились навстречу смерти или победе. Он прекрасно понимал, сколько их может не вернуться. Знал цену победы в безнадежных условиях с того самого момента, когда стал командиром третьей роты "Красноплечих". И умел не отступать, зная эту цену. И именно поэтому никогда не прятался за спинами своих бойцов - если цена такова, Александр Крестовский будет платить ее вместе со всеми. Так поступала Рысь, и так будет поступать он.

- За живых и в отмщение за павших. "Альфа-террор", в бой. - И начался ад. Они сражались с противником, который был сильнее и опытнее, его техника превосходила имеющуюся у них. Естественно. что их потери были куда больше. Но они не отступили и не сдались. Даже когда становилось совсем плохо.

Новикова полностью оправдала доверие командира - когда ее УМ подбили, она сменила его, заменив одного из пилотов, потом ей пришлось сделать это снова, а когда и эта машина приказала долго жить, она взяла у убитого "Россомахи" из рук пулемет и возглавила его отряд. Она еле стояла на ногах к концу боя, но все же стояла. Ведь капитан приказал не отступать - и она выполнила приказ, несмотря ни на что.

Рудин со своим бойцами принял на себя главный удар, давая возможность маневра группам "Гидры". Именно "Россомахи" упорно продвигались вперед, не давая врагу передышки и позволяя "Гидре"  атаковать наилучшим образом. Да, Рудин чуть не лишился последнего глаза вместе с головой, его вынесли с поля боя без сознания - но его солдаты дошли до конца.

Дракулешти не была героем, который рвется вперед с шашкой наголо. Она сражалась без принципов, чести и правил. Но она понимала, когда надо рисковать всем и в этом бою она вступила в сражение сама. Была версия, что Влада Цепеша по ошибке убили в его последней битве свои же, и  участь предка вполне могла ее постигнуть - в гуще боя, используя скрытность, она едва не осталась без прикрытия и под шквальным огнем. Только Устинов, прорвавшись на УМ к попавшему в беду отряду, смог выручить раненую "вампиршу". Комарова же сделала то, что должна была - перехватила командование "Гидрой", не дав выходу из строя командира повлиять на сражение.

И были еще немногие,  чудом выжившие и куда больше погибших, героически или не очень. Перед смертью все были равны и сегодня она собрала богатую жатву. Кошкин чуть не стал одним из них, оказавшись в отряде Мефодия, почти полностью уничтоженном. Практически все его бойцы погибли, но снайпера еще рано было сбрасывать со счетов и у него было за кого драться. поэтому он следовал за Руми, как мог, и не его была вина, что он вышел из лесу, когда все уже было кончено. Боец был сильно контужен, ранен, но жив и готов сражаться. Правда, уже было не с кем...

- Черт... Живы. Черт дери, живы. - Он посмотрел на японку, которую ему поручили защищать. И пусть он опоздал, но задержал и отправил на тот свет достаточно ублюдков, которые могли до нее добраться. Увидев доктора, только рукой махнул, предупреждая какие-то меры:

- Царапины, плевать на них. - И подошел к Руми, - Извини, что долго шел. Пришлось сказать пару слов этим ублюдкам.

Практически вслед за ним на поляну выехала потрепанная УМ-6А. Крестовский выжал из машины все, что мог, и она, похоже, готовилась отдать концы. Рука со щитом держалась на честном слове, ходовая система явно была на последнем издыхании. Бой был по определению неравным и Крестовский считал каждый выстрел своего орудия, а потом уже сражался тем, что осталось. Капитан вылез из кабины и привалился к машине, пытаясь надышаться воздухом леса... Но тот пах все тем же дерьмом войны. Для каких-то пафосных слов не было ни сил, ни желания. Он просто немного отдышался, и подошел к Бракову:

- Вот и все. И... Дерьмо это все. Но  они лежат, а мы стоим. - Он посмотрел как грузят Яхонтова, прошлое, которое не пожелало умереть окончательно и вернулось портить им жизнь, сплюнул. Когда-то этот сукин сын был для него примером... Но это время давно прошло.  прошлое должно иногда совсем умереть, чтобы будущее настало.

- И стоять будем, потому что больше некому, верно? - Усмехнулся он. Да, так оно и есть. Как вспомнишь, что за тобой больше уже никого нет, так через любую мерзость вперед пойдешь. Так учили. А теперь можно сесть и  отдохнуть. Потому что никто не даст делать этого долго. Потом уже можно сказать Новиковой, выползающей из леса с пулеметом наперевес, что она молодец, как и многим другим... Это подождет, потому что каждый из них уже знает, что все сделал правильно. Как бы не было погано на душе. Кто этого не знал - те не выжили, потому что у них не было силы стоять до конца.

Эпизод завершен.

+2


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка II. Шаг в сторону проклятого » 19 октября 2018 г. Сицилианская защита


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC