Code Geass Adventure

Объявление

Форум открыт для своих.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка II. Шаг в сторону проклятого » 18 октября 2018 г. Нео-Токио, ОЧР, камера, мотор!


18 октября 2018 г. Нео-Токио, ОЧР, камера, мотор!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Дата: 18 октября 2018 года.
2. Временной промежуток: 9:00 - 14:00.
3. Название, охватывающее суть эпизода: Нео-Токио, ОЧР, камера, мотор!
4. Участники: Милли Эшфорд, ГМ.
5. Мастер эпизода: Малкольм Террел.
6. Место действия: улицы Нео-Токио.
7. Ситуация: Милли, стараясь заработать себе репутацию рискового и стоящего репортера, пытается снять сюжет на улицах Нео-Токио, который подвергся нападению ОЧР.
8. Очередность: Милли Эшфорд, ГМ.

0

2

Одета: синий официальный костюм репортера, кремовая блузка, черные туфли на шпильке.
С собой: микрофон, мозги.

-... и, Миили, давай там без всяких опасных сумасбродств и рискованных мероприятий, - напутствовал юного репортера главный редактор канала. Подобные напутствия для неуемной Эшфорд были очень кстати, и ей их раздавали все, кому не лень. Однако начальство имело привычку всерьез тревожиться за эту сумасбродку, благодаря своей отчаянности буквально за несколько месяцев нажившую себе репутацию недурного репортера.
- Все будет по высшему разряду, Кэп! - Махнула рукой Милли, толкая стеклянную дверь. Начальник с первого дня был для нее Кэпом, а все потому, что собеседование он проводил в полосатой рубашке настоящего матроса - вот президент и не удержалась. С тех самых пор, как Милли оказалась в команде CNN, к сотрудникам самым таинственным образом стали прицепляться презабавные и точные прозвища, однако на искрометную блондинку никто не обижался, лишь посмеиваясь друг над другом и величая коллег так подходящими им эпитетами.
И почему все самое ужасное случается в такие прекрасные дни? - подумала девушка, стоило только ей оказаться на улице. День и правда был восхитителен по всем параметрам восхитительного дня, однако ОЧР нужно было устроить бучу на улицах Нео-Токио именно сейчас. Эшфорд тяжело вздохнула, однако энтузиазма из-за этого в ней не поубавилось.
- Поехали, Джо, - махнула она оператору, который загружал камеру в фургон.
Через несколько минут они были уже на месте событий - от CNN было странным образом близко до всех более-менее значимых мест города.

Отредактировано Milly Ashford (2012-01-08 22:41:57)

0

3

Съемочная группа оказалась на месте во время достижения драматических событий самого эндшпиля: пламя пожирало многие объекты в Нео-Токио. Мимо удивленных операторов CNN пробежали трое рэйнджеров.
- Снайпер работает на пересечении следующего перекрестка, - крикнул один из них. – Осторожно тут мы…
Сухой выстрел прозвучал откуда-то спереди и сверху. На груди предусмотрительного рэйнджера расплылось кровавое пятно, а его напарники поспешили оттеснить Милли и ее группу под прикрытие здания.
- Этот гад бесчинствует уже минут двадцать. – Прокомментировал пожилой рэйнджер. – Мы уже и вертолеты вызывали… все бестолку. Не можем определить, откуда ведется огонь.
- Том, - второй солдат удобней перехватил свой П90. – Что тут делает пресса? Мисс, - он обратился к Милли. – Тут опасно. Работает снайпер. Погибло уже восемь военных Священной Британии.
Оператор показал Милли условный знак, который означал, что он думает о том, что происходящее здесь тянет на сенсацию.

0

4

Едва Миллии выбралась из машины, как рядом с удивленным Джо рухнула откуда-то сверху горящая балка. Оператор выругался и инстинктивно отодвинулся в сторону. Девушка осмотрела нанесенный ущерб: добрая треть улиц и зданий были полностью охвачены огнем, который и не думал затухать, а у армии было столько работы по поимки преступников, что до огня им не было никакого дела. Милли уже поправила волосы, приготовившись оказаться в объективе камер, как мимо них тут же пробежали трое рейнджеров, один из которых просвещал товарищей по поводу работы некого снайпера. О, они еще и снайпера выставили. Города в огне им мало?! Однако повозмущаться как следует мисс Эшфорд не успела: сверху раздался какой-то хлопок, больше похожий на новогоднюю хлопушку, и тот самый военный рухнул на асфальт. Милли не первый раз была на подобном задании, а потому ей уже доводилось видеть смерть, однако всякий раз это событие приводило девушку в какое-то тупое онемение, и она еще пару минут не могла ни шевелиться, ни говорить. Вот и сейчас, пока группа военных оттесняла их к фасаду какого-то здания, где, как они думали, могло быть безопасно, журналистка могла смотреть только на то, как на груди убитого расползается красное пятно. Ее это гипнотизировало. Не вид крови, нет, но, возможно, сам акт смерти.
- Этот гад бесчинствует уже минут двадцать, – прокомментировал пожилой рэйнджер, выводя Милли из транса. – Мы уже и вертолеты вызывали… все бестолку. Не можем определить, откуда ведется огонь. - Милли задрала голову, пытаясь найти хоть какие-то следы снайпера, впрочем, без толку. Наверняка он хорошо замаскировался и выбрал самую оптимальную позицию. С той стороны он вести наблюдения не смог бы - те высотки мешают. Оптимальная позиция - сверху. Значит, либо окна верхних этажей, либо крыша. Однако на крыше его бы заметил вертолет.
- Фасад музея проверили? - На автомате спросила она. Впрочем, эта идея не была такой уж плохой: музей современного искусства был достаточно высок, а края крыши выдавались далеко за пределы стен. Так что такой вариант укрытия был вполне вероятен. Кажется, ее присутствие наконец-то заметили.
- Том, - второй солдат удобней перехватил свой П90. – Что тут делает пресса? - И снова этот извечный вопрос! Неужели так сложно понять, что пресса в таких местах как это элементарно работает! - Мисс, - он обратился к самой Милли. – Тут опасно. Работает снайпер. Погибло уже восемь военных Священной Британии.
- Значит, хорошо, что мы не военные Британии, а всего лишь журналисты, - немного жестко оборвала его Милли. - И у нас есть разрешение находиться в местах подобных этому. - Краем глаза президент уловила знак оператора. Впрочем, она и сама уже догадалась, что, если им удастся снять репортаж, он станет сенсацией. А когда подобные мысли приходили Милли в голову, страх оказывался оттесненным на задворки сознания. Поэтому, пока рейндежры решали, что делать дальше, девушка подала знак оператору, показывая, что они могут улизнуть через открытую дверь. Долго добиваться согласия не пришлось. Видимо, все люди их профессии отчаянные сорвиголовы.
Отделавшись - по крайней мере на какое-то время - от военных, блондинка взяла в руки микрофон и дала знак начала.
- Мы ведем прямой репортаж с улиц Нео-Токио, которые сейчас охвачены огнем. Официальные источники сообщают, что виной тому террористические и противозаконные действия Ордена Черных Рыцарей, в результате которых мирные жители оказались под угрозой. Как мы видим, британские военные делают все, что в их силах, чтобы справиться с угрозой, но вражеского снайпера, ставшего причиной гибели уже восьми военных Священной Британской империи, найти пока не удалось. Так же пока что не в силах военных справиться с распространяющимся огнем, однако... - Одно из горящих зданий, находившихся недалеко от съемочной группы, рухнуло, и Милли пришлось прервать репортаж и передислоцироваться. Она махнула ребятам, чтобы направлялись за ней.

Отредактировано Milly Ashford (2011-08-08 21:12:09)

+2

5

Между тем трагедия неконтролируемых беспорядков продолжала разрастаться на глазах. Милли вела свой репортаж из типичного очага. Солдаты так и остались рядом, обеспечивая безопасность отчаянной съемочной группы. Неожиданно в небе появился боевой британский вертолет, однако из одного из ослепших окон ближайшей высотки вырос белый хвост, образовавшийся за запущенной из ПЗРК ракетой. Вертолет огрызнулся ловушками, но ракета все же настигла его.
- Вижу зенитный комплекс в шестом квадрате, - немедленно отреагировал один из солдат. – У нас минус одна вертушка!
Драма развивалась: вот еще пара вертолетов отстрелялась по жилой высотке, где был замечен враг. Здание тот час же ощетинилось двумя широкими провалами.
Оператор тут же остановился и принялся снимать сбитую винтокрылую машину, горящую прямо посереди улицы. Неожиданно Милли ясно заметила, как между двумя каменными горгульями на фасаде музея блеснул солнечный зайчик. Оптика неведомого снайпера смотрела в сторону съемочной группы.

0

6

Милли уже приготовилась описывать зрителям нескончаемые беспорядки вокруг, когда оператор неожиданно переключился с нее на небо за ее спиной. Девушка резко обернулась, судорожно стиснув зубы, и онемела, наблюдая падение военного вертолета. К этому нигде не готовят. Тем более в Академии для аристократов. На подобные новости желудок все время реагировал одинаково - это все равно что найти труп ребенка в ванной. Однако со временем журналистка научилась сдерживаться. Ровно до тех пор, пока не окажется за пределами досягаемости видеокамер.
Одно теперь было понятно: едва ли все это мог сделать один единственный снайпер. Это была четко спланированная операция. А, насколько Эшфорд знала, ОЧР никогда не предпринимали напрасных действий. Устроить беспорядки на улицах только для того, чтобы саботировать действия военных - тоже не сильно в их стиле: до мирных жителей им дела не было и нет, а потому ОЧР по возможности стараются их не трогать. Тогда что? Какая-то конкретная цель? Возможно, заманить сюда людей, которые представляют реальную угрозу? Рыцарей Круга? Или даже генерал-губернатора... Но такой масштаб... Они чего-то очень сильно хотят. Знать бы чего...
Вертолет рухнул где-то справа, Милли приложила все усилия, чтобы не зажать уши - грохот стоял жуткий, звуки выстрелов слышались ото всюду, но камера до сих была включена и теперь переключилась на нее. Британские военные ответили огнем по жилому зданию. Они же эвакуировали людей из этого района? - запоздало подумала блондинка, снова начиная свою просветительскую деятельность.
- События продолжают развиваться. На помощь Британской армии высланы воздушные силы, однако... - Неожиданно девушка заметила, как по фасаду музея искусств пронесся солнечный зайчик. Едва ли серый камень блестит на солнце... Отсвет от оптики? Если я подниму панику, он поймет, что обнаружен и попробует скрыться, но если я потрачу время на доказывание своей точки зрения военным, опасности подвергнемся мы все. Нужно просветить военных где-нибудь в другом месте. Зачем ОЧР убивать журналистов? Все эти мысли пронеслись в светлой во всех смыслах голове президента за какую-то долю секунды. Впрочем, нажать на курок тоже много времени не требовалось.
- Там что-то есть! - Крикнула Милли, указывая в противоположную сторону от музея, и рванула за угол ближайшего здания, полная уверенности, что съемочная группа последует за ней. Благо, здание было в двух секундах бега, и по истечении этого времени блондинка, съемочная группа и военные, их окружавшие, уже прятались от зоркого прицела за углом. Главное, чтобы он не успел слинять за то время, что я буду спорить с этими упрямыми баранами!
- Что тут, Милли? - Грозно потряхивая камерой, осведомился Джо. Этот человек вызывал у девушки восхищение: она не всегда себя-то унести могла, а он круглый год таскал на плече черную махину и при этом оставался как бы вне происходящего. Милли дернула плечом, быстро снимая с ног каблуки и одновременно просвещая рейнджеров.
- Не здесь. А на фасаде музея, который кто-то не проверил! - Гаркнула она в самой не свойственной ей манере. - Ваш снайпер там. Я видела. И вместо того, чтобы доказывать мне, насколько я не права, потрудитесь лучше его оттуда снять, пока он еще кого-нибудь не убил. Вас, например. - Что-что, а убеждать она умела. Во всяком случае, она искренне верила, что и в этот раз ее дар убеждения кому-то поможет. Очень бы хотелось.

Отредактировано Milly Ashford (2011-08-10 18:50:00)

+2

7

- Центр, - солдат поколебался, но все же вышел на связь с оперативным командованием. – У нас предполагаемый снайпер на фасаде музея в квадрате F-6-20.
Вертолетной поддержки не пришлось долго ждать. Еще пара машин уверенно зашли на цель.

- Смотри, - человек в комбинезоне грузчика, наблюдавший за событиями, через снайперский дальномер кивнул своему напарнику. – Теперь у вас есть еще пара заходов на цель в этом квартале. Потом можете сниматься.
- Понял, - второй «грузчик» поднял с пола объемную спортивную сумку. – У нас есть потери, но они не выходят за рамки установленные сверху.
- Продолжай, - владелец дальномера еще раз нащупал взглядом группу британских журналистов.
«Если бы не приказ», - подумалось ему вдруг. – «Как обидно ограничивать свои возможности, словно ты находишься на «своей» территории».

Тем временем отключилась вся связь. Не работали не только мобильные телефоны, но и армейские мощные рации.
- Если это «Черное Восстание», то я принц датский, - бывалый рэйнджер из усиления случайно попался Милли на глаза. – Сначала они били военных, чтобы организовать больше паники. А теперь эти деятели «потеряли» снайпера. Только увидела этого снайпера почему-то юная мисс, а не все мы. Они чего-то ждут!
- Помалкивай уже, - беззлобно буркнул солдат с рацией. – Теперь вообще непонятно что делать. Будем ждать курьера из ставки или штаба полка.
Повисшее было над улицей некоторое молчание, было вновь нарушено одиночным выстрелом. И снова выкрики «Снайпер!!!».
- Что делаем? – Джо старался захватить в объектив как можно больше «горячих» фактов. – Интересно, что произойдет дальше!

0

8

Милли не была настолько глупой оптимисткой, чтобы надеяться, что с устранением одного снайпера все прекратится. Напротив: как только раздался выстрел с другой позиции, теория девушки о том, что все это чательно спланированная операция, а не просто глупое опрометчивое нападение на британских солдат, только подтвердилась. Жаль, что для этого еще кому-то пришлось погибнуть. Однако вопрос заключался в другом: что они хотят получить и как можно прекратить эту бессмысленную бойню. Конечно, это было совсем не ее дело - ее работа наблюдать за событиями и объективно излагать факты. Но трудно, знаете ли, оставаться объективной, когда у тебя на глазах гибнут невиновные люди.
- Сначала они били военных, чтобы организовать больше паники. - Нет, не так. Военные, скорее, следствие. Возможно, они ждут рыбку покрупнее. Для чего устраивать панику в самом центре города? Ловушка? - А теперь эти деятели «потеряли» снайпера. Только увидела этого снайпера почему-то юная мисс, а не все мы. Они чего-то ждут! - Раздался голос военного справа от нее. Потеряли? Выходит, этот снайпер хотел, чтобы его заметили. Отвлекающий маневр? Милли, ты глупая женщина! Могла бы и догадаться! Паника между тем нарастала: отказали военные рации и связь простых смертных, тип мобильных телефонов, тоже вышла из строя. Глушат сигнал? Для этого, вроде как, нужна мощная техника и какая-нибудь вышка или маяк... Рассчитывают на еще большую панику? Конечно, в центре подумают, что здесь совсем черная дыра и вышлют подкрепление... Скорее всего, найтмеры.
- Что делаем? – Вернул ее к реальности Джо. Милли была благодарна, что хоть кто-то не забывает о работе. В самом деле, чем она может быть полезной? Только делать то, что умеет. – Интересно, что произойдет дальше! - И это тоже прискорбно: людям вроде нее и Джо всегда лишь интересно, но никогда не жаль. Милли вот, допустим, думала только о том, как поймать и снять этих повстанцев, а не о том, как потушить пожар и сократить число жертв.
- Надеюсь, вы эвакуировали весь район, - обратилась она к солдатам. -Захвати вон то горящее здание: все-таки чуть ли ни мерия. - Это уже было адресовано Джо и его камере. Сама Эшфорд не знала, как еще можно прокомментировать эту ситуацию: сказать правду - посеять панику, не сказать - урезать масштабы сенсации и оставить людей без информации. Смотрите, у нас здесь этическая проблема... Благо, хоть репортаж возможно продолжать. Боже, благослови технический прогресс.

+1

9

Глушение всех каналов связи привело к тому, что пришлось использовать прямое подключение на случай ЧП. Кабельная система у CNN была, однако за последнее время пользоваться ею приходилось нечасто.
Поэтому теперь съемочная группа Милли оказалась скована своим фургончиком, который поспешили подключить к кабельной линии. Однако эксклюзив подать так и не вышло. Милли, как и все жители Токио,
увидела выступление Зеро, которое транслировалось на всех возможных частотах.
Эксклюзив, пусть уже и не из прямого эфира, был обеспечен. Съемочная группа cпешно занималась своими обычными делами: брали интервью у всех очевидцев событий. Тем более, что снайпер окончательно затих. Создавалось впечатление, будто буря уже успокаивается. Все улицы перегорожены блокпостами,
а в небе полно вертолетов. Неожиданно для всех со стороны городской линии появился человек, который шагал едва передвигая ноги:
- Э-эй! – Он хрипло закричал. – Я из гипермаркета «Затмение»! У нас весь подвал начинен взрывчаткой! Мне чудом удалось выбраться из здания!
Новое сообщение вызвало новую волну паники. Забегали все.
- Мисс, - один из солдат обратился к Милли. – Находиться в этом квартале становится уже не просто опасно, а крайне неосмотрительно. Быть может не будете рисковать?

0

10

Милли терпеть не могла быть ограниченной в действиях, но теперь ей и ее съемочной группе нельзя было отдаляться от фургончика, который обеспечивал им подключение к кабельному. Благо, весь этот дурдом постепенно сходил на нет, и теперь у них стало намного меньше работы, в которой сама мисс Эшфорд уже практически не была задействована: парочку интервью с военными, впечатления очевидцев, объективная оценка нанесенного урона. Ага, объективная, как же... Британия исказит факты, обернет их в свою пользу и против ОЧР. Впрочем, в этом и заключается политика. А политики частенько лишают журналистов работы.
Только вот это выступление Зеро. Этот персонаж, появляясь на экране, каждый раз бьет все рейтинги CNN и обеспечивает сенсации. Они, понимаешь, трудятся, трудятся, а этот просто захватывает частоту и вещает свои дурные и крамольные мысли - все, эффект обеспечен. У Милли даже пару раз возникала сумасшедшая идея похитить предводителя повстанцев, запихнуть в мешок и приволочь на собственное шоу - вот уж будет зрелище. Как шоу-меном и оратором она им восхищалась: мало кому удавалось так вдохновить и запугать публику. Да и как политик он был неплох: каким-то образом всегда на шаг впереди, обгоняет события и обеспечивает им репортажи. Но вот кражу ее экранного времеи простить ему никогда бы не смогла. И, конечно, не до конца была согласна с его идеями, но это, разумеется, для аполитичной Милли вторично.
Британские военные тем временем явно взяли ситуацию под контроль: куча вертолетов в небе, снайпер больше не бушует, улицы перекрыты. И вдруг, как всегда бывает в дрянных боевиках, случилось нечто.
- Э-эй! – Прихрамывая и еле волоча ноги, к ним навстречу шагал какой-то мужчина. – Я из гипермаркета «Затмение»! У нас весь подвал начинен взрывчаткой! Мне чудом удалось выбраться из здания! - Вот когда так говорят, явно что-то нечисто. Милли была особой циничной, а потому первым делом при виде умирающего испытывала не жалость, а любопытство и подозрение. Это же качество помогало ей оставаться относительно спокойной, пока остальной народ суетливо носился туда-сюда.
- Мисс, - один из солдат обратился к Милли. – Находиться в этом квартале становится уже не просто опасно, а крайне неосмотрительно. Быть может не будете рисковать? - Быть может, вы уже отвалите от меня? Само собой, она разозлилась. Как ту не злиться, когда тебе все время не дают работать?!
- Вас что, взрывчатка пугает больше, чем профессиональный снайпер? - Язвительно осведомилась девушка, направляясь к тому самому рабочему гипермаркета.
- CNN, - представилась она, поднося к губам мужчины микрофон, хотя ее целью было далеко не интервью. Тем не менее, ему об том знать не обязательно. - Расскажите нам, что произошло. И как вы выбрались? Есть ли другие заложники? Чего хотят подрывники, и кто они такие? И, главный вопрос, вы гражданин Британии? - Для интервью вопрос, конечно, далеко не самый главный, но вот для выводов...

+4

11

- Они заминировали все! – Человек был на грани психического расстройства. – Говорили, что после обеда подойдет бронетехника и всему Нео-Токио конец! Это новое Черное Восстание… снова хаос в 11 секторе…
С этими словами бедняга рухнул в обморок. К нему сразу же подбежали военные санитары, но наступившую было тишину, рассеял негромкий хлопок далекого выстрела. Один из санитаров упал, а другие принялись стремительно убегать.
Милли и её оператор остались одни. Но смерть не спешила их посещать. Только лежал на земле потерявший сознание человек, да кричал раненный санитар.
Неожиданно репортерша почувствовала некоторый дискомфорт...
- «Дельта-5» Фениксу, прием, - Кайл Стэйсон наблюдает за застывшими репортерами через оптику. – Прием. Прошу разрешения нарушить приказ. Прием… - командир молчит. Снайпер колеблется долю мгновения. Но тут он видит, как в оканах одного из соседних зданий появляется группа полицейского спецназа.
«Черт, полковник…» - Стрелок хмурится. – «Будь по-твоему. На этот раз я выполню приказ».
Кайл переводит винтовку на полицейских и вскоре еще двумя британскими блюстителями порядка становится меньше. Хаос продолжается.

+2

12

- Они заминировали все! Говорили, что после обеда подойдет бронетехника и всему Нео-Токио конец! Это новое Черное Восстание… снова хаос в 11 секторе… - Прокичал парень, прежде чем отрубиться. Замечательно, просто блеск! Ладно, теперь хотя бы ясно, что он едва ли к этому причастен. Впрочем, как и всегда - никаких гарантий. Милли отошла немного в сторону, освобождая пространство для суетящихся санитаров, и повернулась к Джо.
- Как мы видим, террористическая группировка, называющая себя ОЧР, продолжает сеять беспорядки на улицах Нео-Токио. А потому Британское правительство недавно обратилось к жителям района с просьбой покинуть опасную зону. - В этот момент Джо крупным планом заснял лица санитаров и обморочного информатора. - Милли Эшфорд для CNN. Мы следим за развитием событий. Оставайтесь в курсе. - Девушка опустила микрофон, оператор выключил камеру. Он уже приготовился снять ее с плеча, когда, неожиданно для всех, в плечо одного из санитаров угодила метко пущенная пуля. Милли дернулась от душераздирающего вопля и махнула Джо, чтобы он снова начинал снимать. Однако ему подобные приказы были ни к чему - на подобные вещи реагировал он в разы быстрее, чем журналистка.
- Сейчас творится что-то невообразимое: мало того, что информация с заложенной взрывчаткой остается не подтвержденной, так еще и враждебный снайпер снова начал действовать. На этот раз ранен один из санитаров "Скорой помощи". Встает вопрос: неужели у ОЧР совсем отсутствует понятие чести? - Подобные штампованные вопросы действовали на зрителя гипнотически - и Милли об этом знала. Хотя сама обычно лишь фыркала, заслышав из по телевидению или радио. Конечно, давить на жалость и высокие моральные ориентиры публики - ее работа, и она должна была ее выполнять. Но все это было довольно противно. В конце концов, это война, а значит, что все эти люди в центре событий дали добровольное согласие на смерть.
Стоило только об этом подумать, как по телу тут же прошла дрожь холодного ужаса, словно кто-то поднес нож к ее горлу или же держал ее на прицеле. Журналистка застыла, не в силах пошевелить и рукой: слова застряли где-то в горле, все тело будто свело огромной судорогой. Она даже не могла набрать в легкие воздуха, потому что боялась моргнуть и пошевелиться, хотя едва ли рефлекс "застыть" мог помочь в этой ситуации - она же не от змеи маскируется. Эшфорд закрыла глаза и постаралась сделать вздох, при этом искренне надеясь, что он не станет последним в ее жизни.
Боже, Милли, ты просто себя накручиваешь. ты же не веришь в шестые чувства. Интуиция - возможно. Но интуиция, подруга, вовсе не показатель. Хватит трястись! Тому пареньку на асфальте явно гораздо хуже, чем тебе!
Ступор прошел так же неожиданно, как и начался. Его словно рукой сняло. Девушка спокойно выдохнула и расправила плечи. Ну вот, говорила же: накрутила. Журналистка улыбнулась своим мыслям, безусловно испытывая облегчение от того, что это все лишь плод ее фантазии, - а как иначе, если выстрела так и не последовало: глупо было бы полагать, что снайпер сжалился над очаровательной репортершей, - и ринулась к санитару и служащему гипермаркета. Впрочем, первому она ничем не могла помочь: для помощи при огнестрельных ранах нужна была минимум аптечка, поэтому она просто старалась игнорировать его крики, а вот пульс второго ей-таки удалось нащупать. Слабый, но все же он был. Это подтверждало тот факт, что парень действительно в отрубе и что он, скорее всего, непричастен. А значит, нужно узнать, как он выбрался и вывести других заложников, если они есть.
Информации про заминированный магазин до сих пор не было. Ее группа не смогла ничего выяснить даже у военных: рации не работали, связи по-прежнему не было.
- Подгоните машину: мы едем к гипермаркету, - крикнула блондинка кому-то из своей группы. - И скажите уже этим врачам, что спасать раненных - их профессиональный долг! - Девушка кивнула на санитара и служащего универмага и быстрым шагом направилась к своему фургончику. По-прежнему, без обуви - ее она сняла еще за углом того дома, когда разглядела снайпера.

Отредактировано Milly Ashford (2011-08-19 20:04:25)

+2

13

Прибытие на место предполагаемой съемки состоялось довольно быстро. Военные группу Милли сопровождать не стали. Видимо для них бесшабашность репортеров была чем-то новым и они просто не могли понять, как можно себя так вести в горячей точке.
Впрочем, у указанного гипермаркета съемочную группу ждал неприятный сюрприз. Мародеры. Это явление случается даже в весьма цивилизованных и развитых странах. В сущности, мародерство – наследие генетической памяти человека. Государство заставляет большинство законопослушных граждан оставаться такими. Но как только случается ЧП, которое затрудняет прямое исполнение законодательства, всегда находятся люди, вспоминающие свои животные инстинкты. Эти люди, что самозабвенно грабили опустевшие на время кризиса гипермаркеты, были интернациональны. Их было очень много: не менее сорока человек. И они очень заинтересовались, когда увидели микроавтобус прессы.   

ООС: около восьми мародеров поспешили к машине съемочной группы. Милли предстоит принять решение: стоит ли оставаться в этом небезопасном месте

0

14

Вообще-то, мародерство само по себе - проявление остаточных инстинктов со времен каменного века, когда "грабануть соседа" гораздо важнее, чем "сбежать от приближающегося мамонта". Таковы уж люди, чаще всего в опасных ситуациях в них пробуждаются низменные рефлекса, а отнюдь не благородные побуждения. Но Милли, работающая в той сфере, где к людскому лицемерию и глупости приходилось привыкать, уже ничему не удивлялась.
Странно, неужели они не слышали про взрывчатку? Хотя, могли и не слышать: кабельное - оно ведь кабельное, да и и информация не подтверждена, а военные предупредить не могут - связь-то накрылась. Но, как бы то ни было, мисс Эшфорд знала, что один людской рефлекс совершенно точно сильнее алчности, жадности и надежды остаться безнаказанным - имя ему "самосохранение". У тех индивидов, у которых он отсутствовал... Впрочем, таких не было, поэтому Милли и надеялась, что сможет убедить эту веселую мародерскую компанию покинуть гипермаркет - не разумом, так страхом.
Только вот идей по этому поводу у нее еще не родилось. Но, рассудив, что в вагончик можно успеть запрыгнуть всегда, журналистка покосилась на приближающуюся толпу. Я только что пережила снайпера ОЧР! Вы что, думаете я испугаюсь группки неубедительных опоенных безнаказанностью граждан? Впрочем, подумать было намного проще, чем сделать.
Так, в любом гипермаркете должен быть черный вход. Наверное, через него этот парень и сбежал.
- Джо, мы подъедем с другой стороны: там, скорее всего, нет стекол, а бить кирпичную стену даже эти дурни не станут, - резво запрыгнув в машину, протараторила Милли. Оператор сдержанно кивнул, и, проверив, все ли на месте, вдавил педаль газа в пол.

0

15

Выбор другой стороны гипермаркета был более чем удачным решением: машина со скрипом тормозов остановилась у открытого черного хода. Показательным было то, что на улице у помещения располагались несколько трупов охранников.
- Не нравится мне это место, - Джо с настороженным видом постукивал носком туфли по педали газа. – Каким образом тот несчастный освободился отсюда? И почему он только один?
Повсюду были слышны звуки уличных погромов. Безумство овладевало толпой. Но было ли это безумство стихийным, или каждое действие планировалось кем-то заинтересованным?

0

16

- Не нравится мне это место. Каким образом тот несчастный освободился отсюда? И почему он только один? - Тихо произнес Джо, пока Милли удивленно пялилась на распахнутую дверь гипермаркета. Заходи, кто хочешь, бери, что хочешь? Как-то слишком по-идиотски неосторожно для ОЧР.
- И освободился ли вообще, - так же тихо ответила Эшфорд. На самом деле этот парень не давал ей покоя с самой первой минуты его эффектного появления: единственный, кто сбежал, да еще и панику поднял, стоило только начать расспрашивать, хотя до этого выглядел весьма вменяемым и адекватным. Хотя Милли сама его осматривала, пока бравые санитары прятались по углам, поэтому могла ручаться, что пульс у него действительно был как у впавшего в спячку слона - медленный и слабый, а такое едва ли подделаешь. Разве только специальными препаратами, но это сейчас наверняка не узнать. А потому распахнутая дверь и гостеприимное приглашение войти девушку совсем не радовали. - Что-то мне подсказывает, что плюшками нас здесь угощать не будут.
Возможно ли, что это еще одно просто представление? Только для того, чтобы посеять панику? Как-то слишком лихо... Или же они хотели прогнать всех с главной площадки своего маленького спектакля? Но военные остались там, поэтому волноваться не о чем. Но зачем тогда глушить связь? Вообще-то, это логичный ход. Для какой-нибудь масштабной операции, а не для простой бомбардировки улиц Нео-Токио. Значит, будет второй акт пьесы. И тогда, возможно, взрывчатка в этом гипермаркете не совсем декорация. Но эта открытая дверь... Либо ОЧР обнаглели вконец и никого не боятся, либо они просто не особо внимательны, либо это ловушка. Последнее вероятнее. А я едва ли могу сойти за героя. Вот где Сузаку, когда он так нужен?! Хоть был бы материал для съемки...
- Джо, я думаю, нам здесь делать нечего, - начала журналистка, захлопывая уже было открытую дверь автомобиля. - На сенсацию мы сегодня уже совершенно точно наснимали, кэп нам поклоняться будет и, возможно, выплатит премиальные, а туда, - девушка указала на дверь, - лезть смысла я не вижу. С взрывчаткой пусть военные разбираются. Только предупредим их, что этот обморочный парень, возможно, не совсем пострадавший.
Милли была слишком расчетливой и достаточно эгоистичной, чтобы не подвергнуть себя такому откровенному риску. То есть, снайперы для нее были не помехой, пока была загадка и хотя бы один шанс не влипнуть, ну, еще и материал для съемок, но лезть в заминированное здание, учитывая, что там, возможно, не окажется ни заложников, ни ОЧР, девушка считала откровенно глупым.
Правда, если Джо все же захочет снять этот сюжет, ей все равно прийдется идити с ним, но здесь уже глупость будет не ее...

Отредактировано Milly Ashford (2011-08-30 13:25:21)

+3

17

- Джо, я думаю, нам здесь делать нечего, - Оператор выразил свое одобрение едва заметным кивком. - На сенсацию мы сегодня уже совершенно точно наснимали, кэп нам поклоняться будет и, возможно, выплатит премиальные, а туда, - Джо посмотрел в указанную сторону, - лезть смысла я не вижу. С взрывчаткой пусть военные разбираются. Только предупредим их, что этот обморочный парень, возможно, не совсем пострадавший.
- Поехали-ка лучше в студию, - Джо уверенно крутанул рулевое колесо, разворачивая фургон. – Хватит с нас на сегодня. А военные пусть сами разбираются. Мы и так сегодня гуляли по настоящему полю боя. Пришло время пожинать заслуженные лавры…

Уже спустя несколько минут микроавтобус спешил на родную студию, которая тоже оказалась оцеплена военными. После выступления Зеро весь 11 сектор стоял на ушах. Но для службы новостей такие дни лучшее, что только можно желать. Именно те, кто освещают подобные события, и становится знаменитостями…

Конец Эпизода.

0


Вы здесь » Code Geass Adventure » Арка II. Шаг в сторону проклятого » 18 октября 2018 г. Нео-Токио, ОЧР, камера, мотор!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC